Семён Краснов. Журавлиное вече

Лауреат Межрегионального поэтического конкурса, посвященного 200-летию со дня рождения М.Ю.Лермонтова «Светись, светись, далекая звезда…» (Москва, 2014). Лауреат Международного поэтического конкурса имени Евгения Курдакова «Купина неопалимая» (Москва, 2015)Э, проведённого «Петербургской газетой» совместно с Союзом писателей России. Работает заведующим лабораторией кафедры «Русский язык и литература» Тольяттинского государственного университета.
 


*** 
 
Волком вой, пиши стихи, кричи.
Всё пройдёт. Всё было. Всё конечно.
Красные Архангела Ключи
Только будут литься, литься вечно.
 
Мудростью журча, святой исток
Из земли уходит в третье небо.
Радуги двойной огромный рог
Окропляет соком корку хлеба.
 
Вглядываясь в зеркала цветов,
Отразивших марево надежды,
Открываешь мудрость Божьих слов,
Сохранивших белые одежды.
 
***                   
 
Ставрополь-на-Волге,
Вольный город,
Жигули, скрип вёсел,
Волги плеск.
На горе, не ведая о горе,
Песенно шумел сосновый лес.
 
Солнечный Тольятти –
Вольный город,
Сын отца, погибшего в волнах
На беду разлившегося моря,
Плачет ветром в белых ковылях.
 
Ставрополь – Тольятти,
Где ты? Кто ты?
Вольный город, шумный и большой,
Птица несвободного полёта,
Иностранец с русскою душой…
 
  
*** 
 
В тольяттинском музее «Наследие» хранится единственный сохранившийся колокол со взорванного в 1955 году Троицкого собора Ставрополя-на-Волге.
 
Спасённый колокол разрушенного храма
Висит на ниточках музейной тишины.
Глядит сквозь стёкла обветшалой рамы
На суету чужбинной стороны.
 
Погибший город – волжская Матёра,
Подводный Китеж возле Жигулей.
Над ним давно не ходят «Метеоры»
Лишь светит из-за гор звезда полей.
 
Свобода выбора, подаренная Богом,
Ножом бульдозера изрезана в куски.
Балтийский вид посёлка Шлюзового
Не вызволяет город из тоски.
 
Спасённый колокол звонить уже не чает,
С печалью вспоминая время оно,
Над ним надеждой праведной мерцает
Окно в невыразимое – икона.
 
***
 
Родовое кладбище…
Тишина, покой.
За канавой – пастбище.
Зной. Палящий зной.
 
Дедовы фамилии
На простых крестах,
Соловьи, уснувшие
В зарослях-кустах.
 
Скорби, сострадания
Чистые ключи.
Души воплощённые –
Чёрные грачи.
 
За оградой кладбища,
Распустив супонь,
Громко на судьбинушку
Жалуется конь.
 
Веет над могилами
Тополиный пух.
…День – Святая Троица:
Сын, Отец и Дух.
 
***
 
День Иоанна Предтечи,
Тающий след облаков.
Город, печалью помечен,
Дремлет на стыке веков.
 
Время – стремительный кречет,
Не признающий оков,
Души разлукою лечит –
Умных, больных, дураков.
 
Выпадет чёт или нечет?
Вновь под дыханье часов
Чувства свои засекречу,
Крепко задвинув засов.
 
…Спрятался сумрачный вечер
В синих потёмках дворов,
Звёзды – зажжёные свечи
В шорохе млечных миров…
 
***
 
Скрипучие стасúдии вдоль стен,
Негромкий говор чёрного монаха,
Спадает суеты и злобы тлен,
И отпускает боль, и стыд, и страхи.
 
Мадонны жигулёвской скорбный лик –
Глаза лучатся ровным тёплым светом,
Прозренья и любви счастливый миг…
Тревоги пусть улягутся на этом.
 
Весенний дождь. Как Божью благодать
Пьёт воду под окном седой подснежник.
Икон святых Божественная рать,
И воск медовый капает в подсвечник.
 
  
***            
 
Тихо…
Тихонько…
Тихонечко…
 
Мягко…
Легонько…
Легонечко…
 
Льёт золотой
Божий свет
В душу святая иконочка…
 
Журавлиное вече
 
Бабье лето пылает,
Жжёт болотные свечи,
Где сентябрь собирает
Журавлиное вече.
 
Птицы видят яснее
И громады, и крохи.
Заметают зло снегом,
Кроют доброе мохом.
 
А нечистая сила
Поблазнúт, побессúлит
И заманит в осины,
И утащит в трясину.
 
Спрячет в чёрные пади,
В норы лютого зверя,
И рассыплет по глади
Снежно-белые перья.
 
Небо видеть не чая,
В мире мрака  и скверны
Журавли умирают
Без любви и без веры.
 
***
 
Печальная ранняя осень,
Сиреневый иней в садах.
Из леса пришедшие лоси
Пасутся во ржи на задах.
 
Намокшие бурые спины,
Глаза исподлобья глядят –
Дрожат золотые осины,
Встречая пронзительный взгляд.
 
***
 
Зеленоглазое, рыжеволосое
Солнце с веснушками –
Светлыми росами
В травах духмяных
Скользит за берёзами.
 
Летом рождённое,
Мятой пропахшее,
Звёздочкой ясною
С неба упавшее.
Света плеснувшее
Словно алмазами!
…Рыжеволосая, зеленоглазая…
 
***

Большой семиэтажный дом 
Сходил с ума от полнолуния, 
Наворожённое колдуньями 
Свиданье бушевало в нём. 

Ночь пахла счастьем и теплом.
Страсть. Предвкушение рассвета.
Глаз неоткрытая планета,
Губ, всласть измученных, излом.

Копны волос духмяный лён
И нежных рук твоих ловушка.
И скомкана в углу подушка,
И счастья приглушённый стон.

Окутал нежности покров
Любовь – основу мироздания! 
…И сотрясалось страстью здание –  
Счастливый полуночный кров.

***
 
Ненароком зацепились
Краешками душ,
В пору ветра, листопада
И уснувших луж.
 
Мимолётом прикоснулись
Краешками губ 
Под осеннее журчанье
Водосточных труб.
 
Осторожно поделились
Краешками снов,
Сокровенных размышлений,
Откровенных слов…
 
  
***          
 
Ночью, на Казанскую
Выпал первый снег.
Бродит кромкой Волги
Снежный человек.
 
Шелестит обёртками
Сморщенной листвы
Сторож охраняющий
Горные пласты.
 
Шепчется с Хозяйкой
Жигулёвских гор –
Тянется веками
Тихий разговор.
 
И  кричат ведьмáки
Жутко по ночам,
И живут шишиги
В каждой балке там.
 
На горе, на Стрельной
Сидя, смотрит вдаль:
Под луной колышется
Сонной Волги сталь…

.

Loading...
Loading...