Владимир Скиф. Я каждый день живу в бою

Автор многих журналов и еженедельников, среди которых: «Наш современник», «Москва», «Молодая гвардия», «Юность», «Роман-журнал ХХI век», «Литературная учёба», «Братина», «Литературная Россия», «Литературная газета», «Завтра», «День литературы».

Подборки стихов опубликованы в «Антологии русской поэзии ХХ века» (составители В. Костров, Г. Красников), в «Антологии русской поэзии ХХI века» (составитель Г. Красников), в Антологии «Молитвы русских поэтов» (составитель В. И. Калугин), антологии журнала «Наш современник» «Российкие дали» (составитель С. С. Куняев), антологии сибирской поэзии «Слово о матери» (составитель Ю. П. Перминов), антологии «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово…» (составитель Г. Н. Красников»), антологии военной поэзии «Ты припомни, Россия, как всё это было!..» (составитель Г. Н. Красников).

В. Скиф награждён Орденом «За службу России», Золотой Есенинской медалью «За верность традициям русской культуры и литературы», медалью М. В. Ломоносова, медалью М. Ю. Лермонтова, медалями Адмирала Кузнецова, Георгия Жукова, медалью Акинфия Демидова и другими медалями. Он является победителем V Московского международного конкурса поэзии «Золотое перо-2008», победителем поэтического конкурса «Неизбывный вертоград» им. Николая Тряпкина (2010), лауреатом Всероссийской литературной премии им. П. П. Ершова (2009), Всероссийской литературной премии «Белуха» им. Г. Д. Гребенщикова (2014), Международной премии «Имперская культура» им. профессора Эдуарда Володина (2014), Всероссийской литературной премии имени Н. А. Клюева (2014), премии издательского дома «Российский писатель» (2014), Международной литературной премии «Югра» за перевод «Слова о полку Игореве» (2015), Ежегодной премии журнала «Наш современник» (2014), является трижды лауреатом Губернаторской премии Иркутской области (2010, 2011, 2015). Печатался в Америке и в Аргентине. Стихи переведены на сербский и венгерский языки.

Владимир Петрович Скиф – член Союза писателей России, секретарь Правления Союза писателей России, член Приёмной коллегии Союза писателей России, член редколлегии журнала «Подъём» (Воронеж), зав. отделом поэзии журнала «Сибирь». Советник Губернатора Иркутской области по культуре. Живёт в Иркутске.

Участник конкурса «Донбасс никто не ставил на колени».

 

Реквием

Памяти Юлии Изотовой

 

Кровавое солнце упало во тьму

И Родина пеплом покрыта.

Скажи, Украина, – зачем? почему

Изотова Юля убита?

 

Ей было немного. Всего двадцать два,

Неужто убита – за это?

В родном Краматорске трепещет листва,

И катится яблоко света.

 

И яблони цвет набирают в Крыму,

И в поле засеяно жито.

Скажи нам, Турчинов, – зачем? почему

Изотова Юля убита?

 

Бандеро-фашистское ваше гнездо

В угоду Америке свито.

И мы понимаем сегодня – ЗА ЧТО

Изотова Юля убита?

 

Мы знаем, что вам не доступна слеза,

Что вы – под прикрытием пушек…

Смотрúте в её голубые глаза!

В её просветлённую душу!

 

И пусть её облик вам спать не даёт,

Проклятья в ваш адрес несутся…

Великий Господь по делам воздаёт –

Убийцы уже не спасутся!

 

Когда-то мы взяли Берлин. С нами Бог!

Судьба добывается нами!

За Юлю, за пламенный Юго-Восток

Поднимем победное знамя!

7 мая 2014 г.

 

Пластинка

1

Пластинка моя, как судьба, долговечная.

Пластинка моя – вечеринка моя.

Вдруг ты появилась – девчонка беспечная,

Упавшая с неба, чтоб высмотрел я

 

Живые глаза, в коих огнь вылетающий,

Сжигает дотла, призывает любить.

Я жизнью избитый и сердцем не тающий,

Не смог ни пластинки, ни глаз позабыть.

 

Пластинка, будь нежной и долгоиграющей,

Как в юности жизнь, что нельзя покарать…

Мне в жизни греметь.

Жизнь беспечная та ещё,

Где мне веселиться, в любви угорать.

 

Пластинка из детства пропавшего катится,

Где летнего запаха пряный настой.

Там песни и боль, там желаний сумятица,

Там солнца пластинка и сон золотой.

 

2

Пластинка, пластинка. Звучали то Глинка,

То Григ, то Вивальди. Утёсова хрип.

Но в тёмной ночи разрывалась пластинка,

И дыбилось время, как атомный гриб.

 

Я время царапал в скучающем классе,

Крутилась земля, просыпалась семья

И пела: «Давно не бывал я в Донбассе»,

Хрипела: «Тянуло в родные края….».

 

И первые рифмы сквозили так рано,

В ночи учащённо дышала земля…

Пахнуло горящей резиной с Майдана,

Жабрей, как татарин, стремился в поля.

 

Что стало с Донбассом, скажи мне, пластинка?

На съезд верлибристов я ездил в Донецк,

А нынче другая предстала картинка:

Там бомбы и танки. Неужто конец

 

Тебе, моё доброе воспоминанье,

Тебе, мой усталый и верный Донбасс?

И где ты, из детства живое дыханье,

И где ты, пропавший во времени, класс?

 

3

Пластинки не стало и поля не стало,

Качаются в небе стихи и цветы…

И льются дожди …Кто-то скажет устало:

– Ты пишешь ещё и влюбляешься ты?!

 

Мне верится, что возродится пластинка,

Могучий Утёсов взойдёт, как утёс…

И ласковый колос взойдёт из суглинка,

И явится Родина та, что я нёс

 

На сердце и в сердце с любовью, тревогой,

Какие в себя ещё в детстве вобрал…

Просторы земли были верной подмогой,

Чтоб свет нашей Родины не умирал…

 

У края судьбы появилась тычинка

И стала цвести. Это ты или я?!

Но, чу! Некий звук… Зазвучала «Калинка»…

Вернулась пропавшая даль бытия…

 

Запели Шульженко и поздний Вертинский,

И, вздрогнув, ожили родные края.

И крикнула ты: – Прикатилась пластинка!

Пластинка твоя – журавлинка твоя…

2016

 

Крым

Светозарно и престранно

В нашу жизнь явился Крым,

Укрепился Русским Станом

И развеял горький дым

 

Безучастности, сиротства,

Серых буден, смертных дел…

В Русском Доме благородство

Вместе с братством углядел.

 

Избежал в разломах века

Навсегда – на все года –

Страшной мести «правосеков»

Из фашистского гнезда.

 

Избежал кровавой бойни,

Неоправданных смертей…

Жить в России вам спокойней

И спасать своих детей.

 

…Украина стала бездной.

Русский дух необорим.

В тёмной бездне не исчезнет

Светоносный Русский Крым!

2015

 

Бескрылый Ангел

– Где ты, Россия, и где ты, Москва? –
В небе врагами зажатый,
Это бросает на ветер слова
Ангел с последней гранатой…

Юрий Кузнецов

 

1

В штольнях века плыли наркоманки,

Пел уродец или Божий птах.

По России шёл бескрылый Ангел

В синяках, коростах и шипах.

 

Покрывалось время серой пылью,

Всюду билась дольняя печаль.

– Где, бескрылый,

потерял ты крылья? –

Чёрный Демон Ангелу кричал.

 

– Эй, пернатый!

Что ты ходишь-бродишь?

Не летаешь в Божьих небесах? –

Раздавались голоса в народе,

И звучала горечь в голосах…

 

Ангел, видно, многого не помнил,

Он смотрел в тревоге на людей.

Крыльев нет – он это сразу понял,

Где найти их – не было идей…

 

Перед ним Москва огнём горела,

На Арбате шёл блядей парад.

И вдали до самого предела

Простирался современный ад.

 

2

Ангел вспомнил: вечером остылым

Он спустился с облачных небес…

Это где-то над Полтавой было,

Мимо мчался торопливый бес.

 

Всё, как будто, рядом, близ Диканьки,

Но среди размолотой земли

Пахло чёрным порохом и танки

По дорогам Украины шли.

 

И не пел Боян, а пуля пела,

Разрывался гробовой снаряд.

Ангел посмотрел оторопело

На убитых хлопцев, лёгших в ряд.

 

Он увидел мир несовершенный,

Понял: что-то на земле не так…

Закричал, как будто оглашенный,

И пошёл с гранатою на танк…

 

…Он очнулся в тёмных катакомбах,

Его били много дней подряд.

Ангел жил, но превратился в зомби,

Его крылья оторвал снаряд.

 

А когда во тьме его подняли,

Он бескровен был и очень плох.

На «укропа» ночью обменяли

У ручья, который пересох

 

…Покрывалось время чёрной пылью,

Мир тяжёлой злобой истекал.

Видел я: меж небылью и былью

Ангел крылья белые искал.

 

 

ГОЛОС

Памяти В. Г. Распутина

 

Неужто этот русский голос

Уже навеки отзвучал…

Молчун Распутин,

беспокоясь

О русской доле, не молчал.

 

В родной простор

глядел с любовью

Неизъяснимою, живой.

Писал всей болью, всею кровью,

Не возвышая голос свой

 

Над русским домом,

русским ладом,

Над светоносною рекой,

Но голос тот звучал набатом,

Как в битве на передовой.

 

Он сердцем собственным латает

Пробитую в России брешь,

Куда держава улетает

И с нею тысячи надежд.

 

Его над бездною проносит

Несчастий самых горьких вал,

Но он не мог Отчизну бросить,

Оставить без любви Байкал,

 

И снова шёл с сердечной речью

К своим надёжным землякам,

К озёрам русским,

ясным речкам,

Таёжным далям и лугам.

 

Ему внимают грады, сёла,

Родная церковь, тёмный лес.

…Звучит его бессмертный голос,

Как голос совести, с небес.

18 марта 2015 года

 

* * *

Неумолчный звон в ушах…

Всё житейское отпало.

Чья уставшая душа

Над ночным Иркутском встала?

 

Чья горючая печаль

В Ангару слетает с неба

И спешит в немую даль

Среди мартовского снега.

 

Горько мучаясь, дыша,

Не иссякнет жизни драма.

Не уйдёт никак душа

Из ворот святого храма…

 

Ей бы выплакаться всласть

Возле дочери с женою.

И к могилам двум припасть

С той – последнею – виною…

 

Ей бы прошлое вернуть

С верой, верностью земною

И – прощённою – уснуть

Подле дочери с женою.

20 марта 2015 г.

 

* * *

Светлане Распутиной

«Моей Светке-Светлане в день 40-летия

нашей совместной и довольно счастливой

жизни – эту книгу, как знак благодарности

за подвиг мученичества и любви, и как

результат наших общих трудов.

25. 11. 2000 г. В. Распутин»

На книге «Сибирь… Сибирь…»

 

Есть Бог. Он стоит надо всеми.

Но в мире я понял одно,

Что сам человек – это время,

Которому быть суждено

В цепи вековой, бесконечной

Большим или малым звеном…

Он длит беспредельную вечность

В отрезке своём временном.

Да-да! Человек – это время!

Он жизнью земною богат,

Дыханьем и чувством, и зреньем,

В нём есть и восход, и закат,

Стремление помнить и верить…

Ты – время. И тщанье твоё

Себя, словно время измерить,

Наверно и есть бытиё.

Храни свою жизнь, как сиянье,

Как запах равнинных цветов.

Ты – время.

Ты – Божье старанье,

Восторг его светлых трудов.

 

Бессмертный полк

Несли знамён победный шёлк

Сквозь пули наши деды,

И потому бессмертный полк

Родился в День Победы.

 

Тот полк навеки не умолк!

Он — в каждом человеке…

Бессмертный полк,

бессмертный полк,

Он будет жить вовеки.

 

Разлился он по всей стране,

Сильней и твёрже стали.

Все те, кто пали на войне,

Ожили и восстали.

 

Все те, кто пали на войне,

И те, кто возвратились,

В одном строю,

в родной стране

Навек соединились.

 

Глядят с портретов на ребят

Живыми наши деды,

И флаги красные летят,

Как вестники Победы.

 

И не возьмёт Европа в толк,

Откуда эти реки

людей, портретов?

Это полк, оживший в новом веке.

 

В нём не угас священный долг

И дух неукротимый.

Идёт, идёт бессмертный полк

По всей Руси родимой.

 

 

В бою

Я каждый день живу в бою,

В атаке неприкрытой.

Я вижу Родину мою

Развенчанной, убитой.

 

И я с утра вступаю в бой

Со злом и фарисейством,

С чиновной сворою тупой,

С холуйством и плебейством.

 

Порою, загнанный, как зверь,

Смотрю в окно слепое

И задыхаюсь от потерь

Проигранного боя.

 

А рядом тысячи врагов

Идут за мной по следу,

Готовят лёд глухих оков

И празднуют победу.

 

Не спят мои леса, поля,

Свод неба нависает.

Меня родимая земля

Находит и спасает.

 

Стою, к Байкалу прислоняясь,

И посреди планеты

С ним чую родственную связь

Повстанца и поэта.

 

Я на победное крыльцо

Взлетаю легкокрыло

И в бой иду. Своё кольцо

Не зря ты подарила.

 

 

Снегопад

Был свет на улице потушен…

Вдруг с неба рухнул снегопад.

Ах, нет! С небес летели души

Убитых на войне солдат.

 

Я думал, что летят снежинки,

Минуя Лондон, Амстердам,

А это души, как пушинки,

Летели к русским городам.

 

Летели души и искрились,

Дымились рощи и поля.

Их было столько, что покрылась

Летучим саваном земля.

 

Я видел – это были жизни

Солдат, погибших на войне.

И дрожь прошла по всей Отчизне,

И болью вскрикнула во мне.

 

 

* * *

Скрипит вселенская рессора,

Повозка времени скрипит.

Меж сном и явью нет зазора,

И потому весь мир не спит.

 

Достигший перенаселенья

На всей земле,

он ждёт, когда

Начнётся светопреставленье,

Взорвутся скалы и вода.

 

Взовьётся лавою Везувий,

Проглотит старца и раба.

И никого не образумит

Помпеи гибельной судьба.

 

Не станет силы у природы

Спасти народы и леса.

И будет много всем свободы

Уйти навечно в небеса.

 

 

С Чеховым

Опять по небу длинно-длинно

Плывут живые облака.

– Откуда вы?

– Из Сахалина! –

Как будто выпали слова.

 

Неужто с острова? Оттуда,

Где шёл я с Чеховым в туман,

И сполохом большого чуда

В меня вливался океан.

 

Он – то разнузданный, то

льстивый

Щенком ложился подле ног.

А Чехов тихий, не спесивый,

Мне говорил: «Суров восток,

 

Порой жесток. Тут не до смеха.

Я с ним пытаюсь говорить…»

И замолкал смиренный Чехов,

Забывший спорить и острить.

 

Мы с ним по берегу бродили,

Где в синеве закат дрожал…

Как будто в норы заходили,

В землянки хмурых каторжан.

 

Он знал их многих. Перепиской

Он занимался много дней,

Лечил, расспрашивал о близких

И становился им родней,

 

Чем те, кто дома ожидали,

Или не ждали: время – дым…

Но видел Бог – они страдали,

И Чехова направил к ним.

 

 

* * *

Я – русского мира поборник,

Пришедший к нему на века.

Я – стражник, радетель и дворник

Живого его языка.

 

Я равным той силе не буду,

Что тайной гудит в языке,

Но рад я великому чуду,

Что светит в библейской строке.

 

 

* * *

Катится жизнь моя по переулкам

Доли моей, моей странной судьбы.

Катится время то тихо, то гулко,

Мимо проносятся тучи, гробы,

 

Женщины-омуты, тёмные годы,

Нежные связи, пустые дома,

Остовы леса, небесные своды…

Катится в омут Россия сама.

 

Я цепенею под свисты и гулы

Вёсен летящих, немеющих зим,

Боли народа. Свело мои скулы

Странным предвестьем

ночных Хиросим.

 

 

Осина

Ночью в окно мне тревожно стучала осина:

Грезилось ей, что она – моя младшая дочь.

Я припадал к ней, но время меня уносило…

Вслед голосила осина сквозь тёмную ночь.

 

С белой луны опадали последние листья,

В серой степи тарбаганы кричали с утра.

Битвы – меня – возвращали к осине –

молиться,

Греться душой у её золотого костра.

 

Будь же, осина, моею стозвонною силой,

Сбей с меня темень и жадные вопли врагов.

Больно тебе, моя горькая дева-осина,

Вместе со мной умирать среди чёрных оков.

 

Словом пристрастным пронзила мне душу осина:

«Бейся с Иудой, ты сможешь его превозмочь.

Бейся и помни, во мне твоя крестная сила.

Помни, что я – твоя самая младшая дочь?»

 

 

* * *

Открылась бездна, звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна…

Михайло Ломоносов

 

Не дымится пространство, уж тихо и поздно,

По дороге небесной ходит светлый Господь.

И заснула Россия, и речкою звёздной

Проплывают планеты и лунный ломоть.

 

Сколько плотных веков над землёй просквозило,

Сколько звёздных миров прокатилось над ней.

И горючей тоской зазвенела Россия

Над печалью соборов, над сонмом полей.

 

Может быть, оживёт в новом времени Пушкин,

Может, Лермонтов бросит скитаться в раю,

Сдвинет с ним и со мной белопенные кружки,

И они зазвенят в сумасшедшем краю.

 

Полетит этот звон по дороге небесной,

Задохнётся дорога, от века темна…

И шагнёт Ломоносов на землю из бездны,

И пройдёт по земле ледяная волна.

 

.

Loading...
Loading...