Игорь Тюленев. Лицо умоем в русском море

Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н.Островского. Лауреат премии им. Фатиха Карима в номинации «Русская литература» (республика Башкортостан). Лауреат премии Союза писателей России «Традиция». Дважды Лауреат журнала «НАШ СОВРЕМЕННИК».

Стихи поэта печатались в Санкт-Петербурге и Омске, Калуге и Воронеже, в Екатеринбурге и Самаре. В антологиях и альманахах Казахстана, Украины и Армении, в региональных журналах  Карелии, Алтая, Башкирии, Татарстана, Удмуртии, Ставропольского края, Якутии. Публиковались Международной организацией поэтов в журнале «LE JOURNAL DES POETES» в Бельгии и Франции в издательстве «MARCHAL», в Польше, Болгарии и Канаде. Стихи переведены на английский, французский, немецкий, румынский, сербский, болгарский языки.

За книгу стихов «И только Слово выше Света» поэт Игорь Тюленев стал Лауреатом премии "ИМПЕРСКАЯ КУЛЬТУРА"  и Лауреатом Международной премии им. Сергея Михалкова «Лучшая книга 2012 года».

Награжден Министерством культуры Российской Федерации памятной медалью «100-летие А.Т.Твардовского».
Поэт  участник Московских и Санкт-Петербургских  международных книжных ярмарок;  25 Парижского Книжного Салона во Франции;  XIII Международной  книжной ярмарки в Пекине.

Секретарь Союза писателей России.


 
КОГДА МЫ ВОЗВРАТИМСЯ В КРЫМ
 
Когда мы возвратимся  в Крым,
То станет явью сон России.
Отдали Крым – нас не спросили,
Сейчас решать пришлось самим.
                                     
От крика: «Русские идут!»
Бандеровцев охрипнет свора.
Бог даст, в Крыму мы будем скоро.
Здесь наши флеши, наш редут!
 
Весна в Крыму. Огонь и дым,
И Балаклавы бормотанье…
Нас Пушкин вновь обложит данью,
Когда мы возвратимся в Крым
                                 
Вновь станем рифмами бряцать.
В снах героических купаться.
Глаголы пчёлами роятся,
Впиваясь строчками в тетрадь.
 
Я этим летом въеду в Крым
Верхом, как бородатый сотник?
Нет! Въеду, как стихов работник
Вслед за светилом золотым.
 
Когда мы возвратимся в Крым,
Лицо умоем в Русском Море.
Белеет парус на просторе
Россия с именем твоим.
 
<2013>
 
 
ИМПЕРИЯ
 
Империя, очнись!
Душе покоя нет.
Там Азия грядёт.
А здесь смердит Европа…
Империя, очнись!
Тебя зовёт поэт.
И гимн остался твой.
И войск потешных рота.
 
Империя, сейчас.
Я пред тобой один.
Стою, как в поле перст,
Даю тебе свободу
Доживший до седин.
И не кричите с мест:
- Где шастал, сукин сын?
С кем пил вино и воду?
 
Империя, очнись!
Я чую холодок
Что тянет по ногам
Из Караван-Сарая.
Империя, вернись!
Я верный твой ходок.
Толмач царям зверей,
И ангел твой вне рая.
 
Не кончено с тобой.
Кедровый Берендей
Простёрся до степей
И дальше до Евклида.
А мысли за Урал,
За Океан морей,
Где в лапах якорей
Мерцает перстень МИДа.
 
Империя, дождись,
Имперские слова -
К душе взлетел глагол,
Когтями рвёт грудину.
Империя, держись!
К тебе народ ползет.
Не торопись, не рви
С Россией пуповину.


МЕРТВЫЙ РУССКИЙ ВОСХОДИТ НА ХОЛМ...
 
Мертвый русский восходит на холм.
Он не сломлен, но он уже хром
Как железный Тимур-азиат.
У него на плече автомат.
Пистолет и кинжал на бедре,
Две гранаты и злоба в ребре.
Нет страны – только голая лесть.
Где ж ты, Родина? – спросит…
Я здесь!
Ниоткуда услышит ответ,
Ниоткуда затеплится свет.
Раз ты здесь – значит, я еще жив! –
Говорит, головы не сложив.
Портупея на ребрах скрипит,
Чужедальняя пуля летит,
Шип змеиный на гору ползет,
Червь сомнения сердце грызет.
Наезжает на запад восток,
Отлетает от ветки листок,
И несется куда-то, Бог весть…
Мимо слов: «Моя Родина здесь!»

 
В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ
 
В родительском доме
Не жить мне и дня,
В родительском доме –
Чужая родня,
Чужие портреты
Висят на стене.
Чужие заветы
Бормочут во сне.
Чужие с чужими
Твердят о чужом,
И страшно мне с ними
Быть в доме своем.
 
  
СЛОВО
 
Вот, поди, разберись, где хлеба, где полова,
Где гранит, где болото…
Далеко отбежала Российская мова
От Державного брода.
 
Потекли по России монголы да турки,
Все не русские реки.
Казаки, где же сабельки ваши да бурки?
Лезут в окна абреки.
 
Иноземных глаголов блудливая челядь
Срежет ваши лампасы.
В силу лавы казачьей никто уж не верит:
- Это все прибамбасы…
 
Нет, не все… Потому что по русскому полю
Скачут – Аз, Буки, Веди.
Нет не все, потому что за русскую волю
Гибнут русские дети.

 
ДОБРОВОЛЕЦ
 
Он воюет за русский Донбасс,
Чернозём ему сил прибавляет.
Он воюет за вас и за нас,
За страну, что героев не знает…
 
Мимо пули его пронесло
И снаряда в далёкой сторонке.
Ведь не зря в битве место нашлось
На груди материнской иконке.
 
 
*    *    *
           «Боже Советский Союз нам верни»
                                              Б. Примеров

 
И я бы мог просить у Бога
О том, что мы не сберегли.
Но просьба слишком уж убога,
Хоть не светлее стали дни.
 
А бесы лезут отовсюду:
В культуру, в армию и в храм.
То Соломею, то Иуду,
В герои, предлагая нам.
 
Стоп! Мы с Державой не простились.
Не встали на колени в грязь.
И всё же в душу пропустили,
И в сердце мировую мразь.
 
Но перст Господний русских учит,
Как поводырь слепых ведёт.
И солнцем выжигает в туче
Слова: «Победа» и «Вперёд».
 
 
СОВЕТСКОЕ КИНО

Смотрел с утра советское кино,
Уже не помню имена артистов...
А взял вдруг и расплакался (смешно)
Над судьбами чумазых трактористов.

Они, как дети, чистые внутри,
Такими быть, их научил Спаситель,
Когда ходил по небу златогрив,
Швыряя свет в советскую обитель.

Душе подай целительный настрой,
И я смотрел без тени превосходства,
Что со страною стало и со мной,
И тихо плакал, чувствуя сиротство.

Я не скажу, что повлиял запой -
Не пью, беру уроки атлетизма.
Я плакал над разрушенной страной,
Упавшей в пропасть с пика Коммунизма!

Я взрослым стал, а взрослым тяжелей
Всё начинать с нуля и не разбиться.
Легко взлетать лишь детям с букварей...
Смотрите, как мы жили - пригодится!


ПАРАД
ПРИБАЛТИЙСКИХ НАЦИСТОВ
 
В Прибалтику я больше ни ногой!
Там дряхлые эсэсовцы пьют пиво,
С отвислою курляндскою губой,
Хоть и в своём ландшафте — но фальшиво....
 
Эсэсовская молния во лбу,
А череп рисовать уже не надо...
Не слышит Сталин вашу похвальбу —
Участники позорного парада.
 
Вы русские тревожите гробы.
И что б сказал вам Юргис Балтрушайтис?
Прибил бы к вашим спинам он горбы,
Горбатые эсэсовцы — шатайтесь!
 
Из Львова вам вопит УНА УНСО,
Стучат когтями холуи нацистов.
Не вижу ни одно средь них — лицо,
Лишь морды острые, как локти у регбистов.
 
Всем старикам почёт! Но эту мразь
Я бы загнал пинками в чан с навозом.
Того, кто вынырнет — по черепушке хрясь!
То сапогом солдатским, то морозом.
 
 
ОБЛОМ
 
Воробьям и синицам облом!
Нынче царство бомжей и ворон.
Поделили дворцы и помойки,
С четырех наступая сторон,
Захватили столицу и трон –
Да и Кремль взяли после попойки.
 
Батьковщина! Отчизна! Страна!
Ты родному глаголу верна,
Отчего же картавые Карлы
Твоего отхлебнули вина?
Отказалась от нас старина,
У врагов на рогах наши лавры...
 
На Дону опускается пыль,
Промахнулась, попавши в Сибирь,
Ледяная казацкая лава...
Перед сном открываю Псалтырь,
В глубину погружаясь и вширь,
Русский Бог там и слева, и справа...
 
Ну, а в жизни – облом и отрава.
 
НА  ЗАТОПЛЕНИЕ  РУССКИХ  ОФИЦЕРОВ
 
У моря завывает волк
Штормами горя.
Ведь не один вместился полк
Под крышей моря.
 
Сошел  с ума наш водолаз,
Как мне сказали,
Когда узрел стоящих вас,
Как на вокзале.
 
Стою и  с морем говорю,
Жена подходит:
«Ты не в себе?» – «Ах, мать твою!»
Жена уходит.
 
Не обижайся на меня,
Осколок страсти.
Но не сбивай на склоне дня
Мечту о власти.
 
Когда-нибудь нерусский строй
Потопит русских,
Я должен знать, как под водой
Наростить мускул.
 
Чтоб выйти, чешуей горя,
Из волн на берег,
И чтоб осталось только «бля»
От всех америк.
  
 
РОССИЯ
 
Тебя хотели сделать адом,
Срезали кожу на ремни!
Пропитывали страшным ядом
Ладони райские твои.
 
Мы, уходя, не умираем,
Пробив небесные слои…
О рае ничего не знаем,
Но знаем, что там все свои!
 
Ты нас, оберегая снова,
Привычно, как на фото мать,
Останешься, как Божье слово,
В простой избе в углу сиять.
  
 
*    *    *
 
Едем Тавридой, устал экипаж,
Крепость мелькнула … и вскоре …
Вот перешеек! Слева Сиваш,
Справа Азовское море.
 
Если до боли зажмурить глаза,
Увидишь в тени генуэзцев –
Красноармейцу по горло вода,
Белогвардейцу – по сердце.
 
Бьются товарищи и господа,
Не на кого положиться…
В колчане ржавеет морская вода,
Тихо стрела шевелится.
 
Мелкий ракушечник, берег пустой,
Ветер нагайкою свищет.
Многих хозяйка взяла на постой,
А не успокоятся тыщи.
 
Выпили водки, нажали на газ,
Тени остались в дозоре…
Справа, как раненный, стонет Сиваш,
Слева – Азовское море.

 
*   *   *
                Владимиру Бондаренко

Мы пили в Коктебеле и Москве
С тобой за Одиночество Отчизны.
Пусть наши девы корчатся в тоске,
Пока мы говорим с тобой о жизни.
 
Пусть кровь раба из росса выйдет вон!
Из тигля Русской Славы – испарится…
Пускай колеблют олимпийский трон
Восторженные молодые лица.
 
Пусть разгорятся угольки в золе
От речи, разрывающей пространство,
Затем, чтобы оставить на Земле
В границах Русь и в берегах Славянство!
 
 
ДЕНЬ
 
Молчанье золото,
Да не могу молчать.
Привык рубить сплеча
И обличать.
 
Покуда меток глаз
И тверд хребет.
Бью без разбора,
А летящих — влет.
 
Ведь эти твари
Тоже не молчат.
На перекрестках мировых
Кричат.
 
На Родину любимую
Рычат.                                                                                                    
Срезаю их,
Как шляпки у опят.
 
Какой уж есть,
И никакой другой.
Дружи, не хочешь,
Не дружи со мной.
 
Я все сказал
И мой глагол кремень!
Как в тьме кромешной
Новый русский День.

.

Loading...
Loading...