Юрий Савченко. Будто бы вовеки вечен я

С 1994 по 2011 – жил в Москве, ныне – в Белгородской области. Автор трёх поэтических сборников, нескольких статей в периодике. Член Союза писателей России с 1997 года.
Участник конкурса «Купина неопалимая».
 

 
В этих чащах лишь ель да елшина,
Да подтопленный терпкий подзол.
Сыроежек крупчатых корзина
Сыпет крошки тебе на подол.
 
Дрогнут листья порою – то, глухо,
Как в утае смыкается рать,
Обречённая ухнет елуха,
Всем живым завещая стоять.
 
Но в тиши – так свободно молчится,
Так отзывчиво ветви грустят!
И осенняя мгла – как волчица,
Нас укрывшая, словно волчат.
 
В этих чащах лишь ель да елшина,
Да тяжёлый промозглый подзол.
Но как сканая дань – паутина
Зацепилась тебе за подол.
 
                 *  *  *
 
С небес прозрачных тонкий снег летит.
От вяза тень легка и синевата,
И глубиной холодного агата
Окрепший лёд протоку голубит.
 
Лазурь и свет. Ни хруста, ни следа.
Над берегами, спутанны и дики,
Упруго стынут плети ежевики,
И подо льдом безмолвствует вода.
 
Вот так бы, не шаманствуя, в тиши
Я зимовал, - без мысли, без движенья;
Изгнав из жизни хлопотное рвенье,
Вот так избылся б стужею души, -
 
Когда бы, сам отчаянно гоним
Сквозь холод продувного поколенья,
Смириться мог, не выстрадав прозренья
Судьбы, творимой Господом одним!..
 
                  *  *  *
 
                        Евгению Курдакову
Навей покою, нежная весна,
В удел, где мы так немощны и нищи.
Волхвуй же, пусть от сердца-вещуна
Зелёный саван скроет пепелище!




И сквозь туман, что к пажити приник,
Дай, дай прозреть заветную божницу,
Где прячет роща гулкий голосник,
Откуда свет берёзовый струится,
 
Откуда вера наша – не затвор,
И откровений тягость – не измена.
Там с бережка на пять земель простор
И в семь небес святая Ойкумена.
 
               НОЧЬ
 
                Выхожу один я на дорогу…
                                 М. Ю. Лермонтов
 
Спят луга. Маячат горы мглисто.
Ни следа, ни звука, ни огня.
Но светло душе, и в сердце чисто, -
Будто бы вовеки вечен я.
 
Будто бы тревоги – лишь туманы,
Зябкие видения земли,
А былое – неземные страны,
В звёздной погребённые пыли.
 
И уйти легко, как сну сквозь веки,
Как немой молитве сквозь уста, -
Если б не спасённая навеки
Этой ночи спящей красота.
                                     
                ВОЛЯ
 
То ли ветром памяти надуло,
То ли так прояснела сама.
Вижу плоскую тоску аула –
Гурт углов: ни склепы, ни дома…
 
Ни травинки, ни куста живого.
Пыль. Арба. Отара в стороне.
Степь, чадя, колышется лилово,
Будто сковородка на огне.
 
Шорох пены где-то за обрывом.
Крик скопы однообразно сух…
Отчего ж в смятении счастливом
Я, как дервиш, напрягаю слух?
 
То ли так уж по сердцу чужое,-
То ли так, напомнило о чём?..
Берег белым полыхает в зное.
Пахнет ветер терпким кизяком.
 
                *  *  *
 
Какая ночь!.. И скучно, и не спится,
И давит грудь густая духота.
Гроза идёт. Широкая зарница
Над горизонтом лавой разлита.
 
Оттуда ли, с бугров полупустыни,
Где выжжен край зайсанского котла,
На мой огонь, дурея от полыни,
Её степная буря занесла?
 
Не оттого ли, смутою объята,
И мается душа, и рвётся вон –
Туда, где вечным ожиданием заката
Пустынный мыс, как волхв, заворожён?
 
Там без конца горит песок белесо,
Не иссякает зной, и, вытянувшись в нить,
Отары у подножья Чакельмеса
Зайсан, хмелея, не устанут пить.
 
Спокойна гладь горячего залива,
Но с высоты, сжигая твердь в золу,
Садится глаз ярящегося дива
На мыса чёрного сведённую скулу.
 
    ПОСЛЕДНИЙ  ВЕЧЕР  НА  ЗАЙСАНЕ
 
Берег жёлт, а море бирюзово.
Я блесну закину наугад.
На меня в предчувствии улова
Чайки бестолковые кричат.
 
Не галди, прожорливая стая,
Все мы здесь – улов для Рыбака.
За вершинами Тарбагатая
Над Китаем тают облака.
 
Тают, как земные обещанья,
Размыкая очертаний вязь.
Ветер, дуновение прощанья,
Загорчил, закатом опалясь.
 
Всхлипнет в пене чаячья удача,
Плач мартына* - будто в горле ком.
А вдали, пустынна и незряча,
Засыпает степь полынным сном.
_____________________________________
* разновидность чаек
 
ГУСИНАЯ РАПСОДИЯ
                      
                       1.
…Стало быть, одна у всех дорога,
И один заветный разговор.
Люди, люди, собирайте Бога,
Чтобы он приветил наш собор.
 
Зарастай крушиною-калиной,
В хмель когда-то ярый вертоград!
По зубам ли умнику с доктриной
Наш избыть распад?
 
Вспомни, всё прощающая память,
Отчего наш праздник – чаша слёз?
Эту чашу, трепеща губами,
Пил Христос.
 
Кряж небес не отягчает плечи –
Пух взлетает, и звезда чиста.
Отчего же у крылатой речи
Заперты уста?
 
Отчего на всех одна дорога,
Ключ один – из ада в Судный Рай?
Глохнет слух в переслоеньях слога,
Где спит Китай.
 
                     2.
Стала жёлтыми снами Китая
Ледовитая звонкая Русь.
Улетая к отрогам Алтая,
Серым гусем в ночи обернусь.
 
Пролечу над землёю червлёной,
Где, как в зорю уставленный знак,
Тяжко дремлет по грудь погребённый,
Замерзающий Старый Казак.
 
Но зыбка богатырская дрёма:
Поднимая в полях вороньё,
Вещий гул средиземного грома
Шевелится во чреве её.
 
Всхлипнет небо, как птица шальная,
Замутится земное чело…
Это мёртвые ноги Китая
Ледяною камчой обожгло.
 
Это, пьяный от судорог суши,
Вяжет кольца порубанный Змей. 
Взвойте, взвейтесь, метели-кликуши!
Душу смертную, Сито, рассей…
 
                      3.
Течёт в глаза земное чертолесье,
А вдоль путей, распада не тая,
Всё прозябает в подлом равновесье
Перед тоскою инобытия.
 
Ослищ пугливых щупая глазами,
Запретных свадеб вожделеют псы,
И мир кладут, не сознавая сами,
Мудрейшие на скользкие весы.
 
                        4.
Серым гусем с пути не собьюсь.
Там, в широких предгорьях Алтая,
Спит в сугробах, себя прозревая,
Безначальная вечная Русь.
 
              ВСТРЕЧА
 
День умирал – и тихо плакал.
Темнела в просеке лыжня,
И незнакомая собака
Смотрела молча на меня.
 
И неразгаданного смысла
Печаль текла в её глазах.
А лес мерцал, и влага висла
Весенней мглою на кустах.
 
И были мы мудры и строги,
И оба знали об одном:
Мы на одной стоим дороге,
И надо нам идти вдвоём.
 
Но сирый дух она прозрела
И мой измерила покой.
И поняла, что нет ей дела.
И побрела своей тропой.
 
День умирал и тихо плакал,
Тонула в просеке лыжня,
И незнакомая собака
Уже не видела меня.

.

Loading...
Loading...