Климент Первушин. Я родился в рубашке

Климент Первушин участник конкурса "Купина неопалимая".



РУССКИЙ ДУХ
 
Отцвела по увалам и долам
Кружевами резными калина
И теперь затаилась надолго
До осенних назойливых ливней.
 
И не видно её и не слышно
Среди щедрости зелени летней,
Что раскинула вольно и пышно,
На ветру шелестящие ветви.
 
До поры укрывает богатство,
Чтоб внезапно красою раскрыться.
И лесное зелёное братство
Помогает ей в чаще таиться.
 
А потом, в листопадную пору,
Вдруг взорваться сияющим цветом
И предстать человечьему взору
Красной ягодой, в песнях воспетой.
 
Тем, кто в русской деревне родился,
Не забыть её запахов крепких.
Вечно в нас, сколько жизни ни длиться:
Хрен, чеснок, лук и горькая редька.
 
В ноябре ароматом былинным
Напахнёт вам из прошлого сладко.
Это парится в печке калина
В чугуне крутобёдром и ладном,
 
Чтоб потом пирогом многоглазым
Лечь на скатерть совсем ненадолго
Средь семьи, водрузившейся разом,
За столом почаёвничать в полдень.
 
А в лесу, облетевшем и грустном,
Ноет сердце, тоскуя по лету,
В нём без листьев бесцветно и пусто,
Несмотря на обилие света.
 
Стоны слышатся в небе ненастном
Журавлиного острого клина…
Лишь на взгорье сиянием красным
Греет гроздьями душу калина.
 
  
***
 
Нудный дождь клеит листьев мозаику
На холодный и мокрый асфальт.
И с трудом принимает сознание,
Что октябрь, свершившийся факт.
 
Ныне, как и в века отдалённые,
У природы не прост календарь.
Остро высятся ели зелёные
Нам от лета оставшийся дар.
 
Засверкали вдруг капли алмазные
Это падает дождик слепой.
На душе от нежданного праздника
Неожиданно стало легко.
 
Над горами раскинулась радуга
Семь цветов нашей жизни земной
В них вместились печали и радости
Всё что людям изведать дано.
 
Скрылось солнце, и снова над городом
Хмарь и слякоть, да ветер шальной…
Обрывает деревья покорные,
Стаи листьев, неся над страной.
 
Лето кончилось, осень кончается,
Что ж всему наступает конец.
Мир осенний о прошлом печалится,
И мечтает о новой весне.
 
  
МОРОЗ
 
К сорока мороз опускается.
Не желая в тумане прятаться,
Солнце белое в небе катится.
Бесполезно юлить и пятиться,
Что предписано – то сбывается.
 
Нам, алтайским, зима трескучая
Только повод на поле встретиться,
Чтоб терпением с ней помериться.
От январского сна развеяться.
По такому удачному случаю.
 
Эх, тряхнём молодецкой удалью!
Запряжём лошадей в кошёвочки
Подбодрим их на ухо шёпотом.
Щегольнём-ка мы сбруей шёлковой,
Совмещая былое с будущим.
 
И помчим по полям заснеженным,
Чтобы ленты вились под дугами.
Чтоб из леса марал непуганый,
Звонким инеем весь окутанный
Провожал нас глазами нежными.
 
Пусть нам лица потяга крепкая
Обожжёт ледяным дыханием.
Пыли снежной вокруг мерцание,
Кедров древних с боков мелькание,
Как нежданная встреча с предками.
 
Жизнь – игра, не стареет истина,
Вот мы снова на тройке катимся.
Веселимся, кричим, ребячимся
И от стужи совсем не прячемся,
Кошеву волчьим мехом выстелив.
 
Мы с тобой породнились, зимушка!
Не страшны нам морозы жгучие,
Заморозить нас не получится
Мы алтайские, мы живучие,
Будет вечно жить наша силушка.
 
 
БОЯРКА
 
Здравствуй, барыня боярка,
Угощенье летнее.
Осчастливь меня подарком -
Ягодой целебною.
 
Утоли мне боль под сердцем
В горький день прощания.
Говорят, ты знаешь средство
От тоски отчаянной.
 
Уезжает на чужбину
Сладкая изменщица.
Видно, вовсе не любила,
А играла  женщина.
 
Только мне с того не легче,
От бессилья мучаюсь,
Потому что был повенчан
Со звездой падучею.
 
Ты кудрявишься над яром,
Над речным течением.
Наберу я спелых ягод
Для сердцелечения.
 
И, ворча на мирозданье,
Их смешаю с водкою.
Пусть избавит от страданий
Зелье отворотное.
 
Позабуду в час полночный
Наши встречи нервные.
Уезжай куда захочешь,
Женщина неверная!
 
Ну, а ты всегда боярствуй
Над речною кручею,
Куст природного лекарства
От тоски-разлучницы.
 
Будь надеждой постоянной
И заветным ключиком.
Защищай нас в дни обмана
Ветками колючими.
 
  
ЗЛАТО
  
Не скупясь на мое крыльцо    
Начеканила осень злата.           
Хоть и знаю, что это – сон,         
А приятно побыть богатым.     
 
Приходите мои друзья!              
Да и недруги, подходите.          
Если нужно вам денег взять –    
Не раздумывая, берите!          
 
Безвозвратный даю кредит     
В день великого листопада.     
Пусть в карманах у вас звенит
Неожиданная награда.             
 
Мы сегодня устроим пир
На коврах из опавших листьев.
Утоляя душевный пыл,
Допоздна будет встреча длиться.
 
Наливай нам, судьба, вино,
Жили мы и стареем вместе.
Вот и петь нам сейчас суждено
Наши добрые старые песни.
 
Ведь касаясь плечом плеча
За столом, где вино искрится,
Знаем: если с нуля начать,
То прошедшее  повторится.
 
И пускай, перевернут мир,
Где мы счастья сполна испили. –
Твёрдо веруем в этот миг,
Что хорошую жизнь прожили.
 
Просыпаюсь. В душе вина.
Просочилось сквозь пальцы злато.
Что ж, не стоило начинать,
Раз не жил никогда богато.
 
  
Я РОДИЛСЯ В РУБАШКЕ
 
Напевала мне мама, склонившись над люлькой:
– Спи спокойно, сынок, баю, баю, баю.
За окошком трещал не по мартовски лютый
Предпоследний мороз в нашем снежном краю.
 
– Спи спокойно, сынок, ты родился в рубашке,
По поверью, родной, будешь счастлив всегда…
И пошёл я по жизни с душой нараспашку,
Как на счётах костяшки, считая года.
 
Поначалу сбывалось её предсказанье
Всюду ждали, удача, признанье, успех.
Но однажды пришло, будто гром, наказанье
За свершённый когда-то по глупости грех.
 
И с тех пор понесло то наверх, то под горку,
Пред соблазнами жалок и слаб человек.
Жаль, что поздно потом нам становится горько,
Лишь давая судьбе за ошибки ответ.
 
Вот и мучусь теперь: это правда иль небыль –
Про рубашку и счастье, что пела мне мать?
Замело мою память забвения снегом
Не вернуться назад, не спросить, не узнать…
 
Столько вёсен и зим с той поры пролетело
Затерялся вдали моей жизни рассвет.
Ну зачем ты мне, мама, о радостном пела,
Если я не пойму: было счастье, иль нет?
 
  
ОЖИДАНИЕ
 
Сыч в перелеске  куксится,
Волглый туман над покосом.
Скоро зима к нам спустится
И разрешит  вопросы.
 
Вылиняв, станут белыми
Зайчишки и куропатки,
Став в одночасье смелыми
С нами сыграют в прятки.
 
После тоски-распутицы
Путь станет чист и крепок.
И со своею спутницей
В падь протопочет вепрь.
 
А в Поперечном девушки
Достанут меха собольи,
Парни саней наделают,
Чтобы с горы – да в поле!
 
В ласковом обрамлении,
В узорочье полушалков
Вдруг расцветёт селение,
Щеки зардеют жарко
 
А вечерами длинными,
Вы, под луною милуясь,
Знайте – меха старинные
Гасят звук поцелуев.
 
Тем, кто в мороз влюбляется
Будет и в жизни праздник,
Зимушка расстарается
Не пожалеет красок.
 
Ягодами рябинными,
Сказочными крылечками.
Стайками снегиринными
Будет ваш путь расцвечен.
 
Полно, ребята, кваситься,
Всё происходит, как надо.
Завтра весь мир украсится
Звёздами снегопада.
 
  
КАНДЫК
 
Здравствуй, щеголь таежный, кандык!
Упаду пред тобой на колени
Не за то, что ты видный мужик
Средь других первоцветов весенних.
А за то, что когда-то давно
За деревней, в преддверии лета,
Так любили мы в детстве шальном
Твои луковки будто конфеты.
После сахар придет комковой
И подушечки «дунькина радость»,
Только корень божественный твой
До сих пор мне в апреле услада.
Выйду утром в ближайший лесок,
Что раскинулся вольно на взгорье
Выпью жадно березовый сок,
Закушу твоим сказочным корнем.
И на миг в свое детство вернусь,
Чтоб со всеми опять повстречаться.
Вспомню голод, разруху, войну
И мальчишечье звонкое счастье.
Значит вовсе не в лишнем куске
Заключается жизненный смысл,
Ведь удача – синица в руке –
Нам навечно дарована свыше.
Совершенство, наверное, там,
В наших грезах меж былью и явью,
Оттого-то святая мечта
В поднебесье надеждой сияет.
Так спасибо изящный цветок
За моё путешествие в детство,
За сверкающий чистый исток,
Я в него так давно не гляделся.
 
  
*  *  *
 
Жимолость татарская
Утром расцвела.
На соцветьях царствуют
Осы и пчела.
Рядом кружит бархатный
Работяга-шмель
И жужжаньем басовым
Утверждает день.
А в логах акация
Пламенем горит,
Ива с женской грацией
Над рекой парит.
Все живет и движется
И спешит любить,
Дни и ночи нижутся
Бусами на нить.
Эх, дела сердечные,
Жизни колесо.
От дыханья вечности
Не закрыть лицо.
Утром травы росные,
Грудь душе тесна.
Слава тебе, Господи,
Вновь пришла весна!
 
  
УТЕХА
  
Престарелая осень,
Под ногами тропа.
И о землю без спроса
Вновь стучит шишкопад.
 
Предаваясь утехе,
От зари до зари
Нынче веют орехи
В кедрачах шишкари
 
Жив наш промысел древний,
Не скудеют дары.
Видят бабы в деревне
Под белками костры.
 
Там мужчины с парнями
На медвежьих местах,
Не ленясь, исполняют
Зов души неспроста.
 
Ведь обряд наш, не скрою,
Сохранится в веках,
Чтоб орешки зимою
На вечёрках щелкать
 
И ворочать задорно
На базаре кули.
Поменять не зазорно
Дар земной на рубли,
 
Чтобы в градах и весях
Стал калёный орех
Под кержацкие песни
Угощеньем для всех.
 
...А в горах нынче глухо,
Сыплет батюшка снег.
Кедры в белых тулупах
Смотрят сны о весне.
 
Смена времени года,
Вечный круговорот.
Лишь в согласье с природой
Счастлив всякий народ.
 
  
ЭЛЕГИЯ
 
                                                                        Александру Самойленко
 
  – Все мы там будем, – народ говорит,
Глядя во след уходящим.
Птица печали над миром парит,
Сея на землю несчастья.
 
И выбирает себе, не спеша,
Новую жертву людскую.
Вон запечалилась чья-то душа
О неизбежном тоскуя.
 
Непредсказуем земной наш поход,
Грянет несчастье, как выстрел.
И неожиданно быстро уйдёт,
Кто-то до боли нам близкий.
 
Наше былое, что ломаный грош,
Скрипнут отчаянно двери.
Только тогда, холодея, поймёшь
Всю безвозвратность потери.
 
Вот и закончился светлый полёт,
Смертью нарушенный грубо.
Горе, конечно когда-то пройдёт,
Но не смириться с разлукой.
 
Там справедливый исполнится суд,
Где неизбежны потери.
Наши молитвы усопших спасут
Нужно лишь крепко поверить.
 
И, да поможет нам в этом Господь…
В горнем сиянии света…
Как увядаема бренная плоть,
Так же душа в нас бессмертна.
 
  
СВИДАНИЕ
  
Он шёл по проспекту к фонтану на площади,
Горели деревья сентябрьской листвой.
И в тусклых глазах его светлое прошлое,
Читалось, как в книге, заветной главой.
 
Глядели с улыбкой на деда прохожие
Ещё не предвидя, как жизнь коротка,
Что будут они, как две капли похожими
Когда-то на этого вот старика.
 
А он, опрокинувшись мыслями в давнее,
Мечтал, как увидится с другом сейчас
И падали листья, зигзагами плавными
Земле, добавляя осенний окрас.
 
Искрился фонтан разноцветными брызгами,
Шутил и смеялся субботний народ.
А дед меж пришедшими друга выискивал,
Надеясь, что всё-таки он подойдёт.
 
Слезились глаза, плыли мысли небыстрые,
Когда он припомнил себе на беду,
И душу его поразило, как выстрелом,
Что друг его умер в прошедшем году.
 
Жестока до боли фортуна-насмешница
К финалу, калечит то память, то ум.
И эта загадка таинственной вечности –
Бездонный колодец для мыслей и дум.
 
Он шёл удручённый, кляня мироздание,
Но вдруг опалило сознанье огнём:
Ведь это позвал его друг на свидание
А значит, он там вспоминает о нём.

.

Loading...
Loading...