Правда о лжеволонтерах и лжеблаготворителях Санкт-Петербурга



Почем добровольцы?

У псевдоблаготворителей — летнее обострение. Куда ни пойди — обязательно наткнешься на «добровольца» с букетом шариков или китайскими браслетами.

— Купите шарик — деньги пойдут на помощь мальчику Диме, умирающему от рака, — предлагает девушка у метро «Площадь Восстания».

— Эти браслеты — символ вашей щедрости. Их сделали детки из интерната. Все будут знать, что вы им помогли, — уверят молодой человек у «Адмиралтейской».

— Мы представители фонда «Дети Домбаса» (да-да, именно так — ДоМбаса. — Ред.), собираем средства для пострадавших... — не успев досмеяться от какой-то своей шутки, сообщают два парня в вагоне метро.

«Аурея», «Алина», «Подари жизнь», «Теплый дом» — это лишь самые «активные» фонды, попавшие в последнее время в поле зрения борцов с подобными лжеволонтерами. Но существуют десятки других, подчас и вовсе безымянных организаций. В лучшем случае у них есть дохленький сайт и офис, зарегистрированный в глухой провинции или на задворках Питера, с «молчаливыми» номерами телефонов.

Уже неоднократно было сказано и написано, что все подобные сборы пожертвований — мошенничество чистой воды. Деньги идут в карманы псевдоблаготворителей. Конечно, не тех мальчиков и девочек, что бегают по вагонам метро или стоят на улицах с коробками для денег, а их «работодателей». И летом они оживились. Еще бы — у школьников и студентов каникулы. Высвободилась «рабочая сила». Аферисты этим тут же воспользовались. Сайты объявлений пестрят вакансиями «волонтеров-промоутеров». Смысл должности: собирать средства на благотворительность. Корреспондент «МК» в Питере» позвонила по одному из таких телефонов.

— Мы — фонд материальной помощи нуждающимся гражданам разных категорий, — сообщила женщина, представившаяся Лидией Григорьевной. Имени у фонда не оказалось. Но документы «конечно, все имеются». График работы «волонтеров» свободный. Оплата «сдельная».

— Будете получать 30 процентов от собранного, — заверила собеседница.

Напоминаем: все волонтеры работают бесплатно — добровольно, не за деньги. В этом и заключается суть любого волонтерства.

— Если заинтересовало, давайте встретимся вечером и все обсудим. С собой возьмите паспорт. А начнете работать — надо будет еще 350 рублей оставить в залог за оборудование — коробку для сбора средств. Вечером вернете коробку, получите деньги обратно, — с недоверием объяснила Лидия Григорьевна.

Не доброта, а лень

За день юный волонтер, по наблюдениям их разоблачителей, собирает примерно 3–5 тысяч рублей. Соответственно, «промоутеру» достается 1–1,5 тысячи. Остальное забирают организаторы фонда. Это те деньги, которые люди отдавали «нуждающимся», желая помочь.

— Когда все только начиналось, был такой Василий Столяров, который тоже выдавал себя за благотворителя. Он сам нам писал, что может собрать 100 тысяч и 40 подарить какой-нибудь маме с ребенком-инвалидом и она ему «еще ножки целовать будет» за это. Он не стесняясь говорил, что жертвует, сколько захочет — хоть рубль, хоть миллион, — рассказывает одна из руководителей группы «Остановим лжеволонтеров!» Инна Сергиенко.

Иными словами, из той сотни, что вы положите в коробку для пожертвований, в лучшем случае 10 рублей пойдет на благое дело, остальное достанется сборщикам.

— Мы общались с ребятами-«волонтерами». Они понимают, чем занимаются, что обманывают людей. На вопрос «зачем?» честно отвечают: «Мне пофиг. Мне деньги нужны. Сейчас все воруют», — говорит Инна Сергиенко. — Они не осознают другого: так они лишают средств тех, кому это действительно нужно. Подающие им не доходят до нормальных фондов.

Эта ситуация сродни тому, как в соцсетях пользователи «репостят» (распространяют) непроверенную информацию, часто так же мошеннического характера. Это же так «здорово» — кликнул мышкой и сделал доброе дело. А тут — вышел из метро, кинул сотню непонятно кому и тоже чувствуешь себя благодетелем. А на самом деле просто поленился дойти (дозвониться, найти в Интернете) до проверенной организации и помочь действительно нуждающемуся.

Как проверить обманщика

В Петербурге немало крупных организаций, реально помогающих больным, бездомным, детдомам и зооприютам. И практика сбора пожертвований — в том числе на улицах (во время массовых мероприятий, в парках, в торговых центрах) — у них давно отработана и узаконена.

— Мы можем со своим ящиком вписаться в чужое мероприятие — городское или проводимое коммерческой организацией. Для этого нужно заключить двусторонний договор между фондом и организаторами, — объясняет координатор программ крупнейшего питерского фонда, помогающего онкобольным, «Адвита» Елена Грачева. — Или мы сами можем устроить какую-то акцию. Тогда аналогичный договор заключается между фондом и администрацией города, района или муниципалами — на чьей территории будет проходить сбор. В любом случае должен быть именно такой документ с подписями руководителя фонда и «хозяина» площадки. И так поступают все официальные некоммерческие благотворительные организации. Спросите подобный договор у любого, кто просит деньги на улице или в метро, — это будет лучшая проверка. Скорее всего, его просто не окажется. А подделка такого документа — это уже уголовное преступление, за которое могут серьезно наказать. Если что-то и предъявят, то это будет договор между «фондом» и конкретным волонтером, но это ничего не значащая в данной ситуации бумажка — нанять на работу они могут кого угодно, это ни о чем не говорит.

А с метро и вовсе все ясно. Как сообщила «МК» в Питере» пресс-секретарь петербургского метрополитена Юлия Шавель, их предприятие не заключало договоров на сбор пожертвований ни с одной организацией.

Еще один верный признак «благотворительного обмана» — неопечатанная коробка для сбора денег (а то и вовсе пакеты или прозрачные папки). Нормальные фонды ее не просто опечатывают, но еще и проводят выемку купюр и монет и их подсчет только совместно с представителем «второй стороны», участником договора.

Обидно быть лохом

Что делать с подобными мошенниками, пока не понятно. Даже взятые с поличным, они оказываются неподсудны. Полицейские, даже если и останавливают их бурную «благотворительность», в итоге просто отпускают их по домам.

— Только недавно поймали человека, который ходил по квартирам и собирал пожертвования якобы от нашего фонда «Адвита». Выследить его удалось только потому, что он заранее вешал в подъездах объявления, когда придет за деньгами. С полицией устроили засаду. Отловили. Но он тогда успел собрать всего 40 рублей. В общем, ничем это не закончилось, — рассказывает Елена Грачева. — И проблема еще в том, что нет пострадавших — люди отдают деньги этим мошенникам добровольно. А нас — фонды — потерпевшими не считают, хотя наша репутация страдает.

Активисты из группы «Остановим лжеволонтеров!» так же не раз обращались в правоохранительные органы по поводу «попрошаек» на улицах и в метро. Полицейские на словах сочувствуют, но по большому счету ничего не делают.

— Единственное, что мы можем, — предупреждать людей, говорить, что их обманывают, — считает Инна Сергиенко. — Но вот что странно: на нас же еще и обижаются, что мы предупредили. Своими нравоучениями мы портим жертвователям настроение — они-то хотели чувствовать удовлетворение от своего поступка, а не разочарование. Никто же не желает быть лохом.

Питерские активисты сейчас пытаются привлечь внимание к проблеме, мотивировать городские власти развесить социальную рекламу — постеры, предупреждающие о мошенниках. Но все это — дело будущего. А пока доходы лжефондов зависят исключительно от подающих.

МК-предупреждение

Запомните: нормальные благотворительные фонды

- никогда не посылают своих волонтеров собирать деньги на улице или в метро;

- никогда не занимаются спам-рассылками на электронные адреса с просьбами о помощи;

- никогда не ходят по квартирам.

МК-комментарий

Метро должно возить, а не ловить

Не только в Петербурге действуют мошенники, выдающие себя за благотворителей. Встречаются они и во многих других городах. И в некоторых уже давно об этом оповещают население с помощью предупредительных плакатов и объявлений по громкой связи в метро. В питерской подземке, впрочем, к этому пока не готовы. Пресс-секретарь ГУП «Петербургский метрополитен» Юлия Шавель объяснила, что метро — это в первую очередь вид транспорта.

— Наше руководство считает, что мы должны делать все для того, чтобы обслуживать пассажиров и осуществлять перевозки. Ловить злодеев не наша задача, а отдела полиции на метрополитене. Транслировать предупреждения мы пока тоже не планируем.

Тем временем

Тайна 5-летней Софии

Совершенно неожиданный и, похоже, новый способ «собирать пожертвования» выяснился, пока готовился этот материал. В пачке травяного чая, купленного в обычном магазине, вдруг обнаружилась «записка». В ней рассказывается о некой 5-летней Софии, страдающей аутизмом. Чтобы ее не отправили в психбольницу, нужно срочно собрать деньги. Из реквизитов и вообще хоть каких-то опознавательных знаков указан только номер карты Сбербанка.

В компании-изготовителе этого чая нам сначала посоветовали не обращать на это внимания. А потом рассказали, что банковская карта якобы принадлежит маме этой девочки, а они хотели так помочь больному ребенку. Но больше так не будут, потому что на них чаще ругались, чем благодарили.


http://spb.mk.ru/articles/2016/07/18/pochemu-v-peterburge-procvetayut-lzhevolontery-i-moshennikiblagotvoriteli.html

.

Loading...
Loading...