Ольга Злотникова. Дозволенная мера слепоты

Победитель республиканского литературного конкурса молодых поэтов в г.Бресте (2010). Автор книги стихов «Зарождение звука» (Минск, 2011). Живет в Минске.

***

Молчит деревенская пустошь,

Торчит из-под снега быльё.

Когда же, когда ты отпустишь

Горячее сердце моё?

 

Обёрнута снежною ризой,

Как саваном белым, душа

Кричит исступлённо – до визга

Оставленного малыша.

 

Мне больно дышать от мороза,

А воздух и влажен, и льдист.

Выстукивать азбуку Морзе

На белый протравленный лист

 

Мне так же легко и знакомо,

Как ветру над пустошью гнать

Глухие метели, а дома

В слепое окно завывать.

 

Гадаю: останусь ли чистой,

А нет, так пойду на мороз,

И ветер, холодный, как выстрел,

Дотронется льдом до волос,

 

Да мир, оголённый до сути,

Оскалится чёрным быльём.

Когда же, когда ты отпустишь

Горячее сердце моё?!

 

***

У каждого своя – не подберёшься –

Дозволенная мера слепоты.

Какою же змеюкою ты вьёшься,

Душа моя? Чего не видишь ты

 

За камнем придорожным, за вещами,

За словом, за значением вещей?

О, как же мы с тобою обнищали –

Не в чем-то маловажном – вообще…

 

И что за слепотою: просто страшно

Раздвинуть горизонты и взглянуть,

Как сердце – часовой стоит на башне:

Глядит, не промелькнёт ли кто-нибудь.

 

Как сердцу – часовому даже выстрел,

Милее, чем вот эта тишина,

В которой засыпаешь слишком быстро

На все (как это страшно!)

Времена.

 

***

Над вечным покоем, над гладью озерной –

Лишь Слово. Я землю, покрытую дёрном

 

С тоской Левитана задумчиво глажу

И жизнь пряду, как крапивную пряжу.

 

Встает и заходит янтарное солнце,

А сердце знакомыми ритмами бьётся

 

Над вечным покоем, над гладью озёрной,

Где землю целую, покрытую дёрном.

 

Одуванчик

В сочной зелени, как в обители,
Словно желтый портрет Христа,
Как цветок расцветает, видели?
Воплощенная красота.

Нарекли его одуванчиком,
Но недолго ему цвести:
Будет сорван веселым мальчиком,
И оставлен на полпути

По дороге к ручью звенящему
На прохладном еще песке.
Он заснет, и приснится спящему
Ему солнышко вдалеке.

А друзья его желтопёрые,
Что остались еще цвести,
Седовласыми станут скоро и 
Разлетятся, чтоб прорасти

Молодыми ростками нежными
На какой-то другой земле,
Будто вовсе они и нЕ жили
Раньше, но лишь приснились мне.

 

***

Я росла без отца и без матери,
Как трава на коровьем лугу:
Проходили по лугу мечтатели –
Я их песенки берегу.

Хороша ли? Дурною ли выросла?
И к чему мое сердце лежит?
Много детского светлого вымысла,
Много взрослой продуманной лжи.

Оттого и луга заливные
Я люблю, что сама, как трава,
И цвету васильком полевым я:
Только зелень и синева.

 

***

Когда разольется ручьями,
Зардеет румянцем весна,
Скажу я: «Ты знаешь, корнями,
Корнями я в землю вросла.

Её ни за что не покину,
Слабея, забыть не смогу,
Последней молитвой для сына,
Для сына её сберегу».

Я большего счастья не знаю,
Чем с птицами встретить рассвет,
И вдаль улетающей стае
Руками, как крыльями, вслед

Махать до тех пор, пока память
Из глаз не сотрет этот миг,
А после, как птицы, растаять
В небесном значении книг.

Я с болью, и с жизнью знакома,
И с Богом: стою перед Ним
Под куполом общего дома,
Под ласковым взглядом твоим.

 

***

Не луна, но огрызок луны

На чернильном пятне небосвода,

И послания лунного года

Снова в звездном котле сожжены.

 

Словно жаждой томимый, овраг

С неба звезды, как капли, глотает.

Вдруг чернила бледнеют – светает,

Расступается, пятится мрак.

 

Затаился у речки камыш.

Все вокруг – зарождение звука.

Испытание, сладкая мука

До рассвета – тревожная тишь.

 

***

Убегала я из школы:
Лето! Лето в голове!
А в некошеной траве
Затаились богомолы.

Пучеглазые стрекозы
Застывали в тишине,
И тогда казалось мне,
Что есть главные вопросы:

Почему на солнце больно
В жаркий полдень мне смотреть?
Почему должна сидеть
За громоздкой партой школьной?

Непременно стройным хором
Почему весь мир поет,
На моих щеках цветет
Незатейливым узором?

Жёлтым – жёлтым поцелуем
Одуванчиковый мёд…
Почему учитель врет?
Почему листва танцует?

 

***

Ты прожужжи мне, пчёлка,

Много ль воды в реке?

Много ли в песне Бога?

Жизни в одном цветке?

 

Много ли в нас смиренья?

Много ли в нас тепла?

Или всё – угол зренья,

Лишь бы вода текла?

 

Разве вопросы эти

Только от скуки лишь?

Что же ты не ответишь?

Что же ты всё жужжишь…

 

Бумажный корабль

Когда ты уйдешь однажды
В промозглую осень сердца,
Я склею корабль бумажный,
Пущу его по воде.

И будет луна слепая
В зеленую гладь смотреться,
И будет судьба другая
Указывать путь звезде.

Когда мой кораблик белый
Заснет в колыбели звездной,
Ты вспомни: душа летела,
Крылатая, - за звездой,

И сердце твое проснется,
Омывшись печалью росной,
А все, что не знало солнца,
Останется под водой.

.

Loading...
Loading...