Первая мировая. Взгляд с Парнаса



Громадную морду обернула кофейня,
Зверем рыча из окровавленного грима...
Отравим кровью игры Рейна!
Громами ядер на мрамор Рима!

С неба, изодранного о штыков жала,
Слезы звезд просеивались, как мука в сите,
И подошвами сжатая жалость визжала:
„Ах, пустите, пустите, пустите!"

Бронзовые генералы на граненом цоколе
Молили: „Раскуйте, и мы поедем"...
Прощающейся конницы поцелуи цокали
И пехоте хотелось к убийце - победе.

Громоздящемуся городу уродился во сне
Хохочущий голос пушечнаго баса,
А с запада падает красный снег
Сочными клочьями человеческаго мяса.

Вздуваются на площади за ротой рота,
У злящейся на лбу вздуваются вены...
„Постойте, шашки о шелк кокоток
Вытрем, вытрем в бульварах Вены“.

Газетчики надрывались: „Вечернюю! Вечернюю!..
Италия, Германия, Австрия!"
А из ночи, черно очерченной чернью,
Багровой крови лилась и лилась струя.
(1914)

ФРАНЦИЯ
Шарль Пеги | Charles Péguy
(1873-1914)

Пеги стремился к изображению героических сюжетов и характеров и к раскрытию народных нравственных и религиозных идеалов (поэмы стилизованы в духе наивной средневековой религиозной мистерии). Писал также публицистические и философско-эссеистические работы (в частности, посмертно была опубликованна его книга «Клио, диалог истории и языческой души»). С 1905 по 1914 год Пеги много писал о предстоящей войне. В самом начале Первой мировой войны он был мобилизован и стал командиром взвода пехотного полка. Был убит в начале битвы на Марне.

* * *

Блаженны павшие за дух и плоть земли,
Но посланные в бой войною справедливой,
Блаженны павшие за мир необозримый,
Блаженны те, кто в битве смерть нашли.

Блаженны павшие, они вернулись в лоно
Праматери-земли, им давшей дух и плоть,
Блаженны те, кто шли неправду побороть,
Блаженны те снопы, где полновесны зерна.

Да не забудет Бог и в Царствии Своем,
Что было на земле их счастьем и отрадой:
Ложбинка дикая с холодным родником,
Знакомый с детства холм с лозою виноградной.

Мать, сыновья твои, что шли из боя в бой,
Убиты. Их тела лежат с другими рядом.
Пускай не будет Бог им строгим судией,
Их слишком часто жизнь сама поила ядом.

Мать, сыновья твои сражались как могли.
Да, жребий их жесток, но упрекнуть их не в чем.
От Бога им нужна всего лишь горсть земли,
Любовью к ней одной их путь земной отмечен.

(пер. с франц. Н. Разговорова)  



РОССИЯ
Анна Ахматова
(1889-1966)

ИЮЛЬ 1914

I

Пахнет гарью. Четыре недели
Торф сухой по болотам горит.
Даже птицы сегодня не пели,
И осина уже не дрожит.

Стало солнце немилостью Божьей,
Дождик с Пасхи полей не кропил.
Приходил одноногий прохожий
И один на дворе говорил:

"Сроки страшные близятся. Скоро
Станет тесно от свежих могил.
Ждите глада, и труса, и мора,
И затменья небесных светил.

Только нашей земли не разделит
На потеху себе супостат:
Богородица белый расстелет
Над скорбями великими плат".

II

Можжевельника запах сладкий
От горящих лесов летит.
Над ребятами стонут солдатки,
Вдовий плач по деревне звенит.

Не напрасно молебны служились,
О дожде тосковала земля:
Красной влагой тепло окропились
Затоптанные поля.

Низко, низко небо пустое,
И голос молящего тих:
"Ранят тело твое пресвятое,
Мечут жребий о ризах твоих".






АВСТРО-ВЕНГРИЯ
Георг Тракль | Georg Trakl
(1887-1914)

ГРОДЕК

Под вечер гулки леса осенние
От смертоносных орудий, золотые равнины
И синие воды, а над ними светило,
Мрачнея, катится вниз; обнимает ночь
Умирающих воинов, дикие стоны
Разорванных ртов.
Но робко стекается в почве луговой
Красное облако, в коем сердитый бог обитает,
Пролитая кровь, лунная свежесть;
Все дороги кончаются в чёрном гниении.
Под золотом ночных ветвей и звёзд
Колышется тень сестры по безмолвным лугам,
Приветствуя души героев, их кровоточащие головы;
И робко звучат в тростнике тёмные осени флейты.
О, гордая скорбь! Её железный алтарь
Жаркое пламя души питает ныне великою болью
Нерождённых потомков.

НА ВОСТОКЕ

Древнему вою метели
Подобен угрюмый народный гнев,
Пурпурный прибой битвы,
Опавшие звёзды.

Ломаными рёбрами, серебряными руками
Награждает павших воинов ночь.
Под сенью осеннего ясеня
Вздыхают тени убиенных.

Терниями зарослей опоясан город.
С кровенеющих ступеней гонит луна
Напуганных женщин.
Дикие волки рвутся в ворота.

(пер. с нем. Антона Чёрного)

.

Loading...
Loading...