Елена Пиетиляйнен. На хрупкой грани доброго и злого

В 2009 г. стала лауреатом международного поэтического конкурса «Золотое перо», проводимого Правительством Москвы, в 2011 - лауреатом международного конкурса имени Н. Рубцова «Звезда полей» и международного поэтического конкурса «Душа и слово». Ее стихи вошли в два выпуска международной антологии «Планета поэтов - 4» (Рига, 2009), «Планета поэтов - 5» (Рига, 2011).

Лауреат премии президента Российской Федерации в области образования и науки (1996), победитель всероссийского этапа конкурса «Учитель года России» (1996). Награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени за заслуги в развитии средств массовой информации и многолетнюю плодотворную работу (Указ Президента Российской Федерации № 1476 от 8 ноября 2011 г.). В 2013 году удостоена медали Союза писателей Беларуси «За великий вклад в литературу». В 2014 году за высокие творческие достижения и деятельность во благо российского отечества награждена медалью «Русская звезда» имени Ф.И. Тютчева, учрежденной Литературным фондом России «Дорога жизни».

Кандидат педагогических наук, Заслуженный учитель Республики Карелия. Председатель Карельского регионального отделения Союза писателей России, секретарь Правления Союза писателей России. Координатор Международной ассоциации писателей и публицистов по Северо-Западу. Член Совета по культуре при Главе Республики Карелия.
Участник конкурса «Купина неопалимая».
 
 
 
***
Вновь с разбега – в янтарную Ладогу!
Словно конь молодой, ретивый,
Запряженный в хрустальную радугу,
Машет август сосновой гривой.
 
Увези меня в грезы летние,
Увези меня в воспоминания.
Бубенцами звенят последние
И надежды, и ожидания.
 
Вечной молодости напиться бы
Из кипящей прибоем Ладоги.
Торопливо стучит копытцами –
Летним ливнем – мой конь под радугой.
 
Так вези же, вези, вези меня!
Ухвачусь за ветра свистящие.
Конь уперся в песок резиновый –
В золотое дно – в настоящее…
 
 
***
Анне Ахматовой
В облаках – как в плафонах матовых –
Солнце желтою лампой горит.
Говори со мной, Анна Ахматова,
Из вчерашнего говори.
 
В комаровских аллеях липовых
Или в хвойных лесах сухих
О стихах говорить могли бы мы
Или, может быть, не о них.
 
Запоздало к тебе приехала,
Но хожу по земле твоей,
На которой залив – прорехою –
Неожиданней и светлей.
 
А на нем – как тогда – представишь ли?
Каменистой гряды разрез…
Над последним твоим пристанищем –
И стена, и чугунный крест.
 
Но за серой стеной бетонной
Шелестит каждый год трава.
Так из жизни твоей бездонной
Прорастают в стихи слова…
  
 
***
Лес, золотистой каймой
                            отороченный,
В жидкие сумерки
                            ветки макает.
Рассвет набухает
                   закатом просроченным.
Словно по желобу, время стекает.
Минуты, часы, дни и недели
Вместе с листвой
                   опадающей кружатся.
И – на стареющей сморщенной
ели –
Первого снега хрустящее
кружевце.
Противоречие нерасторжимо.
Старость и молодость – жизни
единство.
 
Время бесстрастное
неумолимо.
… Ниточка вечности –
материнство.
 
 
***
Я смерти не боюсь.
                   Ведь нет ее,
Пока горит негаснущее слово,
И сердце балансирует мое
На хрупкой грани доброго
и злого.
Я не погибну даже, и когда
Сквозь слой событий
                            просочится старость.
Меня задушит липкая усталость,
А не инфаркт, морщины и года.
И будет речь бездарна и суха,
Утрата слов – как жизнь – невосполнима.
И не извлечь мне колдовства стиха
Из загнанной души своей
ранимой.
И вот тогда я знаю, что умру,
Хоть будет биться жадное сознанье.
Но кто же я? Былинка на ветру,
Чужое откровенье и признанье.
 
***
Терпкий листик от райского дерева,
Не подвластного мертвой зиме,
Ты скитаешься, Богом потерянный,
По измученной пыльной земле.
Ты свидетель чужой, неприкаянный.
Сильный спутник твой – ветра порыв.
Люди плачут в жилищах каменных,
На ночь наглухо двери закрыв.
Как хранитель благополучия,
Вдруг в проеме оконных рам
Погрозит тебе строгим лучиком
Голубой говорящий экран.
И тебе никогда не отважиться
Приоткрыть тот покой тиши…
То, что видимо, – только кажется
Сердцевиной живой души.
 
 
***
Вьется змеей в пространстве
Ветер, уют круша.
Но уцелела странно
Бьющаяся душа.
Вьется слепая ярость,
Плавится белая боль.
И выпивает старость
Выжившая любовь.
Пульсирует в листьях ветер,
Крошится жесткий век.
Но уцелел на свете
Бьющийся человек…
 
***
С годами мы лишь моложе.
И ценится больше вкус
Жизни. Но дом мой сложен –
Темнеет от срока брус.
В сеточке трещин печка –
Словно в морщинках лицо.
Так хочется выйти беспечно
Босой на сырое крыльцо
И, не успев одеться,
Отважно грозить грозе.
Переглянувшись с детством,
Вприпрыжку бежать по росе…
 
 
***
Я о жизни судить не берусь –
Зелье горькое кажется в сладость.
Наизнанку бы вывернуть грусть –
Облачиться в линялую радость.
Что кочевников гонит в путь –
Ненасытность бездомной волей
Или бегство от нежных пут
Очага и воскресных застолий?
Убивает и слово, и взгляд –
Рана не истекает кровью.
И смертельный змеиный яд
Возвращает больным здоровье.
Я о жизни судить не берусь –
Без добра не бывает худа.
И уйдя навсегда, вернусь
Из непознанного ниоткуда.
 
 
***
Погасло пламя нервное к утру.
И на губах истаяла молитва…
И плачет по-сиротски на ветру,
Вздыхает жалобно в бессоннице калитка.
Мой горький день, отгомонив, иссяк,
Полгоризонта подпалив закатом,
И беглых птиц трепещущий косяк,
И белый локон в облаке кудлатом.
Когда уходит самый первый друг,
Из настоящего становится он бывшим.
Но ощутишь не сразу и не вдруг
Его уже забытым и забывшим.
А где-то слышится кукушкин плач,
Хоть ей по кукушатам плакать поздно.
И воспаленный ветер, как палач,
Заламывает ветви соснам.
Но от любви  уже я не умру.
Моя душа – как в панцире улитка.
И, всхлипывая, бьется на ветру
Не запертая с вечера калитка…
 
 
ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ЛЕТА
 
Печаль стареющих соцветий
Пчела попробует на вкус.
Последним солнцем на рассвете
Шиповника обрызган куст.
Оплывший август клонит сонно
Дожди в пожухлую траву.
И с полувздохом – полузвоном
Струну гитары оборву.
Так лопнул день последний лета.
Его на гриф не натянуть.
И, с глаз исчезнувший бесследно,
Свой тайный продолжает путь.
Безродный ветер в листьях шарит,
Куда клубком свернувшись, влез.
А дождь – неистовый пожарный –
Все тушит запаленный лес…
 
 

.

Loading...
Loading...