Щука как символ власти

А получается вот что. Слышу я, к примеру, какое-нибудь обычное словцо из нашего лексикона актуально-политического – и тут же, еще и врубиться-то не успею, как вспыхивает в мозгу какая-нибудь словесная хреновина.

Власть  – значит, хозяин и челядь…  

Чиновники – откатчики, выгодополучатели, мужья бизнесменок…

Журналисты – провокаторы, инсинуаторы…

И так нелицеприятно – практически по всему спектру общества.

Депутаты – они же тайные Корейки, сексбольшинство…

Бизнес: если мелкий – то шаромыги, ну а крупняк – недропотрошители, яхтсмены, зав. спортклубами…

У оппозиции тоже синонимы не слишком лестные – это, естественно, иностранные агенты (причем с ударением на первом слоге), любители леса, блондинка в шоколаде (как же без нее?!)…

Мигранты  - это наше будущее (правда, дальше синонимы уже погрубее)…

Полиция – ну, это я вообще воспроизводить не решаюсь…

Причем сам-то я, конечно, так не считаю. Сам я человек вполне разумный, умеренный, не радикал – и вот такая зараза синонимическая в мозгу образуется. Вроде как икота нападает.

И получается: кого у нас ни возьми, ни один приличный синоним в голову не приходит. Это же ненормально!

Я уже и бороться с собой как-то пытался. Только заслышу что-то такое лексически возбуждающее  – тут же себя усиленно, словно злую псину, успокаиваю: они хорошие! хорошие!.. Но – бесполезно.

Позвонил по этому поводу в институт словесности, а там неожиданно заинтересовались, попросили прислать эти мои синонимы, может, даже вставят кое-что в словари.

– Но почему же, – спрашиваю, - они у меня такие неодобрительные, у них и значение-то другое?! У синонимов, я слышал, так не должно быть.

– Значение, – говорят, – со временем часто меняется, и не всегда в положительную сторону.

– Но я же вовсе так не думаю! – оправдывался я на всякий случай.

– Ну, это уже не по нашей части – обращайтесь к психиатрам.

Пошел к психиатру. Тот выслушал меня, попросил показать язык, проверил на синонимы, потом говорит: – Явление интересное, у меня первый раз такой случай лингвистический. Давайте, – говорит, – будем вас лечить Эпиктетом, это такой древнеримский философ был. Так вот он учил: слышишь какую-нибудь худую весть: кто-то умер, заболел, угодил безвинно в тюрьму, тут же убеждай себя: это только смерть, болезнь, тюрьма – и ничего больше. То есть, не надо ничего плохого от себя домысливать, гони прочь все эти глупые  синонимы, ассоциации…

Попробовал лечиться по Эпиктету, всё как он предписывал. А эти словечки, заразы, все равно выскакивают, да еще нелепей прежнего, вроде как в обход по-хитрому лезут. Их даже синонимами назвать трудно...

Пошел опять к психиатру, снова показал язык, снова проверка на синонимы.

Он: – Власть.

Я: – Нефтянка.

– Еще.

– Физкультура и спорт.

– Дальше.

– Щука.

– Еще.

– Шубохранилище.

– Достаточно. – А сам нахмурился, не знает, видно, чего со мной делать. Наконец, говорит: – Давайте так, борьбу с вашими синонимами временно прекращаем, пусть лезут, но только к каждому из них тут же приставляйте частицу «не»: не жулики, не лицемеры, не владельцы и т.д. То есть, всё без промедления отрицать.

Ну вот теперь с этой самой частицей «не» и живу. Конечно, о полном излечении говорить пока рано, но настрой уже во всяком случае не негативный.

Источник: топ 100 блогов Александр Ларин
 

.

Loading...
Loading...