ПМЭФ подтвердил провал политики Запада по мировой изоляции России

Помощник президента по международным делам Юрий Ушаков сообщил, что на форум прибудут политики и бизнесмены из 40 стран. Некоторые из них – Казахстан, Гвинея - будут представлены на уровне глав государств, ожидается также приезд премьер-министров Мальты, Италии. Примут участие в форуме и руководители авторитетных международных организаций - глава ООН Пан Ги Мун и глава еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Впечатляет и бизнес-составляющая мероприятия – его участники-бизнесмены совокупно распоряжаются более чем 10 триллионами долларов.

По словам Ушакова, для многих участников форума, в основном американских и западноевропейских представителей, эта поездка станет очень рискованной. Им поездка в Санкт-Петербург «категорически не рекомендована» на правительственном уровне, и несоблюдение этой рекомендации будет рассматриваться чуть ли не как измена родине.

С российской стороны в форуме примут участие представители крупнейших компаний, в т.ч. и с участием государства – «Газпрома», «Роснефти». Возможно заключение взаимовыгодных контрактов с такими гигантами мировой индустрии, как «Новатек», «Eni», «Ройял Датч Шелл». Также предполагается, что президент РФ Владимир Путин встретится на форуме с Жан-Клодом Юнкером, чтобы обсудить актуальные экономические вопросы, среди которых – реализация проекта «Южный поток-2» и другие проекты в рамках европейско-евроазиатской интеграции.

На эту тему корреспонденту «Петрогазеты» интервью дал известный политолог Алексей Зудин.



- Можно говорить, что политика Брюсселя и Вашингтона, направленная на изоляцию России, если и не терпит фиаско, то дает серьезные сбои? Западный бизнес «ногами голосует» против санкций?

- Во-первых, нынешний экономический форум в Санкт-Петербурге, действительно, еще раз подтвердил, и особенно ярко, что попытки международной изоляции России, предпринимаемые Западом, потерпели окончательное фиаско. То, что это произойдет, было очевидно с самого начала, все-таки Россия – не та величина, которой можно безнаказанно пренебречь, что, собственно, и подтвердил ход событий.

Во-вторых, на сегодня в мировой политике достаточно четко обозначился «тренд» растущего противоречия между «евроатлантизмом» и национальными интересами стран Запада. Несмотря на свой очевидный провал, ни Вашингтон, ни Брюссель пока не собираются отказываться от попыток изолировать нашу страну, свидетельством чему, к примеру, является тот факт, что многих потенциальных участников форума вынудили отказаться от поездки в Санкт-Петербург. Т.е. режим санкций продолжает действовать, однако при этом совершенно очевидно, что логика национальных интересов если не берет верх над ним, то серьезно затрудняет его проведение.

Так же очевидно, что сохранение своего присутствия в отношениях с Россией и даже расширение его является приоритетным интересом не только многих серьезных западных бизнесменов, но и политиков. Хотя политика в гораздо большей мере подчиняется вашингтонско-брюссельским директивам, все-таки национальные интересы все громче заявляют о себе и в этой сфере. Это проявляется в самых различных сферах: вспомним референдум в Нидерландах, результаты голосования обеих палат французского парламента, решения парламентов нескольких областей Италии, протестное движение в Германии, направленное против политики страны в отношении России.

В-третьих, люди, определяющие евроатлантический курс, отдают себе отчет в том, что сохранение напряженности в отношениях с Россией чревато самыми различными сценариями развития, в т.ч. и весьма «неудобными». Казалось бы, естественнее всего было бы Западу отказаться от жесткого антироссийского курса и начать рассматривать нашу страну как равноправного и весьма при этом выгодного партнера, т.е. начать учитывать при проведении своего курса уже и наши национальные интересы. Однако, к сожалению, пока подобное развитие событий хоть и желанно, однако маловероятно, и тому есть ряд причин.

Первая – сложившаяся на Украине ситуация. Во-первых, Запад слишком многое «инвестировал» в эту ситуацию, как в экономическом, так и в политическом плане, чтобы не бороться за сохранение инерции этих процессов. Во-вторых, киевский режим в результате этих «инвестиций» получил слишком много возможностей для манипулирования своими западными «патронами». Так, в свете перспективы смягчения антироссийской политики Киев вполне может пойти на обострение конфликта в Донбассе, возможным результатом чего станет повторное обострение российско-западной конфронтации.

Другим самостоятельным препятствием является общая инерция антироссийского курса. Еще с 90-х годов Запад привык воспринимать нашу страну как «аутсайдера», и это при том, что за прошедшую четверть века социально-экономическая ситуация в России переменилась кардинальным образом. На Западе по-прежнему смотрят на нас как на «побежденных», несмотря на то, что нам, к примеру, удается вполне успешно противостоять санкциям. На этой точке зрения уже выстроены солидные геополитические конструкции, отказаться от которых Запад пока не в силах. Найдет ли он эти силы – будет зависеть только от нас, от того, насколько нам удастся восстановить свое социально-экономическое «реноме».

И еще один фактор, явно не способствующий ослаблению антироссийской политики – предстоящие президентские выборы в США. На мой взгляд, перспектива победы на них Хиллари Клинтон весьма высока, несмотря на блеск и остроумие ее соперника Дональда Трампа. А Хиллари Клинтон, особенно с учетом ее окружения, добиваться на посту президента потепления российско-американских отношений вряд ли станет.

И все же, несмотря на все перечисленные мной негативные факторы, у перспективы укрепления России на международной арене альтернативы нет, как нет альтернативы и у перспективы установления в мире принципа многополярности.

.

Loading...
Loading...