Сергей Плотников: "Нынешним властям стоит покаяться за деяния НКВД"

В любом случае, поднятая тема, признал пресс-секретарь президентской администрации Дмитрий Песков, является «чувствительной» и противоречивой. Многие воспринимают события «большого террора» как часть своей собственной судьбы, как, например, томич Денис Карагодин, который провел расследование обстоятельств смерти своего прадеда и намеренный добиться осуждения всех виновных в том, что прадед был расстрелян в 1938 году. Их имена ему известны, ведь после снятия в 1992 году грифа секретности с такого рода данных, копии с них могут быть выданы по запросу любому желающему.

Никита Петров, историк «Мемориала», признал, что Карагодин проделал всю исследовательскую работу на очень высоком уровне, в результате чего сумел отделить «овец от козлищ». Если дело о виновных в гибели карагодинского предка когда-нибудь дойдет до суда, места судебной ошибке в нем не будет. Однако данная история может стать очень спорным прецедентом, считает другой историк, Иван Курилла. Общественное мнение и без того взбудоражено темой «большого террора», а если его еще и провоцировать, то тут недалеко и до требования призвать государство к уголовной ответственности.

На эту тему корреспонденту "Петрогазеты" интервью дал известный журналист и обозреватель, Генеральный директор медиа-холдинга «НЬЮС ПУЛ» Сергей Плотников.

- Насколько своевременна публикация таких материалов? Не поспособствует ли она еще большему расколу общества? Как ни крути, а тема репрессий – весьма и весьма болезненная.

- Здесь во-первых, надо выделить чисто исторический, познавательный аспект темы. Этот самый список, раскрытые имена сотрудников НКВД – факт исторически достоверный и более того – исторически необходимый. Раскрыта еще одна страница истории, до того бывшая темной, изобиловавшая недомолвками и двусмысленностями, стали известны судьбы сотен людей, пропавших вез вести в застенках НКВД.

То, что эта страница для нашего общества далеко не перевернута и не закрыта, доказывает хотя бы тот факт, что еще вчера доступный для просмотра список сегодня доступен уже не полностью – якобы произошел «технический сбой в системе». Но, как правило, любой технический сбой является всего лишь маскировкой негласной блокировки. И тут мы плавно переходим ко второму аспекту проблемы – к тому, что эта тема остается не только актуальной, но и очень болезненной для нашего общества, несмотря на минувшие десятилетия. Причем, мне кажется, болезненно относится к ней не только общество, но и государство.

Тут недавно произошла одна удивительная история, хотя ей, похоже, не судьба стать обычной. Некий Денис Карагодин провел собственное расследование гибели своего прадеда, расстрелянного чекистами, узнал и опубликовал имена этих чекистов. Так вот, внучка одного из них, прочитав материалы Дениса, связалась с ним, чтобы принести извинения за своего предка, и они были приняты. Но мне кажется, что к подобному великодушию способны не все – многие бы разожгли из этой истории пламя непримиримой вражды, поскольку уголья-то продолжают тлеть.

- Доски почета Маннергейму и Колчаку, фильм «Матильда», повествующий о любви царевича Николая и балерины Кшесинской… Отчего в последнее время у нас кипят такие страсти вокруг, казалось бы, «дел давно минувших дней»? Тут можно вспомнить и акцию «Бессмертный полк» в Крыму, на которую Наталья Поклонская вышла с иконой последнего императора…

- Понимаете, если бы они не тлели, никто бы их и не раздувал – не снимал бы фильмов, не публиковал бы списков – потому что кроме историков и библиотекарей, это никого бы не интересовало.

В общем, налицо тенденция в общественном сознании, никем конкретно не инспирируемая, но тем не менее… Может быть, таким образом у государства «вымогается» покаяние в том, что происходило в стране при Сталине. Лично я считаю, что многое тогда объяснялось жесткой спецификой исторического момента и потому было объективно необходимо, но вполне допускаю, что в обществе может преобладать и диаметрально противоположная точка зрения на проблему. Раскаяться вполне можно было бы, от России, что называется, не убудет. Ведь не убыло же от Германии, когда она покаялась перед всем миром за преступления нацизма.

- А кто может быть выгодоприобретателем от этих скандалов?

- По-моему, вполне очевидно, что в последнее время ни одна волна общественного протеста, особенно в России, не возникает ни с чего – «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» явно остался в прошлом. Кто-то эту волну всегда запускает, а раз так – значит, кому-то всегда есть от этого выгода. А если еще эта волна и чревата расколом в российском обществе, то ее выгодоприобретателя явно следует искать среди врагов России – на Западе, может быть, на Украине.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

.

Loading...
Loading...