Алексей Полубота. На жгучих полях Новороссии

Автор поэтического сборника «Время года — любовь». Стихи, рассказы, очерки, сказки печатались в журналах «Север», «Наш современник», «Московский вестник», «Мир Севера», в альманахах «Братина», «День поэзии», в «Литературной газете», «Литературной России», в периодике Мурманской и Московской областей. Работал электромонтёром в Мурманском рыбном порту, продавцом, главным специалистом Московского института социально-культурных программ, специальным корреспондентом газеты «Труд», обозревателем «Литературной газеты». В настоящее время -  обозреватель портала «Свободная пресса».

Отец троих детей. Живёт в подмосковном Реутове.   
              
Член жюри поэтического конкурса «Купина неопалимая», объявленного «Петербургской газетой»                  



На жгучих полях Новороссии


На жгучих полях Новороссии
Сошлись они в смертном бою.
Умылись кровавыми росами
За веру и правду свою.

Один - славянин ополяченный.
Другой - воин светлой Руси.
В краине усобьем охваченной
Пощады теперь не проси.

И вот, чёрной пулей прострелены,
Обнялись, как братья, они.
Как бесы над ними - пропеллеры
Рокочут и мечут огни.
 
  
***
Золотое солнце Крыма
Вдруг Россию озарило.
Возвышаясь над обрывом,
Мы почувствовали силу!

Силу русского прорыва...
Вопреки зловещим тучам
Солнце русское над Крымом -
Полынья во тьме ползучей.

***
Соловки. Солёный шелест моря.
Зыбкое свеченье тишины.
Зная, что страстей не переспорить,
Чтят обет молчанья валуны.
 
Утихает в сердце ветер хлёсткий.
За дерзанья, Господи, прости.
Низкие согбенные берёзки,
Словно сёстры на моём пути.
 
В облаках сверкнув пером огнистым,
Время замирает у черты…
Проступают в мареве волнистом
В вечность устремлённые кресты.
 
Вечность.
 
А может, я останусь навсегда
Солёным камнем — слушать песни моря.
И будет мне студёная вода
Подругой верной в радости и в горе.
 
И в оный день на мой замшелый бок
Присядет девушка с тоскою безголосой.
И будет, улыбаясь, гладить Бог
Прядь непокорную волос её белёсых.
 
И будут сосны весело звенеть,
В свои объятья принимая ветер.
И будет капелька брусники алой зреть,
Единственная для меня на свете.
 
***
Владимирщина. Хмурые холмы
В размытой глине дух тысячелетий,
Улыбки увядающих соцветий,
Бессильные перед лицом зимы.
 
Здесь раньше, оглашая тишину,
Скакали грозные опричники Ивана,
А нынче заросли вселенского бурьяна,
Втихую одолевшего страну.
 
Вот серой птицы промелькнула тень.
Как стон её и жалобен, и зычен!
Неужто беды новые накличет
На головы поникших деревень?!
 
Порывисто вздыхает близкий лес,
И ветер клонит травы ниже, ниже.
И кажется: я больше не увижу
Простор ликующий безоблачных небес.
 
  
САНКТ ПЕТЕРБУРГУ
 
Во власти победившей черни
Ты сохраняешь  гордый вид.
И в час задумчиво вечерний
Ещё пылает твой гранит.
 
И не затмили твой Исакий
Огни крикливые реклам,
В закатом озарённом мраке
Он шлёт свой отблеск облакам.
 
Всё также хмуро непокорна
Свинцом налитая река,
И твой хозяин тенью чёрной
Всё также грозен сквозь века.
 

***
 
О, зелень лета!
О, синь озёр!
О, друг поэта,
ручной костёр!

Он лижет ветви,
как руки пёс,
а рядом светлый
мерцает плёс.

О, плеск форелий,
гуд комаров!
О, лапы елей,
гамак ветров!

О, край, где небыль
звенит в тиши!
где смотрит небо
в глаза души.

***
 
Грибы пахнут Мурманском,
мамиными руками,
давно списанной электричкой,
что везла нас, устало-довольных,
в единственно возможный город на земле.
Отец был ещё молодой,
примерно, как я сейчас.
Его потёртая лесная куртка была порукой тому,
что всё в мире идёт, как надо.
...И разве может случиться что-то непоправимое,
когда так ярко горят шляпки красноголовиков
в моей наполненной доверху корзинке...
 
***
Любовь, как светлая ладья
В житейском море.
И я, как будто бы не я
В лучистом взоре.
 
Плывём в неведомый туман
В ладье звенящей.
Как будто знак нам свыше дан,
Что мы обрящем
 
Любовный берег тишины
И миг покоя.
Пусть где-то рядом буруны, -
Махни рукою…

 
***
 
Стихи налетают, как птицы.
Мелькают, тревожно легки.
И в эти мгновенья зарницы
Сверкают в глубинах реки.

Волнуются тёмные травы,
Как гривы стремглавых холмов.
А солнце вот-вот величаво
С небес сдёрнет хмурый покров.

***
Мы встретимся там, где Хибинские горы
Маячат в такой неземной синеве.
И зыбких берёз золотые уборы
Теряют, вздыхая, пронзительный свет.

Ты будешь нежна, как осеннее солнце,
А я буду тих, как безветренный день…
И в час пополудни нас мягко коснётся
Счастливого облака влажная тень.

Влекомые зовом безлюдных тропинок,
Мы будем доверчивы, как никогда.
К тем звонким и труднодоступным вершинам,
Что нам отзовутся: «Любовь – навсегда».

.

Loading...
Loading...