Легализация оружия – консенсус двух достойнейших

Стрелков считает, что русские пока не созрели к праву владения оружия, Болдырев попытался найти обратные аспекты данного утверждения.

Юрий Болдырев привел в пример Швейцарию и Израиль, где не только военнослужащий, но и гражданский может свободно, после прохождения законных процедур, владеть оружием. Такое право возведено в культуру и создает гарантии взаимной ответственности государства и общества.

В ответ Игорь Стрелков считает, что подобная практика для России пока недопустима. Пример Швейцарии может являться идеалом для нас, но к нему нужно идти через целые поколения.

- Я всегда имел при себе оружие и в целом только «за» его ношение. Но по опыту Донбасса я сделал вывод – там половина потерь личного состава произошла лишь потому, что кто-то решил пострелять или повзрывать после изрядно выпитого. Пьяная обезьяна с гранатой, пьяная обезьяна с автоматом… Поэтому чтобы воплотить пример Швейцарии, нужно здесь поколениями воспитывать и прививать элементарную общественную культуру.

Стрелков привел дореволюционный пример, когда охотничье ружье мог купить любой человек. Даже вчерашний беглый каторжник без паспорта. Для покупки револьвера требовалось одна справка о благонадежности от местного чиновника. Нарезное оружие было запрещено лишь в проблемных регионах – на том же Кавказе. Горцам не позволяли приобретать винтовки казенного образца. Однако винтовку-берданку однозарядную они могли купить свободно.

- А в современной России основная часть населения оружия не знает, к нему не привыкло, - считает Стрелков. - Чтобы военнослужащий мог принести домой автомат, надо воспитывать общество два-три поколения. Поэтому хоть швейцарская система чрезвычайно привлекательна, но у нас на данный момент она невозможна. При этом постепенная либерализация продажи оружия должна сопровождаться ужесточением наказания за его незаконное применение.

Юрий Болдырев согласился с оценкой визави, но с парой оговорок. Оружие можно и нужно выдавать тем гражданам, кто воспринимает его как инструмент долга и ответственности перед обществом, будь то поддержка силовых структур или оказание первой помощи в чрезвычайных обстоятельствах. Следующий свой аспект Болдырев изложил так:

- А нам нравится, как наша власть беззастенчиво манипулирует населением на выборах, в СМИ, относится к нам как к быдлу? Нет ли прямой связи между безответственностью в вопросах жизни и смерти, и владением оружием, и такой же безответственностью к судьбе страны, к политической ситуации, экономическому курсу на деградацию? Швейцарец с правом владения оружием и возможностью голоса на референдумах на порядок выше, нежели нынешний «россиянин», у которого вообще нет никаких прав. К вооруженным гражданам власть не сможет так по-хамски относиться, как она относиться сегодня кнам сейчас, - резюмировал Болдырев.

Он продолжил, что либо власть по всей стране, включая Кавказ, изымает оружие у всех, л ибо пусть создает иной механизм. Иначе получается, что в Чечне или Дагестане чуть ли не в каждом селении есть оружие, и это не вызывает никакой реакции у силовиков. А в русских регионах у людей отнимают даже кухонные ножи. Как только вооружается русский народ, все проблемы с доселе более вооруженными этническими меньшинствами решаются автоматически. И русские становятся подлинными, законными хозяевами своей земли.

.

Loading...
Loading...