Бурятия помнит «БайкалБанк»

Люди, на протяжении многих лет приходившие в уютные и светлые офисы БайкалБанка, до сих пор не могут смириться с его потерей. Они открывают странички в соцсетях, посвященные ему, делятся впечатлениями, и не верят, что единственный региональный банк, третий в Сибири, так успешно и стабильно работавший почти два десятилетия, ушел в прошлое.

Как пишет интернет-ресурс "Moscow Post" в крупном регионе это был банк, вовлекший  круг финансового взаимодействия многих, начиная от правительства республики и заканчивая студентами. В банк приходили бизнесмены, мелкие и крупные предприниматели, медики и работники МЧС, пенсионеры и студенты, просто работники из тысяч организаций – их вклады на конец отчетного периода прошлого года составили больше семи миллиардов.

Банк расширялся и развивался. Когда стране потребовались партнеры, то банк одним из первых открыл в Крыму свои филиалы, а потом увеличил их, разместив в пяти городах полуострова. Отношения с регулятором всегда отвечали всем требованиям закона, лишь в предшествующее закрытию время, банку было сложно понять его действия.

Апрельские события

Ценробанк никогда не имел претензий к региональной организации, лишь весной этого года «БайкалБанк» в полной мере почувствовал, насколько жесткими и внезапными могут быть действия контролирующей организации. Но больше всего возникает вопросов к руководителю банка, Вадиму Егорову, деятельность которого после ревизии стала вызывать много вопросов, на которые пока нет ответа.

Вопрос к регулятору только один: зачем нужно было отключать банк от системы платежей и перекрывать доступ к проведению их в электронном виде (без чего любой банк просто не может работать). После того, как банк получил требование о докапитализации резервов, последовало внезапное отключение. Хотя денежных ресурсов у банка было вполне достаточно, как в банкоматах, так и на счетах. Возникает мысль, что кому-то очень нужна была паника, ажиотаж и ураганный вынос денег из банка.

Паника и гробовое молчание, как регулятора, так и бывшего председателя правления Егорова, только усиливали лавину негативных слухов и панических настроений.
После того, как ресурсы были найдены, а резерв пополнен и после возобновления работы, случившееся в банке вызвало озбоченность акционеров, последовал «разбор полетов», в ходе которого Егорову пришлось уйти в отставку.
Новому руководителю пришлось принять банк в том состоянии, которое называют «предсмертной агонией». Последний, как всегда виноват больше всех.

Вскрывшийся факт и Вадим Егоров
Когда в ходе назначенной ревизии выяснилось, что требование регулятора вызвано переводом векселей в счет оплаты имущества фирме, не являющейся владельцем имущества, многое встало на свои места. Векселя принадлежали «Судостроительному банку». Буквально в начале года лицензии он лишился, а векселей почему-то не было в списке кредиторов, они проведены как платеж. «Кредо», получившее оплату векселями, должно было отдать за оплату векселями имущество в Крыму. Суть в том, что оно ему не принадлежало. И об этом был, разумеется, хорошо осведомлен Егоров. Он не мог не знать, что помещения, являвшиеся предметом сделки, на самом деле принадлежат акционеру банка, который не намерен был их продавать и факт подобного договора отрицал. Как можно было проводить подобную сделку и списывать векселя со счетов, даже если они обладали ничтожной ликвидностью.

Поэтому и последовало требование регулятора, поскольку он увидел запутанность, непрозрачность и недостоверность банковской проводки.

Дыры и прорехи на счетах банка – Егоров опять в деле?

Последующее разбирательство в платежной документации привело к тому, что обнаружились и другие факты. Нашлось несколько кредитных договоров на десятки миллионов каждый. Мелких для банка заемщиков, но недобросовестных тем, что они фактически не существовали. Люди были, но они, скорее всего, не знали, что взяли кредит, так как договоры оформлялись не ими лично, а просто с заполнением данных от их имени. Решения кредитного комитета, как и расходные ордера, которые должны были быть, отсутствовали. Брались кредиты якобы на квартиры, но уходили они совсем по другому адресу – на счета «Биллинг-Центра».

Вероятно, что такое «Бллинг-Центр», не нужно объяснять, достаточно сказать, что генеральным директором был оформлен нигде не работающий и никогда бизнесом не занимавшийся Зорикто Михайлов исключительно по просьбе Вадима Егорова, нашедшего его через сотрудницу банка. Уже осознав, чем ему может грозить эта «руководящая должность», бедный директор устремился в полицию, где и написал «чистосердечное признание», опасаясь за свое дальнейшее свободное существование. Какие документы он подписывал по просьбе «уважаемого» Егорова, он не помнил, но хорошо помнил другое – суммы были такие, что исчислялись миллионами. Перед тем, как банк был закрыт, Егоров не забыл выкупить долю Михайлова в «Биллинг-Центре». Выкуп состоялся только на бумаге.

Финансовое пике

Накопления банка продолжили растекание по серым схемам. На счет «Биллинг-Центра», открытый по распоряжению Егорова, поступил кредит в кругленькую сумму – 270 миллионов. Залогом служило имущество «Кредо», которое по договору кредитования было обременено обязательством: регистрация в Росреестре. Но когда деньги оказались на счету, Егоров обязательную регистрацию отменил. А вот имущество «Биллинг-Центра» в пользу Владимира Гейдебрехта, который проживал (или проживает) в далеком Калининграде, он оформить залогом не забыл. Вероятно, очень доверяет он этому персонажу, наверняка с Егоровым знакомым. О возврате кредита можно было забыть.

Другой эпизод бурной деятельности Егорова – выдача кредита также на миллионы (около двухсот). Он пришелся «по карману» следующему персонажу: Андрею Вдовину, который «забыл» о нем, как только появилась первая рябь финансовых волнений в БайкалБанке. Судебные повестки по поводу невозвращенного кредита он попросту выбрасывал, не являясь на суд.  Вдовин – член правления и одновременно – владелец банка в Амурской области. Этот банк в Улан-Удэ имеет 9 отделений и вероятно, вывеска «Азиатско-Тихоокеанский банк» нравится ему больше, чем «БайкалБанк».

Так закончилась история одного из многих российских банков и единственного крупного регионального банка. История закончилась, а вопросы остались.

.

Loading...
Loading...