Ольга Шмакова. Солнышко земное

С 2013 года является членом Союза писателей России. В издательстве «Российский писатель» опубликован сборник стихов «По грани настоящего».


 
Зимняя душа

Витиеватыми путями,
Легчайшим шагом, не спеша,
Снежинки черпая горстями,
Бродила зимняя душа...

Уход свой близкий ощущая,
Она скользила сиротой,
Свой взор печальный обращая
На мир, укутанный в покой.

Брела, торжественно прощаясь
С холодным царством белых грез.
А с неба, в воздухе вращаясь,
Все сыпал пух замерзших слёз...
  
 
Прости меня, Осень
 
Капризная Осень дождливой ладошкой
Хлестнула ревниво меня по щеке,
И тут же, мурлыча, как рыжая кошка,
Сквозь лучики солнца прильнула к руке.

Не злись на меня, листопадная дева,
Что Лето со мной танцевало вдвоём.
Ты в сердце моём всёравно - королева!
Не плачь от обиды холодным дождём.

Твой выход! Ты гордо вступаешь на сцену
В своей златошвейной богатой парче.
Красавица Осень, прости за измену
И рыжим листком прикорни на плече...
  
 
Велосипедный день
 
Звенит с утра звонком велосипед.
Проснувшись утром, чуть не с петухами,
Мальчишка рыжий, шустрый мой сосед
Уже педали мучает ногами.

Простор и солнце! Лето! Благодать!...
Счастливым хором распевают птицы.
И мой сосед уносится гулять.
И во вращеньи исчезают спицы

В велосипедном бойком колесе.
Летит мальчишка, скорость набирая.
И трель звонка по лесополосе
Разносит ветер, звуками играя.

Над горизонтом медленно в зенит
Вступает солнце, льёт с небес загаром
Мальцу на спину. А звонок звенит!
И иван-чай кудрявится пожаром.

А небесам бездонным края нет,
И даль дорог стремится в бесконечность.
Нет, не дозваться парня на обед...
Безмерно жаль, что день не длится вечность.

Вздыхают травы, предвкушая сон,
Весь горизонт - в пылающих зарницах.
И солнце мчит с мальчишкой под уклон,
В велосипедных путается спицах...
 
 
Солнышко земное

Ноябрь.Дождь отмерян щедрой мерой.
И облаков тяжёлых виснет слой.
Толпа спешила многоножкой серой,
В метро ныряя грустной головой.

Пальто и куртки - в тон свинцовой краски,
В осенне-скучной гамме, без прикрас.
Мелькают лица, бледные, как маски,
С тоскливым взором равнодушных глаз.

И ни за что не зацепиться взглядом.
Ноябрьский день всех задавил тоской.
Но вдруг, как солнца зайчик вспыхнул рядом:
Глянь,- семенит за маминой рукой

Малыш весёлый в шапке ярко-красной.
Румянцем щёк всё осветил вокруг!
Ненастный день вдруг превратился в ясный
И веселей на свете стало вдруг.

Он отставал, мешался под ногами,
Смеясь, дождинки пробовал на вкус,
Он мир любил и жадно "ел" глазами,
И весь сиял от счастья, карапуз!

И даже небу приглянулся мальчик.
Средь туч нависших дырочку прорыв,
Запрыгал в небе солнца яркий мячик,
Земному солнцу лучик подарив...
 
Слоны

 (слоны помнят своих умерших родичей и иногда приходят к их скелетам и тихонько трогают их хоботами)

На матовых спинах оттенки луны
Неся через ночь по земле Серенгетти,
Бредут по песку друг за другом слоны,
Равнин африканских огромные дети.

...Семью много лет по саванне вела,
Степенно ступая, не зная усталость,
Но, век свой слониха, прожив, умерла.
К великому горю - не лечится старость...

Сегодня подросшая старшая дочь,
Свой путь проломав сквозь колючие рощи,
Свернув от реки усыхающей прочь,
В траве набрела на истлевшие мощи.

Уставился череп глазницей пустой,
Застыл неподвижно безжизненный бивень...
Из туч долгожданных стеною густой
Обрушился наземь тропический ливень.

Замедлился шаг. Шум дыханья ослаб.
На миг замерла толстокожая гостья,
И хобот, что мог бы сломать баобаб,
Вдруг нежно коснулся белеющей кости.

Слонята, не чувствуя дождь подошли,
И гладили тихо скелет хоботками.
И капли дождя, словно слёзы текли
По шкурам шершавым струясь ручейками.

Что ведомо им про течение лет?
О чём так печально трубят на рассвете,
Покинув в песке утонувший скелет,
Равнин африканских могучие дети?...
  
Валькирия

Посвящается моему однокласснику, упрямому мечтателю и яхтсмену, Сергею Жукову, в одиночку проплывшему два океана на маленькой восьмиметровой яхте по имени "Валькирия"
 
Дремала, как вулкана дымный кратер,
В душе Серёги давняя мечта.
В судьбе его невидимый фарватер
Проложен был с рожденья, неспроста.

Он долго шёл к своей заветной цели,
Ломая зубы, грыз гранит наук.
И вот стоит на привязи у мели
"Валькирия", дитя трудов и мук,

Мечта яхтсмена - яхта в восемь метров.
Красуется округлостью бортов.
Ещё не отдана на волю ветров,
Еще не увидавшая китов.

Но вот свершилось!Волны океана,
Катясь степенно, плещутся о борт.
За плотной дымкой сизого тумана
Неторопливо исчезает порт...

Пустилась яхта в путь без сожаленья,
Держа по ветру стройный острый нос,
Скользила ночью невесомой тенью,
И стал ей другом гордый альбатрос.

Плечами в купол неба упираясь,
Бросал её с ладони на ладонь,
Бесстрашью лёгкой щепки удивляясь,
Властитель вод Великий Посейдон.

И плыл Серёга! Превратившись в ветер,
Поднятый парус полнила Мечта,
И как фонтан искрился на рассвете
Могучий выдох встречного кита...

Начало дня

Вставало солнце, утренним румянцем
Добавив небу девичьей красы.
Осев на травах серебристым глянцем,
Блестели мокро капельки росы.

Стряхнуть красу боялся даже ветер -
В тиши сияла летняя заря.
День занимался, радостен и светел.
Лишь посвист птиц, да взмахи косаря,

Не нарушая торжества рассвета,
Дарили звук беззвучию полей.
И щелкал гимн в честь солнечного лета
Солист овражный, кроха-соловей.

Стремилось ввысь горячее светило,
Не замечая тонких облаков.
Зной набирался незаметно силы
И прогонял от речки рыбаков.

Мелькнув беззвучно, словно наважденье,
В лесу укрылась серая сова.
И увядала, павшая в сраженьи
С косой железной, буйная трава.

И возносились к облаку росинки...

На водопое

За горизонтом гаснет пламя
Последних солнечных лучей,
Как будто день спускает знамя, 
Без лишних пафосных речей.

Туман клубится пышнотелый
Над засыпающей рекой.
Неспешно конь спустился белый
На бережок, на водопой.

А тишь какая колдовская!...
Лишь где-то тикает сверчок
В густой траве, не выпуская
Из лапок тоненький смычок.

Росой холмов покрылись плечи.
Остановило время бег
И сердцу раны тихо лечит,
Что б не печалилось вовек.

Ночная тьма накидкой тонкой
К речным прильнула берегам...
Всё пьет усталый конь тихонько
Волну с туманом пополам...
 
Вокзал. Полнолуние

Ночной вокзал окутан мраком плотным.
Стою, боясь прощания с тобой.
Бог полнолунья зельем оборотным
Льет мне на плечи отсвет голубой.

С шипеньем кобры двери закрывая,
Внезапно дрогнув, тронулся вагон,
В тьму уходя...Печально в след моргая,
Мерцали звезды. Опустел перрон.

А лунный диск, безмолвно-равнодушно
Все ткет свою незримую вуаль.
Мне без тебя так холодно и душно...
А ты летишь в неведомую даль.

Завыть бы вслед дрожащим рельсам тонким,
В ответ услышав электрички свист.
И, обернувшись быстроногим волком,
По шпалам мчать,что б видел машинист,

Что б дернул ручку тормоза руками,
Догнать тебя пытаясь мне помочь...
Но электричка с волчьими глазами
Уже нырнула в призрачную ночь.
   
Ночная гавань

Полнолуние...Чайки молчат.
Темно-синяя полночь на море.
Корабли пришвартованы в ряд
И за место у пирса не спорят.

Волны плещут о пристань слегка,
Напевая мотив колыбельный.
Путешествует ветра рука 
По изгибам бортов корабельных.

Утомились бродяги морей,
Видят сны про далекие страны.
Глубже ночь. Все темней и темней.
Звезды в небе зияют как раны

От шрапнели пиратских боев.
Затянуть бы их плотно бинтами
Из ночных кучевых  облаков,
Залечить полуночными снами...

Ночь сгуcтить все пытается мрак,
В темноту мир бросая, как в небыль.
Но луны неразменный пятак
Непослушно сияет на небе.
 
 
 

.

Loading...
Loading...