Алексей Зудин: "Украина стала бесполезной для США как инструмент давления на РФ"

Азаров также высказался о большом значении решения Дорогомиловского суда Москвы. В конце декабря 2016 года он удовлетворил иск бывшего депутата Верховной Рады Владимира Олейника, признав политические перемены на Украины в начале 2014 года государственным переворотом.

В свою очередь Комитет спасения Украины будет продолжать попытки по обращению с исками в международные и украинские судебные инстанции. Они также должны признать очевидность незаконного захвата власти в стране нынешним режимом.

Образование Комитета спасения в августе 2015 года стало реакцией на творящиеся на Украине события. Как отметил Азаров, никто и представить не мог, до какого состояния хаоса, развала экономики и развязывания гражданской войны может довести киевская власть. В связи с этим ее необходимо сменить путем досрочных президентских и парламентских выборов. Тот же Азаров без лишней скромности предложил кандидатуру Владимира Олейника в качестве президента.

На эту тему корреспонденту "Петрогазеты" интервью дал известный политолог Алексей Зудин.

- Дела Порошенко и Ко настолько плохи, если пошли разговоры о правительстве в изгнании? Или это заявление Николая Азарова было сделано с одной-единственной целью – посмотреть на реакцию украинского общества?

- Собственно говоря, дела Порошенко и Ко плохи довольно давно. Но в последнее время они существенно ухудшились. Причем ухудшение связано как с внутриполитической ситуацией на Украине, так и с восприятием киевского режима на международной арене. И в этом контексте заявление Азарова выглядит одним из элементов общего тренда. А именно, тренда по делигитимации внутренней и внешней политики Киева.

Здесь можно выделить определенные вехи. После того, как в Крыму были пресечены диверсионные акты, можно предположить, что фигура Порошенко перестала быть приемлемой для России. Внешне ничего не изменилось: продолжались попытки вдохнуть жизнь в Минский процесс, участие Москвы в принуждении сторон боевых действий в Донбассе к прекращению огня.

Следующий фактор – избрание президентом США Дональда Трампа. В независимости от того, какова будет политика новой американской администрации и попыток «ястребов» в Конгрессе сохранить старую политику, Украина уже не будет восприниматься США как ценный инструмент для давления на Россию. Кроме того, происходят необратимые перемены Европы к киевскому режиму, что ведет к обессмысливанию всех составляющих майданного мифа и идеологии тех сил, которые пришли к власти в ходе переворота. Давно ясно, что Украину не примут в Евросоюз и НАТО. Как и не будет особых отношений с Соединенными Штатами при новой администрации.

Кроме того, у Порошенко все меньше внутренних ресурсов: недавно стало известно, что рейтинг Януковича незадолго до переворота был равен рейтингу всех нынешних политических сил на Украине. Сюда следует добавить новое рождение Юлии Тимошенко – главного противника Порошенко. А недавний визит в Киев американских сенаторов стоит рассматривать двояко: это не только демонстрация поддержки со стороны тамошних ястребов, но и начало смотрин нового потенциального лидера вместо Порошенко. Не прекращаются разговоры о необходимости внеочередных выборов вследствие крайне низкого уровня поддержки режима и его центральной фигуры. Наконец, важную роль сыграло решение одного из российских судов, о чем высказался сам Азаров. Речь идет о признании событий на Украине в начале 2014 года государственным переворотом.

Все это вместе взятое является знаком делигитимации киевского режима. Причем вектор политической динамики носит необратимый характер. Тем не менее, вероятные внеочередные выборы вряд ли разрешат внутриполитический кризис на Украине. Поскольку на горизонте отсутствуют вменяемые политики, весь легальный правящий класс, так или иначе, связан с тупиковой линией развития страны.

- На Ваш взгляд, почему правительство Украины в изгнании не было создано по горячим следам? Т.е. после известных событий февраля 2014 года? Изначально Путин рассчитывал договориться с Порошенко?

- На мой взгляд, правительство в изгнании не было оперативно создано по той причине, что свергнутая в ходе Майдана элита серьезно себя дискредитировала. Речь идет, прежде всего, о высокой коррупции и отрыве от основной массы граждан. Поэтому после переворота существовал некий вакуум. Как и иллюзии в украинском обществе, связанные с возможностями интеграции с Европой и т.д. И этими иллюзиями очень умело воспользовались пришедшие политики-авантюристы.

Изначально никакой речи о договоренностях Путина с Порошенко не шло. О чем с ним можно договариваться? О сохранении внешних приличий? Подобный курс поддерживался российским руководством с самого начала. Тем самым оно проявляло политический реализм и мудрость. И даже были надежды, что удастся найти инструменты для разрешения внутриукраинского кризиса, в т.ч. в деле прекращения гражданской войны. И эта линия оказалась по большому счету правильной. Вопрос о не легитимности режима был поднят тогда, когда он себя исчерпал. И ставка внешних кураторов Порошенко была рассчитана на максимальное ухудшение отношений между РФ и Украиной. Но Москва не поддалась на подобную провокацию. Мы ее вовремя оценили и нейтрализовали путем выстраивания сложных отношений с киевскими властями.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

.

Loading...
Loading...