Григорий Шувалов. На окраине Третьего Рима

Объединяет участников группы "Разговор" осознание того, что поэзия и жизнь нераздельны, что нужно обращаться к душе человека, к сердцу, а не к интеллекту. В 2009 г. вышел первый коллективный сборник стихов группы - "Разговор". Также стихи печатались в журналах и альманахах "Побег", "Братина", "Пятью пять", "Камчия", "Енисейский литератор", "Золотая Ока", "Приокские зори", "Балтика" (Эстония), "День поэзии" (2009, 2010), в "Литературной газете", "Литературной России" и других изданиях, переводились на английский, болгарский и вьетнамский языки. Главный редактор поэтического журнала «Разговор». Живет и работает в Москве.

Член жюри поэтического конкурса «Неопалимая купина», объявленного «Петербургской газетой».



ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА
 
Вот детская площадка: две горки и грибок –
для детворы окрестной отличный уголок.
 
С утра играют дети, им дождик – ерунда,
им все равно, что скоро настанут холода.
 
Их смех пересекает площадку, как волна,
их жизнь ещё прекрасна и радости полна.
 
Да это всё прекрасно, но грустно оттого,
что здесь стоит качелька для сына моего.
 
Она других качает уже десяток лет,
она теперь пустует, поскольку сына нет.
 
О, где ты, поколенье, не знавшее стыда,
на все твои вопросы я отвечаю – да!
 
И нечем оправдаться, и некого винить,
и ничего на свете уже не изменить.
 
Но я ещё надеюсь, что выиграю спор,
и сын мне скажет: «Папа, пойдём гулять во двор».
 
* * *
Последняя радость осталась – дорога,
она начинается прямо с порога,
 
идет мимо школы, петляет дворами,
ее я измерил своими шагами,
 
за школой ее перерезал трамвай,
и сам я себе говорю – не зевай!
 
А дальше она поднимается в гору,
с которой катаются в зимнюю пору,
 
потом она между деревьями вьется,
и кто-то навстречу тебе улыбнется.
 
Дорога похожа на школьную пропись…
Как жаль, что она упирается в офис.
 
* * *
Здесь, на окраине Третьего Рима,
время проносится неумолимо:
вечная спешка, работа, дела –
я не заметил, как осень пришла.
 
Быстро природа сменила свой статус,
я не заметил, наверное, старость
память мою сигаретой прожгла.
Я не заметил, как осень пришла.
 
Листья, как деньги, шуршат под ногами:
Даже сравнения просятся сами.
Город накрыла вечерняя мгла –
я не заметил, как осень пришла.
 
Осень настала, а я не заметил,
как драгоценного гостя не встретил.
Нынче она у чужого стола.
Я не заметил, как осень пришла.
 
* * *
Мужик за забором, он красит забор,
Который меня разделяет и двор,
 
Элитного дома он страж и газона,
А возле забора подохла ворона.
 
Сидеть на заборе придется не ей –
Она уже стала добычей червей.
 
И мимо забора сквозь сон и дремоту
Как офисный червь я ползу на работу.
 
Пусть мысли о смерти совсем не страшны –
Зачем же ворона с моей стороны?
 
***
В этот год обмелела река,
От воды отодвинулись зданья,
Стали ближе её берега,
Так что впору бежать на свиданье.
 
Снова тучи над лесом сошлись,
Никакого на них угомону,
В самый раз оглянуться на жизнь
И держать до зимы оборону.
 
Я иду по дождю и тоске,
Вдалеке черной точкой собака
Изучает следы на песке,
Как астрологи круг зодиака.
 
Ветер к берегу гонит волну,
Он не ведает страха и горя,
Я ползу как улитка по дну
Пересохшего моря.
 
Как безвольно душило меня
Тридцать третье опальное лето,
Порох есть, не хватило огня,
Кисти есть, недостаточно света.
 
И любовь, что рябиной горит,
Не утешит в осеннюю слякоть,
Недозрелая горечь обид
От её поздних ягод.
 
Впрочем, хватит уже о больном,
И без этого грусти хватает,
Дома встретят привычным теплом,
И душа отойдет и оттает.
 
А потом снова выпадет снег,
Белый-белый, пушистый-пушистый,
Чтобы горя не знал человек
После осени мрачной и мглистой.
 
И деревья оденет зима
В небывалый наряд подвенечный,
Не иссякли ее закрома,
Их запас бесконечный.
 
И иду я, дорогой влеком,
Открестясь от унынья и грусти,
Эта жизнь нам далась нелегко,
И легко мы ее не отпустим.
 
* * *
                  Жили они долго и счастливо
                  и умерли в один день.
                  (из русских сказок)
 
Классно тем, молодым и влюблённым,
Что летят по путевке в круиз,
А их лайнер над солнечным склоном
Неожиданно падает вниз.
 
Лучше так, пусть летят из круиза –
Отдых тоже теперь не пустяк,
И уже проштампована виза,
И запилены фотки в «Контакт».
 
И осталась минута до взрыва…
Полминуты… и скоро рванёт.
Он глядит на неё молчаливо
И до боли за руку берёт.
 
Да, родители будут в печали,
Будет водку глушить лучший друг,
Но зато они горя не знали,
Не хлебнули измен и разлук,
 
И друг друга уже не обманут,
И любовь свою не предадут,
Взявшись за руки, так и предстанут
На последний, на божеский, суд.
 
Ну а нам, друг от друга уставшим
И в глаза научившимся лгать,
Много раз свою честь потерявшим,
О таком можно только мечтать.
 
С высоты самолёт наш не падал,
Теплоход не стремился ко дну.
Здесь – мы жизнь свою сделали адом,
Там – и вовсе гадать не рискну.
 
Что ж спасибо, судьба, за науку,
Что открылась уму моему.
Просто дай на прощание руку,
Я её напоследок пожму.
 
* * *
Мне повезло, дела мои неплохи,
Я на ногах уверенно стою,
И поздний яд сомнительной эпохи
Еще не тронул молодость мою.
 
Ещё горит в груди огонь желанья,
И я не сожалею ни о чем –
Я испытал любовь и расставанье,
И смерть стояла за моим плечом.
 
Я разлюбил бездушных и строптивых,
Похожих на холодную зарю,
Я счастлив был недавно в этих ивах,
А нынче с равнодушием смотрю.
 
Ушла вода, и обнажились мели,
Притихли у причала корабли,
И всё, что в этой жизни не сумели,
Мы словно крошки со стола смели.
 
* * *
Солнечный день – и Москва ожила,
Будто заново все разукрасили,
В желтом наряде березы и ясени,
Зелень еще до конца не сошла.
 
Ветра порыв нагибает кусты,
Листья слетают и падают в воду,
Детство всегда выбирает свободу,
Не опасаясь её пустоты.
 
Скоро закончится весь этот блеф,
Осень взяла уже город на мушку,
Фотолюбитель, прогноз посмотрев,
На фотосессию выгнал подружку.
 
Смотрит с улыбкой она в объектив,
Кадр остановит болтливое время,
Мимо пройду, их оставив не в теме,
В эти стихи невзначай поместив.
 
Утки подняли детей на крыло,
Скоро отправятся в теплые страны,
Чувства запутались, как партизаны,
Бросив без боя в родное село.
 
А за спиной полыхает костёр –
Желтые полосы, красные пятна,
И невозможно вернуться обратно,
Выйдя однажды за этот простор.
 

.

Loading...
Loading...