Дмитрий Родионов: "Режим Башара Асада может спать спокойно"

Не исключено, что «смена приоритетов» у Эрдогана объясняется тем, что Кремль жестко призвал его к ответу за слова. По словам пресс-секретаря президентской администрации Дмитрия Пескова, российское понимание ситуации резко расходится с высказыванием турецкого лидера от 29 ноября, тем более что ранее Турция придерживалась иной точки зрения, более понятной и близкой Кремлю.

Операция «Щит Евфрата» проводится турецкой стороной с 24 августа, совместно с силами оппозиционной Сирийской свободной армии (ССА). Согласно заявлениям турецкого правительства, изначально операция была нацелена на разгром боевиков «Исламского государства»* (ИГИЛ) и курдского ополчения, в результате чего турецко-сирийские приграничные регионы должны были превратиться в безопасные зоны.

На эту тему корреспонденту "Петрогазеты" интервью дал политолог, руководитель Центра геополитических исследований Института инновационного развития Дмитрий Родионов.

- Что происходит с Реджепом Эрдоганом? Сколько он пеплом голову посыпал, чтобы вернуть расположение Путина после известного инцидента с российским бомбардировщиком... А теперь заставляет Москву нервничать своими противоречивыми заявлениями: то он начинает военную операцию против режима Асада, то против террористов. «Султан» невменяем?

- Чем руководствуется Эрдоган – ясно, как Божий день: стремлением создать «подушку безопасности» на своей границе. И эта задача уже практически выполнена, так что то, чем он занимается сегодня – это банальное желание закрепить свой успех и урвать с него кусок побольше. Очевидно же, что сейчас идет раздел Сирии на сферы влияния, сопровождаемый при этом ожесточенным торгом, и Эрдоган не хочет оказаться в конце очереди - отсюда и его бравада насчет свержения Башара Асада.

Однако столь же очевидно, что параллельно Турция подает сигнал Евросоюзу, практически закрывшим двери перед ее носом: «Ребята, я свой, я здесь!». Вот чем объясняются на первый взгляд необъяснимые его метания: то надоело нам обеспечивать безопасность Европы, то вот напустим на вас три миллиона беженцев (хотя ежику понятно, что, кроме как через Турцию, ни один беженец в Европу попасть не может, а что станется с самой Турцией после подобного «транзита» - еще большой вопрос).

В общем, налицо самый обыкновенный, но отчаянный торг, причем со всеми сразу. И ни о каком свержении Асада речи не идет, ведь Эрдоган – далеко не глупый человек и уж совсем не самоубийца. Из НАТО Турция выходить совершенно не намерена, но при этом она намерена поучить от членства в нем максимум преференций. Что касается Евросоюза, то, хотя Турции в нем, похоже, не бывать, но и он тоже должен раскошелиться в пользу Турции. Да и Штаты, по этому же замыслу, должны проникнуться чувством вины за невыдачу турецкой стороне организатора государственного переворота Гюлена. Впрочем, торг идет без особого успеха. Европа, например, отказалась от него достаточно безапелляционно – даже Ангела Меркель, самый последовательный лоббист «миграционной сделки», достаточно ясно дала понять турецкой стороне, что разговор на эту тему окончен.

В общем, режим Асада и сам Асад могут спать спокойно. В конце концов, этот режим пытаются свергнуть уже без малого 5 лет – и Катар, и Саудовская Аравия, и США, и тот же ИГИЛ – и все без особого успеха. А уж свергать его сейчас, когда на его стороне выступают и Москва, и Тегеран, небезопасно вдвойне. Так что вероятность его свержения гораздо ниже, чем, например, даже год назад.

А тут еще и в Штатах сменился президент, и какова будет его позиция по данному вопросу – вообще неизвестно. Более чем вероятно, что вопрос об уходе Башара Асада с поста главы Сирии окончательно снят с повестки дня – об этом, например, открытым текстом заявил недавно Дональд Трамп. Европа тоже вряд ли будет долго транслировать «старую запись». Так что максимум, что в данной ситуации может измениться – так это повторное поднятие вопроса о проведении в Сирии досрочных выборов, но никак не более.

- Полтора месяца назад Москва и Анкара заключили соглашение по строительству газопровода «Турецкий поток». Пока у власти Эрдоган, насколько вообще целесообразно России вкладываться в этот проект?

- А почему бы и нет? Вкладывалась же Россия в свое время в «Южный поток», и, хотя Владимир Путин заявил о закрытии этого проекта, полностью исключить возможность его открытия нельзя.

Точно так же, например, не закрыт вопрос с «Северным потоком». Конечно, Европе хочется получать дешевое и качественное топливо с максимальными удобствами, хотя и хочется при этом соблюсти приличия в отношении «молодой украинской демократии». Поэтому, что бы там Европа себе ни думала, как бы она ни впрягалась за Украину, но единства мнений по данному вопросу в ней не было и нет. Даже Германия, опять же, самый последовательный лоббист Украины, стоит первой в очереди на «нитку» от «Северного потока».

В общем, пока на Западе нет единого мнения по данному вопросу, ни на одном из «потоков» не стоит ставить крест. России следует развивать все эти направления, попутно отслеживая международную ситуацию и, в зависимости от ее динамики, уменьшая или увеличивая подачу газа. Единственное, на чем поставить крест следует однозначно – на транзите газа через Украину.

Исламское государство* - террористическая организация, деятельность которой запрещена в РФ решением Верховного суда.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

.

Loading...
Loading...