Елена Владимировна Леонова



Дом среди листвы

 
 Ты обещал мне дом среди листвы
 Построить на ветвях. Чтоб звезды можно
 Сквозь крону видеть. Чтобы пыль молвы
 Не поднялась  от ног  неосторожных.

 Ты обещал укрыть своим крылом
 Чтоб холод ливней не коснулся тела.
 Ты так хотел построить этот дом…
 Но вся листва внезапно облетела.


 Да, можно дом – из глины и камней.
 И  с крышей из зеленой черепицы.
 Но звезд не будет в комнате моей,
 А сквозь окно  их свет не просочится.
 
  Ты обещал мне дом среди листвы
 Построить на ветвях. Чтоб звезды можно
 Сквозь крону видеть. Чтобы пыль молвы
 Не поднялась  от ног  неосторожных.



Преломление в бесконечность
 

 Все проходит.  Задолго до нас
 Обозначены  предначертанья.
 В небе августа звездный  Пегас
 На повозке везет предсказанья.

 Кто-то, видно, заранее знал,
 Что душа моя, вдруг, опустеет.
 ТАйной формулой он  рассчитал
 День, когда мое сердце прозреет.

 Отшумит. Отгорит. Отболит.
 Новой кожей ожоги затянет.
 Долгих будней суровую нить
 Этот кто-то наматывать станет.

 Все пройдет. По тропинкам разлук
 Наши души спускаются в вечность.
 Все... Проходит... И замкнутый круг
 Преломляется в «бесконечность».


Полет Маргариты
 

 Нежные пальцы прошлись  по лоснящейся коже,
 Тело наполнилось тайной и дьявольским светом.
 Стала свободней и стала немного моложе
 Лунным сияньем, как легкой вуалью  одета.

 Сердце стучит, и расправлены тонкие руки,
 Ноет душа в предвкушеньи ночного полета.
 Миг ожиданья, миг страшной и сладостной муки…
 Боль или счастье  подарит неведомый кто-то?


 Ставни раскрыты, и ветер лицо обжигает,
 Волосы треплет своею холодной рукою.
 Сладость греха над землею тебя поднимает.
 Тайна пугает, но властно зовет за собою.

 От подоконника легкой ступней оттолкнулась
 И устремилась в огромное звездное небо!
 Ночь за спиной, как вода ледяная, сомкнулась…
 Тот не поймет, кто в полете над городом не был.

 В бешеной пляске несутся пространство и время,
 Нынче все можно и будет все так, как захочешь.
 Сброшено будней унылое тяжкое бремя.
 Ты – королева волшебной, загадочной ночи.



Стеклянный мир
 

 Мы с тобой убежать хотели
 От дождей и холодных ветров.
 От слепых февральских метелей.
 От ненужных людей и слов.
   

 И не в замке – в чужой квартире,
 Возводили мосты и башни.
 И казалось, что в этом мире
 Нам с тобой ничего не страшно.


 Наш дворец на краю вселенной
 Мы пытались наполнить теплом.
 Только  пол и  высокие стены
 Оказались…  хрупким стеклом.


 Стороной их обходят метели,
 И не слышно обидных  фраз.
 Но малейшую складку постели
 Не сокрыть от завистливых глаз.

 Не раздеться. Нигде не укрыться.
 Даже трещинка – не пустяк.
 И, ступая по половицам,
 Нужно взвешивать каждый шаг.


 Остывает на кухне завтрак.
 Дремлет эхо в чужой квартире.
 Так каким будет наше завтра
 В этом странном стеклянном мире?




Моя душа превратится в дельфина...
 

 Когда тонкий месяц выгнет спину
 Над царством снов и теней.
 Моя душа превратится в дельфина,
 В бескрайних просторах морей.

 Волны и ветер. Звезд отраженье
 Искрами, вдруг,  задрожит.
 В  темной  пучине  второе рожденье
 Придется мне пережить.

 И, рассыпая соленые брызги,
 Мчаться за парусом вслед.
 Всегда возвращаясь из легкого  бриза
 Туда , где воздуха нет.

   Будет дельфин в океане резвиться,
 Забыв про земной  покой.
 А чья-то душа белокрылою птицей
 Плавно  парить над водой.

***
Очерчен круг. И гаснут фонари.
 Намечена судьба моя пунктиром.
 И снова ветер будет до зари
 Шататься меж ветвей, как по трактирам
 Гуляет пьяница загульный. Снова круг
 Замкнул вокруг меня стальные руки.
 Не разорвать. Лишь сердца тихий стук
 Да крик совы предвестником разлуки.


Осенняя депрессия
 
 Отряхнуло небо с ладоней
 Мокрый снег на   уставшие травы.
 В темном облаке луч  похоронен.
 Воздух сбрызнут  морозной отравой.
 
 Застывают на серых  лужах
 Ледяною коркой морщины.
 В переплете холодных  кружев –
 Лишь зловещий  узор  паутины.

 И горит светофором алым
 На осенних тропках рябина.
 По которым уходит устало
 Лето, солнце  взвалив на  спину.


Счастливая
 

 Клен заплатками пестрыми выстелил
 В нашем городе серые улицы.
 Безутешно  вчера   дождик слезы  лил
 А сегодня – солнышко жмурится.

 У окошка  рябина высокая -
 Киноварью и охрой  расцвечена.
 Каблучками задорными цокая
 Из парадной спускается женщина

 На крылечке судачат соседушки,
 Душу греют  беззлобными  сплетнями:
 «Вот уж внуков подкинули детушки..
 А идет, словно двадцатилетняя».

 И вдогонку ей шепчет : «Счастливая!»
 Разведенка из дома соседнего.
 Тоже, вроде бы, девка смазливая…
 А ведь нет мужичка... даже среднего.

 «Вот поди ж ты... все спорится-ладится.
 Муж не пьет уже (ох, как закладывал!)
 И с чего бы не быть ей красавицей?
 Ведь всю жизнь на нее только вкалывал».


 Не заметили  добрые женщины,
 Что глаза ее не улыбаются.
 И не знают, что с искренней нежностью
 Только Барсик к ней дома ласкается.

 Каждый день – под копирку пишется.
 Муж…   хороший… Цветы по случаю…
 Только тяжко… Как тяжко дышится!
 Только сны черно-белые  мучают.


 Так живет она – в меру желанная.
 Счастье клеит свое из осколочков…
 Почему ж эта женщина странная
 Плачет ночью в подушку тихонечко?

.

Loading...
Loading...