Наталья Матвеева. Ты весною травой прорастаешь

Публиковалась на страницах казахстанских журналов «Простор» (Алматы), «Нива» (Астана), в альманахе «Жемчужная поэзия Казахстана» (Астана), в коллективных сборниках проекта «Библиотека современной поэзии», сборнике духовной поэзии «Над Свято-Троицким поют колокола» (Барнаул), «Литературный Бийск». С 2009 года председатель Восточно-Казахстанского областного литературного объединения «Звено Алтая».
 
Участница конкурса "Купина неопалимая".


 
ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ КУРДАКОВА
 
 Женя, Женя, алтайские дали
Так скучают и помнят, любя.
Для тебя родники отзвучали,
Но поют о тебе тополя.
Наш Иртыш, синеву отражая,
Твой корабль несёт и несёт.
Понимаю, я всё понимаю,
Только сердце надеется, ждёт –
Возвратишься ты к острову дальнему
И присядешь опять у огня,
И послушаешь песню печальную,
И окликнешь зачем-то меня.
Тихо спросишь:
– Ну, как тебе, пишется?
– Да не пишется что-то совсем…
И вздохнешь, улыбнешься:
– Но дышится –
Это главная нынче из тем.
Не тревожься: твоими стихами
Дышит каждый сегодня из нас.
Ты живёшь на земле вместе с нами.
На заводы приходишь и в класс.
Твои строчки читают влюблённые,
Твои песни, как волны реки.
А стихи твои – море бездонное
И пожатие теплой руки.
Ты орлом над поляной взмываешь,
И мы знаем: встречаешь и ждёшь.
Ты весною травой прорастаешь,
По логам иван-чаем цветёшь.
 
 
СТИХИ ЕВГЕНИЯ КУРДАКОВА
 
Тише, пожалуйста, тише –
Здесь сегодня на сцене – поэт.
Звёзды падают, звякнув по крыше,
И луна приглушила свой свет.
Бьётся бабочкой радость нечаянная,
Строки льются, как солнца привет.
И души его помыслы тайные
Оставляют на сердце свой след.
Словно яблонь весенних кружение,
Аромат расцветающих роз,
След дождей и берёз отражение
Да июльских раскатистых гроз,
Словно грохот реки с перекатами
И суровой тайги тишина…
Ведь стихи его – рыцари в латах
И бокал молодого вина.
Только тише, пожалуйста, тише.
Пусть на сцену не вышел поэт…
Он звездою сияет над крышами,
Он – Вселенной таинственный свет.
 
 
ЭПИДЕМИЯ
 
Вновь прискорбное явление
И волнение души –
Объявили эпидемию
В городской моей глуши.
 
То, что город многолюден,
То – статистики обман.
У людей так много буден,
Каждый варится в них сам.
 
Эпидемия печали.
Эпидемия тоски.
С одиночеством венчают,
Давят болью на виски,
 
На измученные лица …
Где вакцину только брать,
Чтобы к радости пробиться
И печали миновать?
 
Где они, рецепты счастья
И рецепты красоты,
Эпидемии участья,
Бескорыстья, доброты?..
 
Верю, солнышко оттает,
Из морозов выйдем мы
И наступит, где-то в мае,
Эпидемия весны.
 
 
* * *
Немыслимо короткий бабий век –
В нём многое давно отколосилось,
Упал на волосы и не растаял снег
И как-то незаметно отлюбилось.
И страсти быстротечная река,
И озеро желаний – обмелели.
Я на себя смотрю издалека,
На звонкую, как первые капели.
Но мы уже на разных берегах.
И между нами прожитые годы.
Ромашковый букет в её руках,
А у меня – тревоги, непогоды.
И ей совсем не нравится мой вид:
Не тот размер, размытая фигура.
Она, как солнце, радостью горит,
Хотя совсем ещё девчонка – дура.
Наделает ошибок целый воз
И глупостей навяжет полушалки.
Да, изменить нельзя уже прогноз
Теперь известный мне и без гадалки.
Да, было всё – победы, бури, мели…
Но жизнь так бесконечно хороша!
Да и в моём, пускай объемном теле,
Ещё такая нежная душа!
 
  
* * *
 
В полночь ведьмино зелье варила.
Чан наполнила бабьей слезой
И разлуку туда опустила,
И разбавила горькой тоской.
Чтоб душа от любви не ослепла,
Я костер развела от луны.
И горящее пламя в полнеба
Колыхалось на гребне волны.
Заклинала сердечной кручиной,
Зазывала ветра и снега,
Жгла осиновые лучины,
Шла на черные берега.
А когда туманом окутанный
Показался зарею день,
Я стреножила сердце путами
И твою разметала тень.
Зачерпнула ковшом из чана –
Напою тебя за гроши,
Чтобы вечно земля качалась,
Чтоб печаль твоя не кончалась,
Чтоб родней не нашел души.
 
  
МОЛИТВА
 
Нет, не верую я. Но,  Господи!
Как же хочется мне порой
Русской бабой в смиренье и робости
На колени пасть пред тобой
И молить, от безверья мучаясь:
«Слышишь, Господи, помоги!
Дай ему, любимому, лучшему,
Легких троп среди снежной тайги.
Дай в дороге посуше место,
Дай удачи большой ему.
Пусть его бродячее сердце
Всегда рвется, Господь, к моему.
Ну, а если беда какая
Суждена ему на пути,
Ты ведь, Господи, понимаешь,
Мне-то легче перенести.
Ну, а если, ты слышишь, если
Он разлюбит – тому и быть.
Ты не дай задохнуться песне.
Не дай мне его разлюбить.
Слышишь, Господи? Если сбудется,
Мне не надо судьбы иной.
К образам приду по распутице
И затеплю свечу пред Тобой…»
  
 
* * *
 
Как часто мы твердим: все впереди.
Успеем завтра, - заверяем смело.
А дни идут, как по воде круги,
А дни летят, как в небе птицы белые.
Не позвонили, - завтра позвоним.
Не написали, - ладно, обойдется.
Потом. Да как-нибудь. Да после отдадим...
А глянешь, - ничего не остается.
Ни милых, ни любимых, ни родных.
Все шире круг друзей, ушедших в вечность.
И только фотографии от них,
Да пустота, да приступы сердечные.
Спешите жить. Никто нам не вернет
Ни час, ни миг, отпущенный на ветер.
И спойте с тем, кто весело поет,
И хлебом поделитесь с тем, кто беден.
 
  
***
 
К сапожнику, к сапожнику
Дед сани направляет.
Пьяницей, безбожником
Звала соседка Ваню.
А дед мой с уважением:
Иван Иваныч – воин.
А мастер! Нет сомнения,
Всех почестей достоин.
И вот мы у сапожника,
Я туфли примеряю.
А у него, безбожника,
Иисус и Сталин в раме,
Стакан с денатуратом.
Военный френч с медалями…
Как я обувке рада,
Ведь туфли – не сандалии!
Он подмигнул устало:
«Ну, как, ногам не тесно?»
В каморке света мало,
Но, ох как интересно…
Легко подбив подковы,
Продолжил:
«На, держи,
Моя ж нога под Псковом
Разутая лежит».
 
 
***
 
Пронзительно чужая боль
Стрелой вонзается и глушит.
Её бессильна я разрушить –
Так незавидна моя роль.
И все слова мои не впрок,
И руки в кровь, и тело в ранах,
И ключ на дне глубокой ямы –
Душа замкнулась на замок.
Беда нема, беда глуха,
Но бьюсь, напористая, в стену,
Где кровь холодная по венам,
И очень близко до греха.
Постой, зря бисер не мечи,
Дыханьем ветер тронет душу.
Он обогреет, он обсушит
И боль от сердца отлучит.
И потихонечку обмякнет
Жизнь зачерствелая твоя.
И, миру высветлив края,
Замок спадёт,
О землю звякнет.
И я вздохну.
Как камень с плеч,
Молясь за это исцеленье,
За выход жизни из затменья…
За радость новую от встреч. 

.

Loading...
Loading...