Ганишина Алина. Скажем синице в руках: улетай!



Путала даты, стихи и признания Я.
В шагах от тебя до квартиры.
Робко забывшись теплым молчанием,
Руки замерзшие грела вполсилы.
Осень замедлила наше дыхание.
Ты такой бережный передо мной…
Сквозь километры живое касание…
Стоп. Пора возвращаться домой.
  
 
*Одиночество*
 
Одиночество — очень странный сосед,
Я не знаю, как его звать.
Может прийти нежданно в обед,
Может забыть про меня дней на пять.

Мы с ним живем давно душа в душу,
Делим мечты и мысли о прошлом.
Иногда бывает с ним даже лучше,
Нельзя сказать, что он не хороший.

Да, мой сосед очень заботлив,
Старается чаще со мною бывать.
Что тут поделаешь, теперь я не против,
Уже не пытаюсь его избегать.

Мы стали близки за последние годы.
Пьем вместе чай и ночи проводим,
Слушаем песни, встречаем восходы,
То дома сидим, то в парке побродим.

Ночью приходит по расписанию,
Знать бы мне его имя и отчество.
Снова зашел составить компанию
Мой преданный друг — сосед одиночество.
 
***
 
Я напишу тебе пару строк.
Совсем не много, не как обычно.
Каждый из нас в душе одинок,
Но об этом вслух говорить неприлично.
 
Об этом молчат ночами в подушку,
Хотят кому-то родному звонить.
И крутят в руках телефон как игрушку,
Но не звонят, боясь разбудить
 
Боясь, что другому просто плевать,
Что в вас еще осталось живого.
Что лучше всю жизнь молчать, чем сказать
То, что больно заденет родного.
  
***
 
Мы с тобой увидим Париж и Китай,
Будем пить чай на индийских полях.
Скажем синице в руках: улетай!
И напишем песню о журавлях.
И взлетит самолет, как огромная птица,
Мы возьмемся за руки крепче крепкого.
Всю дорогу нам будет море снится,
А на утро мы даже не вспомним этого.
Мы увидим то, что другие забыли,
Мы коснемся ярких лучей, трепеща.
Только те, кто душой полюбили,
Видят солнце в обычны вещах.
 
***
 
Лежала без сна, смотрела на шторы,
На шкаф, потолок и отсутствие двери.
Старалась вглядеться в смешные узоры,
Вспомнился темный мир Алигьери.

Впервые за месяцы я задышала
Спокойно, осознанно и глубоко,
Не слыша привычных звуков вокзала,
От дома и грусти так далеко.

Я наслаждалась этими вдохами,
В легких был вовсе не кислород.
Не то — неизменное годами, эпохами
Не то, чем дышит обычный народ.

И в теле было не сердце колючее,
Не было ребер и позвоночника.
Только тепло беспрерывно текучее
Только добро у меня – полуночника.

Как никогда я ценила мгновенье,
Вспомнила летний запах бензина.
Чувствую тихое сна приближенье.
Рядом спит мой любимый мужчина.
 
***
 
Худой человек в черном пальто.
Он был странным и неуклюжим,
Говорил все время что-то не то
И никому здесь не был он нужен.
 
Он гулял по аллеям, цветущим весною,
Часами, задумавшись, просто стоял,
Писал стихи тонкой левой рукою,
Последний автобус всегда пропускал.
 
И медленно шел по грязным дорогам,
Стараясь кошек и птиц не будить.
Всегда отвечал быстро и строго,
Если кто-то просил у него закурить.
 
Он думал, что нужно всегда улыбаться,
Даже если кто-то ему не знаком,
Начинал как весенний цветок распускаться,
Но люди считали его дураком.
 
А он был так рад с людьми повидаться,
Сказать, как счастлив этой весною.
Но, если по правде, надо признаться,
Он с ними здоровался левой рукою.
 
Нет, не специально — просто не знал,
А в правой руке держал угольки.
Все обижались, а он рисовал,
Не зная про правило «правой руки».
  
Он воробьям «добрый день» говорил,
Кормил их крошками белого хлеба.
Бывали дни: печальный бродил,
Не рисовал — разговаривал с небом.
 
Когда вечерело, он звезды считал,
Опять говорил что-то не то. 
Вдруг кто-то спросил: куда он пропал?
Худой человек в черном пальто.

.

Loading...
Loading...