Русская метла: новое лицо питерского дворника

Освободившиеся места постепенно занимают жители Петербурга, пишет «МК». Сколько точно мигрантов покинуло Петербург, сейчас однако не скажет никто.

— Я думаю, в городе в ближайшее время останется не более 30 процентов от общего количества граждан Таджикистана, — говорит председатель общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов. — Чтобы прибыть в Петербург, сегодня надо иметь с собой около 50 тысяч рублей: заплатить за всевозможные сертификаты, за медицинские карты, за дорогу, за проживание. На это можно пойти, если есть гарантия, что потом ты отправишь семье заработанные деньги. Но с учетом девальвации рубля все усложнилось.

Уезжают не только таджики.

— У нас недавно из-за падения курса рубля отправились к себе домой двое узбеков, — говорит дворник Владимир Князевский (в его введении несколько дворов на Лиговском проспекте). — На их место тут же пришли петербуржцы — семейная пара 30 и 35 лет.

— Мне кажется, мигранты стали уезжать после Нового года, — добавляет дворник Лариса Кисилева (она отвечает за дворы на улице Правды). — Сначала мы столкнулись с легкой нехваткой мужской силы. Все-таки в нашей работе приходится и лед колоть, и снег расчищать. А сейчас постепенно стали приходить наши. Неохотно, конечно, идут. И в большинстве своем это те, кого уже уволили из-за кризиса. Или люди, которых устраивает график работы дворников.

Сама Лариса Кисилева относится как раз к последней категории. Около пяти лет назад она приехала вслед за своими детьми в Петербург из Ставропольского края. Дома работала на заводе, а здесь — целенаправленно пошла в дворники. Говорит, что где еще найдет работу, которая позволит ей освобождаться к трем часам дня, а потом спокойно заниматься семьей и детьми.

Трудности перевода

Отъезд мигрантов петербургских дворников не очень-то и расстроил. Большинство местных работников метлы и лопаты уверены, что питерцы с этой работой справляются лучше. Все-таки убирают они свой город, а не чужой, а значит, и делают это старательнее. А вот к мигрантам претензий было немало.

— У нас были такие дворники, которые вообще не понимали русского языка, — говорит Владимир Князевский. — Чтобы с ними общаться, приходилось звать переводчика. Это очень неудобно, особенно если надо передать такому работнику какое-то срочное задание по уборке.

Но еще хуже было, когда мигранты устраивались дворниками только ради того, чтобы получить доступ в закрытые подвалы и чердаки.

— Я не раз сталкивался с такой ситуацией: приходит мигрант на новое место работы, замечательно трудится первые месяц-два, — рассказывает самый опытный дворник Петербурга Владимир Захарчук (впервые он взял в руки метлу еще в 1986 году; сейчас трудится уборщиком в частной клининговой компании). — А потом, понимая, что золотых гор на этом не заработаешь, начинает халтурить. Вместо того, чтобы трудиться, он ищет по чердакам и подвалам цветмет, который можно сдать за деньги. В итоге из-за постоянных косяков с ним расстаются и берут на это место нового человека, который тоже через какое-то время начинает халтурить. Получается такой замкнутый круг.

Конечно, не все петербуржцы сейчас готовы убирать город не покладая рук. Но городские дворники давно знают, как исправить это положение. Во-первых, надо предоставлять работникам метлы и лопаты муниципальное жилье (например, комнату в коммуналке), а во-вторых, поднять зарплату. Сейчас зимой дворники получают до 20 тысяч рублей. Летом доходы, конечно, ниже.

— Я приведу только один пример. Некоторое время назад за обслуживание одной урны дворник получал около 500 рублей в месяц, — говорит Владимир Захарчук. — Это около 20 рублей в день. Ну и кто будет за такие деньги выполнять эту грязную работу? Ведь в урне и грязь, и плевки, и туберкулез.

Деликатная работа

В сфере ЖКХ отъезд мигрантов не заметили разве что водители грузовиков и трактористы. А все потому, что на такие должности граждан других государств практически не берут.

— У нас очень сложная работа. Далеко не все с ней справятся, — говорит тракторист Алексей Сергеев. — Трудностей добавляет и сам город. Например, встречаются такие арки, в которые на тракторе просто не заехать. Есть одна такая на Невском проспекте. Чтобы попасть внутрь двора, приходится звать на помощь дворников и снимать ворота, а потом — ставить их обратно.

Но куда сложнее договариваться с местными жителями, просить их убирать машины перед уборкой снега и не скандалить по поводу тракторного шума. Вряд ли мигрант справится с такой деликатной задачей.

— У нас в бригаде шесть трактористов. Мы сообща отвечаем за 602 двора! — рассказывает Алексей Сергеев. — Конечно, нам приходится иметь дело с совершенно разными людьми. В один двор заезжаешь — и тут же набегают люди с лопатами в руках, помогают разгребать снег. А в другом от местных лучше держаться подальше. Однажды был случай: приехал тракторист убирать снег. Из парадной на шум работающей машины тут же выбежал мужчина с ружьем в руках и начал угрожать водителю. Пришлось трактористу в спешке уезжать. Потом с этим раздражительным петербуржцем разбиралась полиция...

Loading...