Василий Миронов. Звездный шепот

Член Белорусского Литературного союза «Полоцкая ветвь», секретарь Секции художественной прозы БЛС «Полоцкая ветвь», член Международного Союза писателей «Новый Современник», член Российского союза профессиональных литераторов, член Международного Сообщества писательских союзов, обозреватель и член жюри Международного Фонда содействия новым авторам при МСП «Новый Современник».

Победитель более десятка Международных литературных конкурсов и фестивалей. Награждён благодарственным письмом от Заместителя Председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам национальностей Плетнёвой Т.В. «за особые заслуги в деле развития традиций современной русской литературы, личный вклад в формирование нравственности, патриотизма, любви к России и её истории».
                                                         
Снялся в девяти художественных фильмах и сериалах кинокомпаний «Стар Медиа Дистрибьюшн», «Беларусьфильм», «Казах–фильм», «Первая КиноВидеоКомпания», «Продакшн–студия «Навигатор» УП «Экстранс».

Автор четырёх сборников  поэзии, прозы и публицистики.


 
                 МАМА
 
Брошена немая деревушка,
Старый домик зябнет на ветру,
Как подслеповатая старушка,
Не закрытой ставней поутру
Смотрит на разбитую дорогу.
И калитка жалобно скрипит –
По тропинке к этому порогу
Почтальон приходит и молчит.
Он, вздохнув, опять пожмёт плечами,
Отхлебнёт остывший мятный чай,
И оставит снова чью-то маму
На клубок наматывать печаль.
Вечером старушка у иконы
Постоит минутку, а затем
Долго смотрит, как гнедые кони
Русого мальчонку по воде
Вдаль уносят, брызгами сверкая –
Голый всадник смотрит на неё,
И мальчишки радость неземная
Греет с фото мать через стекло.
                        …
Где теперь сынок – она не знает,
Слухом только полнится земля.
Он спешит покаяться – я знаю,
Ведь, мальчонка русый – это я…
 
 
Из времён старины сохранилось поверье, что русского воина, собирающегося на смертельную битву за родную землю, обряжали в красную рубаху в тон красного щита каплевидной формы.  Надеть красную рубаху на священный бой  –  означало  готовность воина сложить голову за Отечество.
 
         КРАСНАЯ РУБАХА
 
Русские Марьюшки в пышные косы
Русого цвета пшеничных зарниц,
Ножкой ступая босою по росам,
Маки вплетали под пение птиц.
 
И одевали Ванюшам рубахи
Красного цвета под белу кайму,
И целовали под женские страхи,
И провожали Ванюш на войну.
 
Русь широченная, Богом любима,
В темя целована, как сирота,
Что же, ты, матушка – красна калина,
Красною тряпкою на ворота?
 
Что же, от зависти снова и снова
В синюю даль васильковых лугов,
Серые тени в мышиных камзолах,
Нагло вторгались, сжигая богов.
 
Русские звонницы били набатом
Гулко в крещённые колокола,
Снова Иван становился солдатом
В красной рубахе – что мать берегла.
 
Сколько Ванюш полегло в русском поле,
Смерть на миру – как рубаха, красна.
Плачут иконы Андрея Рублёва:
Русским солдатам – спокойного сна.
 
Марьюшки русские, светлые птахи,
Те, чей Иванушка пал на войне,
Вытрите слёзы, сотките рубаху
Красного цвета размером по мне.
 
            
 
О ЧЁМ ПЛАЧЕТ БЕРЁЗА
 
Ах, берёза, капли с веток,
Будто слёзы под дождём,
Выпуская птиц из клеток,
Благодарности не ждём.
 
Отпуская птицу счастья,
Я прощаюсь в тишине
С той, что душу, как ненастье,
Разметала в клочья мне.
 
Пронесла, как балерина
Свой прощальный бенефис
По судьбе моей невинно
И не вышла в зал на «бис».
 
Пропорхнула синей птицей
По берёзовым платкам,
Перестала ночью сниться,
Знать, испита по глоткам.
 
Мне б, щекой прижаться к телу
Бело–матовых берёз,
Зарыдать, что улетела
Птица синяя без слёз.
 
Плачь, берёза, я–то знаю –
Волю птахе надо дать,
Чтоб у призрачного края
Самому свободней стать.
 
 
                       В ПУТИ
 
Я вечером поздним в один городок
Под музыку вьюги добрался,
Уставший и, полный дорожных тревог,
В ближайшую дверь постучался.
 
За мутным оконцем горела свеча,
И тёплый дымок над трубою
Сулил – здесь похлёбка ещё горяча
И вдовушка выпьет со мною.
 
Напрасно стучался я в крепкую дверь,
Лишь, голос услышал сердитый:
– Ты, может быть – ангел, а может – и зверь,
И лучше держать дверь закрытой.
 
Поплёлся я дальше с котомкой тоски:
– Не надо стучать, не откроем, –
Сказали мне рядом сквозь щели доски
Ворот под собачим конвоем.
 
Божился и клялся, что я не злодей,
С обидой от дома я к дому –
Никто мне не верил из этих людей,
Лишь, все посылали к другому.
 
Когда я, замёрзший, весь город прошёл
И дух мой, как грош, закатился –
В лачуге у деда открытой нашёл
Дверь и… на ночлег попросился.
 
Тот старец, свой ужин со мной разделив,
Дал кружку вина на дорогу:
– Ночуй, но хочу, чтобы спал ты, простив
Людей, что прогнали с порога.
 
Скажи мне, зачем – я сорвался на крик, –
Сердца запирают ключами?
– Причина проста,  – усмехнулся старик,–
Ружьё у тебя за плечами.
 
 
      ПЕРЕД ОСЕНЬЮ
 
Как по узкой дощечке –
Иду я, укрывшись зонтом,
Осторожно ступаю,
Задумчиво глядя на лужи –
Что ж, ты, лето, смутившись,
Оставило всё на потом
И ушло, будто стал я
Тебе абсолютно не нужен.
 
Скажешь – дало мне время,
А я ничего не решил,
Вот и осень смывает
Надежды слепыми дождями,
Скажешь – я торопился,
И как–то неправильно жил,
И за осенью ляжет
Зима навсегда между нами.
 
Я в хребты перекрёстков
Гляжу, опуская глаза –
В отражении луж
Я ищу изумруд светофора,
Ну, а лужа дрожит,
Как ушедшего лета слеза –
Что ж, ты, лето, прощаясь,
Не дало мне слабую фору.
 
Тишина – будто в клетке
Тряпицей накрыли скворца,
Пустота – как от фильма,
Который я много раз видел,
Получилось не так,
Как вымаливал я у творца,
Ты прости меня, лето,
За всё, если чем–то обидел.
 
Я не знаю – откуда
Придёт молчаливо потом,
И злорадным укором
Сожмёт мне виски и разбудит –
Опостылая ночь
Обернётся чеширским котом –
А тебя рядом нет…
И, возможно, уже и не будет.
 
 
 
         ЗВЁЗДНЫЙ ШЁПОТ
 
Корочку от месяца, как мыши,
Маленькие звёздочки грызут,
Я стою на тёплой ещё крыше,
А они медведицу везут.
 
Мама–солнце ночью звёзд не видит,
Потому что за день устаёт,
Верит, что никто их не обидит,
Если, вдруг, какая упадёт.
 
Зодиак не бросится в погоню:
Звёзд на небе много – не беда,
Светлячком небесным по ладони
Крохотная скатится звезда.
 
Пусть не все услышат звёздный шёпот,
Я же понимаю их без слов,
Просто у меня есть ценный опыт –
Шёпотом всегда кричит любовь.
 
Я с восторгом выслушаю тайну –
Мне прошепчет звёздочка секрет,
Лишь, тебе проговорюсь случайно,
Только у звезды обиды нет.
 
Возвращая в ночь, её подброшу,
Млечный путь наполнит паруса,
И сверкнёт, как лучшая из брошей
Мне на память звёздная роса.

.

Loading...
Loading...