ДМИТРИЙ ЯКИМОВ (Петербург)




P.S.

Несмотря на то, что вы, господа, зверье,
Я любил вас всех, поскольку любил Ее,
И в то время, как я просто ее любил,
Я был лучше, чем на самом-то деле был.
Я открыл в себе огромный запас добра
Для любой блохи, мокрицы и комара.
И комар летел без страха в мое жилье.
Я не бил его, поскольку любил Ее.
Я всю жизнь стоять на цыпочках был готов
И жалел людей не менее чем скотов.
И всегда ходил с улыбочкой, как дебил,
Потому что я уж очень Ее любил.
Чтоб в конце концов все это суметь забыть,
Чтоб в стране волков с волками по-волчьи выть,
И легко давить мокриц, комаров и блох,
То есть стать таким, каким меня создал бог…

2013


Последняя песенка братца Кролика

Мой братец Лис,
Как гол терновый куст.
Последний лист трепещет из последних
Увядших сил. В нем нет тех красок летних,
Пусть он красив по-своему. И пусть.

Прости меня,
Мой вечный верный брат.
И пусть хранят зимой лесные боги
Твой зоркий взгляд, и резвый ум, и ноги.
А я кругом пред ними виноват.

Я нынче бел,
А все черным-черно.
Куда глядел небесный оформитель…
И, сняв ружье со стенки, местный житель
Довольно ухмыляется в окно.

2013


Старинная новошотландская песенка (из Ника Кейва)

Когда бы ты была со мной,
Я б не читал газет,
И с наглой рожею свиной
Не лез бы в высший свет.
Не воровал бы миллион,
Не ездил в Куршавель,
И вместо крови пил бульон,
А ел один щавель.

Я нес бы всем покой и мир
И не внимал молве.
И подарил бы тем, кто сир,
Последний «BMW».
И жил бы припеваючи,
И стал бы всем как брат.
И повстречав меня в ночи,
Прохожий был бы рад.

Но ты, моя ли в том вина,
Ты не моя, увы,
А почему-то ты жена
Градского головы.
И для того, чтоб ты была
Его, а не моей,
Он и творил свои дела –
Одно другого злей.

Налей-ка «Гинесса», халдей,
Насыпь-ка порошка.
Да, я убийца и злодей,
А кто не без грешка…
Напрасно он качал права,
Брателло, ей же ей!
И ты была б еще жива…
Когда б была моей.

2010


...for what, you have tamed

Я привязан к тебе,
как собака у супермаркета,
Что весь день сидит,
притороченная к столбу.
Ей не голодно там,
ей не холодно и не жарко там,
Ей ни снег, ни дождь
не мешают смотреть в толпу.

Ты ушла не вчера.
Но, конечно же, тем не менее,
Я уверен, что
ты по-прежнему там – внутри.
У собак никогда
не бывает другого мнения,
Хоть они вообще
не читали Экзюпери.

Мы сидим у столба,
настороженно и встревоженно,
Ожидая по
умолчанью. Вокруг темно,
А хозяин давно
попивает чаек с пироженым.
Но об этом ей,
как и мне, узнать не дано.

2009-2013
 

***

Как съедешь с кольцевой, затем все прямо, прямо…
Бог знает до каких болот или высот,
Покуда не прервет зияющая яма
Твоих нелепых грез безудержный полет.

От Красного Села до суетной Кипени
Все так же по прямой, минуя Анташи,
Летит ночная тень иль тень вчерашней тени –
Все то, что у тебя осталось от души.

Уже не исцелят тоски иные страны,
Когда исчезла цель, остался только путь.
Бегуницы долой, Зимитицы, Корчаны,
И в Пружицах забудь налево повернуть.

А после все равно куда, уже неважно,
Хоть к черту на рога. Как съедешь с кольцевой,
До Красного Села еще не очень страшно,
А дальше только плач, и лай, и чей-то вой.
Не твой ли? Твой…

2013


***

Кто-то любит Рильке,
Кто-то - Фирдоуси,
Кто-то ценит Блока,
Кто-то - Басе.
А я люблю кильку
В томатном соусе.
А я люблю тока
Кильку. И все.

2011
 
Ein Glueck

…Там его выдают – в неприметном сером казенном доме.
Чтоб народ не стоял много лет напрасно – зовут повесткой.
Я полжизни прождал, все бурчал в том смысле, мол, больно надо.
А на днях получил – побежал вприпрыжку, летел, как милый.

Поскользнулся в дверях, уронил старушку, ушиб лодыжку.
Прошипел «виноват», ну, а кто здесь вовсе невиноватый,
На последней ноге этажей семнадцать скакал без лифта,
Но вошел в кабинет, предъявил, что надо, и вот – вручили.

Я его рассмотрел, все в каких-то странных зеленых пятнах,
Словно много веков пролежало где-то в пыли на складе,
Повертел так и сяк и спросил – а нет ли какой ошибки,
Это точно ль мое, а не той старушки, что скачет следом?

Нет, сказали, у нас здесь ошибок в принципе быть не может.
Вот реестр, а в нем - инвентарный номер – все честь по чести.
И тогда я вскричал, чтоб не ждать напрасно еще полжизни:
- Где здесь главный у вас? – И они вздохнули, и вышел главный.

Здравствуй, он произнес, это я – твой Отче, небесный пастырь.
Здесь тебе не базар, чтобы долго щупать и выбрать мякоть.
Забирай, что дают, и не спорь, дружочек, не плачь, не сетуй.
Это счастье твое… Заверни и помни – могло быть хуже…

2010-2013

***
Каждую осень, я слышу, Акка, тебя с балкона.
Сердце с годами стучит сильней, чем во время оно.
Все еще может со мной случиться помимо чуда,
Кроме того, чтобы ты меня унесла отсюда.
Каждую осень моя душа над ночной столицей
Кружит и рвется куда-то прочь перелетной птицей
За уходящим летом, за криком крылатой стаи…
Нильс, собирайся, где ты?! Скорее. Мы улетаем.

2013


 

.

Loading...
Loading...