Наталья Артёмова. А ведь снилось мне самое русское…



***
Разве мы много просим у Бога:
Чтобы была нам посильной дорога,
Чистому сердцу от неба напиться,
Ясной душе не скудеть, не мутиться.
 
Чтоб не растаяли в полдень, как тени,
Запахи слов и июньской сирени,
Чтоб и в конце, как сладчайшую новость,
Жизни читать оскудевшую повесть.
 
Чтобы любимым глазам не ослепнуть,
Чтоб в человека верой окрепнуть,
Чтобы судил Он всех мудро, но строго.
Разве мы много просим у Бога?
 
***
И я проснусь – и сон уйдёт тяжёлый.
Затопит сердце радости волна,
Что это только сон и будет новый
Апрельский день и небо из окна.
 
Что впереди ещё такие силы,
А позади лишь горстка детских лет,
Что смерть – не смерть,
                                  и только жизнь над миром,
И ожиданье будущих побед.
 
А юный ветер будет свеж и резок.
И я, надев весеннее пальто,
Уйду туда, где тень и ломкость веток,
Искать мечту и непонятно что.
 
И жить душе её нетленной верой,
Что всё плохое обойдёт меня,
Что мне отмерят необычной мерой
Любви и счастья, славы и огня.
 
Но только б этот сон ушёл тяжёлый,
И я б проснулась, разрывая бред,
И надо мной качался б невесомый
Апрельский жёлтый, всё заливший свет.
  
***
А столько слухов пережить
И столько сплетен
И всё равно остаться жить
В одной из песен.
 
И всё равно иметь в душе
Хотя бы малость:
К упавшему на вираже
Простую жалость.
 
И всё равно сквозь горький дым
Сплошных неверий
Осознавать: не умер мир
И не утерян.
  
                                            Сестре
Время пройдёт – всё забудется,
Так не печалься, не плачь,
Пусть твоё сердце не студится
В тяжкие дни неудач.
 
Выйдем с тобой, где за вишнями
Горбится старый плетень.
Видишь, как золотом вышитый
Этот сияющий день.
 
Видишь, уже над крыжовником
Снова хлопочет пчела
Маленьким скромным садовником,
Мир охраняя от зла.
  
***
Научите меня рисовать.
Научите – и я нарисую
Тополей измождённую стать,
Монастырь и дорогу сырую.
 
И себя в полинявшем платке –
Русской бабой на этой картине
И закат… И, как угли, в руке
Опалённые гроздья калины.
 
***
Что ты хочешь? Друг друга кляня,
Мы ножами уже не по пьянке.
Так зачем же мне снится страна,
Где весной по оврагам фиалки?
 
Где ласкает истерзанный снег
Хлипкий ветер в орешнике сером,
И прозрачный, невидимый смех
По берёзовым рощам рассеян.
 
Там, где верно и трепетно ждать,
Глядя вдаль через колкую сечу,
И потом, задыхаясь, бежать
Журавлям, самым первым, навстречу.
 
Так, чтоб ветер холодный трепал,
Рвал и путал весенние звуки,
Чтоб пуховый платок не спасал
Побелевшие плечи и руки.
 
И живя лишь мечтой о тебе,
Позабыв все былые раздоры,
С замираньем ловить на себе
Восхищённо-весёлые взоры.
 
Вот и всё. Только это лишь сон.
А ведь снилось мне самое русское  –
Рыхлый снег и заката огонь,
Медный крест под холщовою блузкою.
 
 
***
О, не зови меня, апрель,
И не ищи меня по свету,
Я стала взрослою теперь,
И той, что ты любил, уж нету.
 
И тонкий след её пропал,
Растаял под колючей сливой,
Лишь где-то ветер отыскал
Обрывок ленты тёмно-синей.
 
Да там ещё у тех полей,
Где зябнет озимь молодая,
Там почему-то всё острей:
И звук, и всплески птичьей стаи.
 
Не потому ли, что туда
Я  приходила слишком часто,
Смотрела, как дрожит вода,
В лицо узнать пыталась счастье.
 
Но это всё теперь, поверь,
Уже другим глазам подвластно,
Так не ищи меня, апрель,
И не зови меня напрасно.
  
***
Где жалкой была, где себя и людей презирала,
Где светлое имя своё по камням растеряла, -
В той край позабытый безудержно сердце стремится,
И век мне туда возвращаться – и не возвратиться.
Усталой, больной, одинокой
И странницей, всем неприметной,
Не лечь у родного порога, губами его не коснуться заветно.
И силу его не почувствовать, вечную силу столетий,
Не встать исцелённой, как лишь исцеляются звери и дети.
И тело уже не наполнится лёгким волшебным обманом,
И я не поверю словам и заманчивым странам.
 
***
Так велико могущество тепла,
Что,  кажется, ещё одно усилье –
И ты поверишь, что печаль прошла,
Душа очнётся и расправит крылья.
 
И выйдешь в сад, встревоженный весной,
С последним снегом, потемневшим, грузным,
И рассмеёшься громко над собой,
Над всем прошедшим, жалким и ненужным.
 
Таким ненужным, что настанет миг –
И сердце оторвётся от причала
И поплывёт, как паруса двойник,
Как лоскуток цветного одеяла.
 
А на земле останется одно
Больное тело, полное печали,
Слепое тело, где уже давно
Усталости положено начало.
 
Но, может быть, в заветный час тепла
Оно захочет тоже пробужденья.
Оттаявшая чёрная земля
Ему надеждой станет и спасеньем.
  
Картинка из детства

Господи, как же вернуть эти дни!
Медленно-медленно день уплывает,
Снегом январским весь мир укрывает,
Топится печка. Мы в доме одни.
 
А ожидание льётся рекой.
Возле окна мы сидим молчаливо,
Робкое сердце немного пугливо
Сумерек зимних впускает покой.
 
Пляшут весёлые тени от печки.
Воздух за окнами кажется синим.
Как они счастливы вечером зимним,
Господи, эти твои человечки!
                                     
                                          Сестре
Мы влюблялись в одних и тех же:
Мы любили с тобой поэтов,
А ещё широкие ленты,
А ещё весёлое лето.
 
Васильки и рыжую кошку,
И от мира кусочек малый:
Старый сад и к дому дорожку,
И усталую нашу маму.
 
Только всё на земле кончается:
Этот луг и ласковый вечер,
Этот клевер, что мыслью терзается
О пчеле и о новой встрече.
 
Всё кончается. Всё кончается.
Но пока ещё весел ветер.
Хочешь сказку, где всё сбывается?
Слушай: жили однажды дети…
  
***
Вдруг задохнёшься от нежности,
Что удивишься и сам,
Примешь почти с неизбежностью
Преданность этим местам.
 
Преданность роду и имени,
Дом пропадёт – так золе,
Небу бесхитростно-синему,
Чёрной от пота земле.
 
Гнёздам грачиным, пустующим
В ветках моих тополей,
Сокам, в деревьях бунтующим,
Жару июльских полей.
 
Самой обычной, размеренной
Жизни родного села,
Запаху солнца и клевера,
Взглядам без примеси зла.
 
****
А за окнами – летний сад,
А над садом – синее небо.
Почему ж ты стоишь не рад,
Не внимаешь покою слепо?
 
Что тревожит тебя, скажи?
От деревьев нисходят тени,
Перламутровые жуки
Покачнули ветки сирени.
 
Выбегай в этот белый сад,
Напоённый июньским светом.
Разве он не помог, как брат,
Стать когда-то тебе поэтом?
 
Он поднимет тебя опять,
Отведёт от гиблого края.
Выбегай в этот белый сад,
Как в преддверие белого рая.

.

Loading...
Loading...