Александр Рубцов и его уголовное дело

У этого текста про уголовное обвинение бизнесмена Александра Рубцова нелегкая судьба. Вначале, его опубликовало одно уважаемое сетевое издание. Статья была доступна читателям считанные дни: редакция удалила материал со своего сайта, вычистив после этого архив поисковиков. Затем, темой заинтересовалось другой сайт, перепечатав слово в слово статью, чудом найденную в одном из журналистских блогов. Сколько продержится эта публикация, неизвестно. Поэтому, видя важность поднятых в материале проблем, мы публикуем его пересказ, немного сократив развернутое повествование.  

Об этой уголовной истории много писали российские издания, доводя до своих читателей аргументы той или иной стороны конфликта. Мы предлагаем материалы независимого журналистского расследования. Дело, расследуемое с 2013 года сначала в МВД по ЦАО г. Москвы, затем в ГУ МВД по Центральному Федеральному Округу, и, наконец, в самом Следственном Департаменте МВД РФ, само по себе заслуживает внимания со стороны власти и общества. Особенно, в наше время, когда сам глава российского государства говорит о множащихся «заказных» уголовных делах в сфере экономики, целью которых становится рейдерский захват или конкурентная борьба.

Ситуация, в самом деле, уникальная: цепочка гражданско-правовых сделок, проведенных в рамках зарубежного законодательства, осуществленных рядом иностранных компаний, зарегистрированных на далеких Британских Виргинских островах и на Кипре, чьим собственником потерпевший, равно как и обвиняемые, даже не является, почти четыре года расследовалась сотрудникам СД МВД России.

Итак, Александр Рубцов, акционер (теперь уже бывший) группы компаний "Комтех" (крупнейшего металлотрейдера на постсоветском пространстве), фактически признал, что выступает конечным и единоличным бенефициаром зарубежных компаний, на которые были выведены все активы ранее обанкроченных им компаний группы «Комтех». Правда, перед этим он проиграл в суде несколько исков о защите потерянной им собственной чести, достоинства и репутации. Повод для обращения к Фемиде, похоже, имел мало общего с текстом исковых заявлений: кинув партнера по бизнесу и ряд серьёзных кредиторов, Рубцов через многочисленные суды попытался очистить своё имя.

Показательным был иск о защите чести и достоинства, который Александр Рубцов подал 28 апреля 2017 года к Следственному департаменту МВД и лично  следователю Андрею Метелкину. Как и следовало ожидать, Замоскворецкий суд столицы иск отклонил. Тем не менее, определенную пользу от обращения Рубцова в суд общественность получила. А именно, широкому кругу лиц стало известно, что Александр Рубцов пытался оказать влияние на ход следствия, собирал сведения о сотрудниках МВД, расследовавших его дело о мошенничестве, и даже занимался организацией незаконной прослушки свидетелей. Понятно, что на фоне этого старания Рубцова избежать ответственности, получив гражданство республики Кипр, выглядят невинной шуткой.

Прочие попытки господина Рубцова судиться за свою «честь и достоинство» были столь же безуспешны. Так, в 2015 году Александр Рубцов, гендиректор обанкротившегося в 2009 году металлотрейдера «Маретекс», работавшего на российском рынке под брендом «Комтех», пытался засудить газету "КоммерсантЪ". Иски были поданы по поводу ряда публикаций издания, посвященных нашумевшему уголовному делу, возбужденному в отношении Рубцова. Бизнесмена обвиняли в мошенничестве с акциями компаний БВО, а потерпевшим был признан теперь уже бывший деловой партнёр Рубцова - Дмитрий Иванченко.

Самой содержательной частью иска Рубцова было указание на ошибку: издание писало, что Рубцова обвиняют в хищении акций российской дочерней компании ООО «Техинвестстрой», а не иностранной «Каттон». Как утверждал истец, этот вопрос является для него принципиальным. Дескать, недостоверно изложенные обстоятельства дела, на период расследования которого Рубцову избрана мера пресечения в виде залога, может самым трагическим образом повлиять на его деловую репутацию. В исках к газете «КоммерсантЪ» Александру Рубцову также было отказано, причем как в первой инстанции, так и (в июне 2016 года) в апелляции.

Оставим в стороне этический вопрос о возможности наличия кристально чистой деловой репутации у бизнесмена, официально обвиненного в мошенничестве. Чего же на самом деле добивался бывший генеральный директор уже формально не существующего, крупнейшего в России металлотрейдера «Комтех», а ныне бенефициарный владелец ООО «Техинвестстрой», ООО «Сталь-Техно», ООО «Северо-Западный Трубный Завод», ООО "Инвестконсалт" и крупнейшего независимого металлотрейдера ЗАО «Металоокомплект-М»? И почему претензии у Рубцова возникли только к известному деловому изданию и к одному из главных следственных органов страны - Следственному Департаменту МВД?

Рассмотрим эту детективную историю в хронологическом порядке.   

Мировой экономический кризис 2008 года «Комтех-Маретекс»» во главе с Александром Рубцовым встретил с довольно высокими показателями. Группа объединяла три независимых друг от друга предприятия: Каширский завод стали с покрытием, завод «Трубосталь» (Санкт-Петербург) и металлотрейдинговую компанию, действующую под брендом «Комтех». Компании, возглавляемые Рубцовым и его партнерами, оперировали в год миллионом тонн продукции стоимостью в десятки миллиардов рублей и EBITDA в размере свыше 70 млн. долларов в год ( согласно аудированным отчетам, заверенным компаниями большой четверки для предоставления инвесторам, они есть в распоряжении редакции). Но плох тот бизнес, который не развивается. Поэтому, в конце 2007 года «Комтех-Маретекс» выпускает CLN (Credit- Linked Note), привлекая в свой бизнес 150 миллионов долларов российских и западных инвесторов, среди которых были и крупные иностранные инвестиционные и пенсионные фонды, западные банки, а так же Ханты-Мансийский Банк «Открытие» и Сургутнефтегазбанк.

Деньги «Комтех-Mаретексу» были нужны на развитие активов и металлосервисных центров, а также на увеличение запасов в условиях растущего рынка. Но бизнесмены, мягко говоря, просчитались. Спрос на металлопродукцию после кризиса 2008 года упал на 40-70%, а цены на металл снизились почти в два раза. А в 2009 году произошла череда странных событий. В январе на отраслевой пресс-конференции Александр Рубцов делает многообещающее публичное заявление: «Нам повезло. Мы вошли в кризис, успев завершить все имеющиеся инвестиционные проекты, и не успев начать новые… Количество заемных средств компания планирует сокращать, и привлекать их только для рефинансирования текущих долгов». Но уже через пять месяцев, 19 июня 2009 года компания «Комтех-Маретекс» сначала допускает дефолт по выпущенным ею кредитным нотам (CLN) на 150 млн. долларов, при этом отказываясь вступать в переговоры с инвесторами. А затем практически сразу делает объявление, шокировавшее всех инвесторов – она выплатила своим акционерам дивиденды в размере 110 миллионов долларов, поэтому рассчитаться с инвесторами уже не может.

Один из активных кредиторов Маретекса Сургутнефтегазбанк разразился тогда большим негативным материалом на профильном сайте: «Согласно условиям выпуска CLN Маретекс не может тратить на дивиденды более 50% чистой прибыли за последний отчетный период без согласования с владельцами CLN. Как и следовало предполагать, согласия у держателей нот никто не спрашивал. Поручителями Маретекс выступили российские организации, входящие в «Комтех»: ЗАО «Стальная компания», ЗАО «Каширский завод стали с покрытием», ОАО «Санкт-Петербургский трубный завод «Трубосталь» и ОАО «Комтех-Коммерческие Технологии». Сложилось впечатление, что «реальными заемщиками» выступали предприятия «Комтех», поскольку за привлечением средств последовала модернизация указанных предприятий».

Необходимо отметить, что в 2009 году Александр Рубцов обвинения в свой адрес никак не прокомментировал. У него были дела поважнее: он «закрывал лавочку». В апреле Арбитражный суд Москвы принял заявление о банкротстве от ЗАО «Стальная компания», в августе и сентябре о своей финансовой несостоятельности объявляют «Каширский завод стали с покрытием» и Санкт-Петербургский трубный завод «Трубосталь» соответственно. Кредиторы обратили внимание на весьма важную деталь: «Следует учесть, что заявления о банкротстве были направлены практически «синхронно» и во всех случаях им предшествовали решения указанных компаний о ликвидации (соответственно, 09.04.2009, 13.07.2009 и 24.07.2009), а это, как известно, влечет упрощение процедуры банкротства и сокращение ее сроков. В итоге компании были признаны банкротами, а две из них — в один день (27 августа 2009 года). Какое место эта «ликвидация» занимает в цепи событий, происходящих вокруг Маретекс, и кому принадлежит сей замысел остается только догадываться…».

Банкрот с активной жизненной позицией

Процесс банкротства некогда преуспевающего бизнеса с многомиллионными долгами – дело тонкое, и требует гробовой тишины. Вероятно, именно поэтому Александр Рубцов предпочел хранить молчание, когда все в том же 2009 году газета «КоммерсантЪ» опубликовало собственное расследование обстоятельств банкротства петербургской «Трубостали», заподозрив Рубцова в преднамеренных действиях с целью ухода от обязательств компании по CLN.  По всему выходило, что Рубцов не хотел терять актив, приобретённый в 2006 году за 25 млн долларов США у НЛМК. Так, эксперты опрошенные изданием, отметили, что заявив о своем банкротстве, завод «Трубосталь» продолжал наращивать производство и активно налаживал связи с новыми партнерами.

Схема вырисовывалась простейшая. В процессе ликвидации и последующего банкротства завод работал с загрузкой 90% — 4500-6000 тонн. "Завод работает по давальческой схеме. Владелец сырья — давалец, — желая произвести продукцию, заключает договор с переработчиком, располагающим производственными мощностями. Давалец — "Металлкомплект-М", собственная структура компании. Продукция завода реализуется ЗАО "Комтех-СПб"", — сообщил источник издания. Действительно, поняв, что Рубцов совершенно банальным образом оставил их с носом, разозленные кредиторы-держатели CLN при банкротстве ГК «Комтех» хотели получить хотя бы собственность поручителей по кредиту. Но проблема была в том, что первыми в очередь за своими деньгами выстроились компании, подконтрольные все тому же Александру Рубцову.

Так, например, ООО "Петербургский трубный завод" предъявила иск к «Трубостали» на сумму более 300 миллионов рублей. В то же время стало известно, что «Петербургский трубный завод» имеет прямое отношение к самой "Трубостали". По данным базы СПАРК на январь 2009 года, 100% акций ООО "Петербургский трубный завод" принадлежит кипрской компании "Кубелле Лимитед", которому принадлежала и «Трубосталь». Согласно ЕГРЮЛ, ООО "Петербургский трубный завод" и ОАО "Трубосталь" расположены по одному адресу в Петербурге: Железнодорожный проспект, 16. А выплатить CLN-щикам их деньги, без удовлетворения требований других кредиторов, было бы, как ни парадоксально это звучит, нарушением закона.

Весьма любопытны публичные комментарии того времени от экспертов рынка. К примеру, руководитель пресс-службы российского Союза поставщиков металлопродукции Дмитрий Ляховский сообщил, что компания активно инвестировала в модернизацию и реконструкцию производства, запустив в апреле новую продукцию. В конце августа на встрече с другими участниками рынка директор завода Сергей Горбовский активно налаживал деловые контакты. Ранее генеральный директор и совладелец "Комтех" Александр Рубцов заявлял, что компания реконструирует и закупает новые станы, увеличивая их производительность, сокращая энергопотребление, осваивает производство новой продукции… То есть совершает действия, характерные для развития производства, а не для банкротства. По мнению все того же Дмитрия Ляховского, высказанного в 2009 году, вряд ли компания обновляла бы мощности, если бы подозревала о предбанкротном состоянии завода.

Тогда же партнер юридической фирмы "Дювернуа лигал" Игорь Гущев отмечал, что банкротство является самой распространенной формой ухода от долгов, их сокращения или хотя бы отсрочки выплат кредиторам. "Практически все банкротства, которые проводят сами фирмы, преследуют цель такой "реструктуризации" долга", — говорил юрист. По его мнению, доказать преднамеренность банкротства "Трубостали", что являлось бы уголовным преступлением, очень сложно. "Для этого руководство компании должно было совершать действия, зная, что они повлекут за собой банкротство. Например, заключать заведомо невыгодные сделки. Даже если банкротство "Трубостали" проходит по иску родственной компании, но заводу действительно нечем платить по долгам, вполне вероятно, что процедура будет соответствовать российскому законодательству. А если руководство завода четко выполнило требования "Закона о банкротстве", то есть подало заявление в течение месяца после возникновения признаков банкротства, оно не будет даже отвечать по долгам предприятия своим имуществом".

Этот комментарий Игоря Гущева особенно ценен. Специалисты питерской юридической компании "Дювернуа лигал" знают, о чем говорят. Ее основатель Егор Носков больше 10 лет пытается «разрулить» в пользу генерального директора корпоративный конфликт между мажоритарными и миноритарными акционерами на крупнейшем и известнейшем оборонном предприятии Санкт-Петербурга ОАО «Кировский завод» ( до революции - Путиловский Завод – прим. редакции). По утверждению миноритариев, руководство предприятия в 2005 году незаконно оформило на собственные оффшорные компании 40% акций завода, лишив, таким образом, последних доходов. Пять лет назад Носкова назначили даже независимым председателем совета директоров «Кировского завода», тем самым высоко оценив его вклад в войну с миноритариями, которую, творчески используя юридические советы и гибкость Носкова, руководство завода ведет, не гнушаясь самых грязных технологий.

Егор Носков — молодой, амбициозный и активно продвигающий себя и свою компанию «Дювернуа Лигал» — появляется везде, где надо придать видимость законности любым, даже самым жестким действиям мажоритариев против миноритариев. Так, творческая юридическая помощь Носкова и его нахождение в Совете Директоров ОАО «Арсенал», другом крупном оборонном заводе Санкт-Петербурга, были одним из факторов, способствующих аресту по обвинению в мошенничестве мажоритарного акционера предприятия Михаила Сапего. Другого члена Совета Директоров - Олега Риферта – это обстоятельство сподвигло к полному признанию вины и подписанию досудебного соглашения.

Впрочем, им повезло. Находясь под следствием, они подружились с легендарным следователем СКР - Михаилом Масловым, который, по собственному признанию, встал на путь добра и развалил дело Арсенала.

Для нашей истории важен тот факт, что плодотворное сотрудничество Александра Рубцова с Егором Носковым и «Дювернуа Лигал», при активном участии Михаила Маслова и Олега Риферта, началось еще в 2009 году, с придания видимости законности банкротства ОАО «Трубосталь» со стороны контролируемых кредиторов и дальнейшему приобретению активов на торгах кипрскими оффшорами, снова принадлежащими Рубцову. Это сотрудничество окрепло в 2013 году.

Я от дедушки ушел и от бабушки ушел, а от тебя, компаньон, не хитро уйти!

В разгар конфликта между держателями CLN и генеральным директором ГК «Комтех» Александром Рубцовым кредиторы выразили слабую надежду, что действиями руководства металлотрейдера заинтересуются правоохранительные органы. Отчасти, эта надежда оправдались, хотя и не принесла желаемого результата.

Спрятав все активы от кредиторов за цепочкой кипрский офшоров, Александр Рубцов  решил избавится и от своего партнера Иванченко. Сначала он просто, не гнушаясь силовыми методами, выкинул Иванченко из управления компанией, отстранив от принятия решений. Такие действия Рубцова откровенно удивили видавших виды директора ООО «Техинвестстрой» Дмитрия Тетюшина и коммерческого директора ООО «Сталь-Техно», лично преданную Рубцову Ларису Рожкову. На это они обратили внимание следователя во время допросов, дав, по сути, показания в защиту Иванченко.

Затем, забыв про мораль и многолетнюю дружбу, Рубцов предлагает выкупить долю Иванченко на совершенно унизительных условиях, исходя из оценки независимого оценщика, которую тот дал по тем соображениям, что у Рубцова в управлении было, по его собственному утверждению, 52,5% акций, а у Иванченко - только 47,5%. Понятно, что Иванченко предложенная схема не устроила. Более того, ему стало известно и о подготовке Рубцовым, в случае отрицательного ответа, плана по выводу активов на другие офшоры, уже на БВО (Британские Виргинские острова). Исходя из материалов дела и показаний самого Рубцова, а также других свидетелей, данных на начальных этапах следствия, схема продумана, оценена, подготовлена и осуществлена не только креативным кипрским юристом Андреасом Петру, но и специалистами «Дювернуа Лигал», Михаилом Масловым, бывшим следователем СКР, и принята Александром Рубцовым. По мнению ее авторов, она была законная и безрисковая.

А дальше в ход пошла отработанная технология попытки рейдерского захвата, организованный «чеченский наезд» якобы на Рубцова, в котором был даже задействован генерал-майор МВД по ЦФО, а потом и уголовное дело. Иванченко написал заявление в правоохранительные органы, в результате чего было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества с его акциями на сумму в 3 млрд. рублей. Корпоративную войну поддерживала пресса. В 2013 году в различных изданиях появлялись публикации о конфликте между двумя основными акционерами бывшего «Комтеха» - Александром Рубцовым и Дмитрием Иванченко. Тексты были похожими: дескать, Иванченко хочет отобрать бизнес у своего партнера. Под статьями значились разные фамилии, но для посвященных в эту историю людей личность автора не вызывал сомнений: им был бывший следователь СКР Михаил Маслов.

Свою скандальную известность Маслов получил в тот момент, когда, работая в следственной группе по расследованию уголовных дел в отношении лидера «Тамбовской» ОПГ Кумарина, на одном из судебных заседаний заявил, что по указанию руководителей Следственного комитета России фальсифицировал доказательства по делу. Понятно, что после чего следователь был с позором уволен со службы.

Бывшего следователя Рубцову рекомендовал Егор Носков – тот после увольнения подрабатывал в носковском "Дювернуа лигал".  Ознакомившись с перипетиями уголовного дела, которое к тому времени было передано в ГУ МВД по Центральному федеральному округу, Маслов предложил Рубцову начать активную пиар-компанию в СМИ против работающих по делу следователей и оперативников. Статьи были написаны по единой схеме: в описывалось, как некие чеченские злоумышленники угрожают Александру Рубцову, членам его семьи, и даже миноритарному акционеру бизнеса Ольге Евстафьевой, и требуют, чтобы Рубцов отдал свою долю Иванченко. Мрачными красками описывались встречи с тогдашним руководителем ГУ МВД по ЦФО генералом Сергеем Деревянко, и давление его подчиненных на предприятия Рубцова.

Шумная кампания в прессе набирала обороты, как что-то пошло не так. В октябре 2013 года пресса взрывается публикациями об аресте в Москве самого бизнесмена Рубцова. За компанию с ним в следственном изоляторе попали финансовый директор компании Ольга Евстафьева и рядовой специалист юридического отдела Красиков. Эти граждане были нужны следствию, как ценные свидетели против Рубцова. Тем временем, Егор Носков, Михаил Маслов и часть топ-менеджемента компании скоропалительно покидают страну.

Юрист Денис Красиков молчать, как партизан на допросе, не стал. После четырех месяцев в СИЗО он дал признательные показания. Прояснились весьма интересные факты. Как писал «КоммерсантЪ», Александр Рубцов, являясь наравне с Дмитрием Иванченко, бенефициарным владельцем 47,5% акций "Каттон» ( БВО), пытался путем сделки купли-продажи акций дочерней кипрской компании «Гастобраво лтд» похитить долю компаньона, как в самой кипрской компании «Гастобраво», так и в ее дочерних структурах - российских ООО "Металлсервисцентр N1" и ООО "Техинвестстрой", которым принадлежат Северо-Западный трубный завод, производство оцинкованной стали в подмосковной Кашире, а также компании по сбыту готовой продукции-ООО «Сталь-Техно».

По всей видимости, схема хищения была разработана известным в узких кругах Андреасом Петру совместно с "Дювернуа Лигал", имеющим свой дочерний офис на Кипре. По мнению участников расследования, акции господина Иванченко Рубцов планировал продать своим же компаниям с занижением их реальной стоимости. Причем оплату акций рассчитывал осуществить за счет средств, выведенных со счетов самих предприятий.

Именно к этим фразам решил придраться Рубцов, когда вышел на свободу и понял, что опасность миновала.

Пока же, оказавшись в СИЗО, Рубцов находился в подавленном состоянии. Бизнесмен оперативно собрал команду весьма известных адвокатов. В неё вошел бывший весьма высокопоставленный сотрудник Генеральной Прокуратуры Туманин В.В., известный в столице специалист по решению вопросов как раз в стенах Генеральной Прокуратуры, а также адвокат Высоцкий, который являлся главой Высшей Квалификационной Комиссии адвокатуры Украины и членом Высшего Совета юстиции Украины, смещенный со всех должностей в результате обвинения в коррупции, мошенничестве и разворовывании адвокатских средств. От реального срока - до 7 лет с конфискацией имущества, адвоката Высоцкого спасло в 2014 на Украине не столько покровительство кума Путина - Медведчука, чьим ближайшим соратником он был, сколько присоединение Крыма, что, впрочем, не мешает Высоцкому публично оспаривать «добровольность волеизъявления в Севастополе» и присоединение полуострова к России.

После ареста Рубцов не знал, что делать, и на первом же допросе признал свою вину. Следуя советам своих адвокатов, он обещал возместить Иванченко ущерб, и даже вернуть незаконно отчужденные акции. В своих показаниях Рубцов прямо и неоднократно указывал, что не имеет никакого отношения к действиям своих питерских помощников - Егора Носкова, Олега Риферта, Михаила Маслова по информационной атаке на начальника Главка ЦФО Деревянко, а сам генерал - его хороший друг.

Перелом произошел весной 2014-го. Время, как ни странно, работало на Рубцова. В ходе реформы МВД расформировало ГУ МВД по ЦФО, а генерала Сергея Деревянко отправили на пенсию. После этого версия Рубцова поменялась на диаметрально противоположную. Дескать, именно Деревянко хотел отобрать его бизнес и организовал «чеченский наезд».

Из тюрьмы Рубцова выпустили под залог в середине 2015 года. Сумма в 45 миллионов, которые определил ему МосГорСуд - не проблема для бизнесмена. За время отсидки Рубцова компании бывшего «Комтеха» - ООО «Техинвестстрой», ООО «Сталь-Техно», ООО «Инвестконсалт» и ООО «Северозападный Трубный Завод», а тем более ЗАО «Металлокомплект-М», - успешно работали и приносили своему теперь уже единственному акционеру неплохую прибыль. Более того, каким-то чудом, пока Рубцов находился в СИЗО, в компаниях, которые он продал и к которым, согласно официальной точке зрения, высказываемой Рубцовым следствию, он не имеет отношения, в 2014-2015 годах управляющей была назначена жена Рубцова - Марина Михайловна, до этого времени никогда не принимавшая участия в бизнесе. К тому же, для усиления позиций семьи Рубцова "в проданном бизнесе" представителем всех материнских иностранных компаний становится друг и одноклассник Рубцова - Александр Антонец, известный тем, что числился в 90-х заместителем министра сельского хозяйства. Ранее он работал в Альфа Банке и кичился близким знакомством с всемогущим Владиславом Сурковым. А для расплаты с решальщиками, по информации от нынешнего менеджемента компании, семьей Рубцовых было выведено свыше 500 млн дивидендов из Торгового Дома ООО «Сталь-Техно», и оперативно перерегистрированы некоторые второстепенные активы.

Правда, оказавшись на свободе, Рубцов тут же забыл о своих первых показаниях и обещаниях компенсировать весь ущерб участникам конфликта и вернуть все в исходное состояние. По информации от сотрудников самого ЗАО «Металлокомплект-М», практически сразу Рубцов забыл и о тех, кто по его вине вместе с ним отсидел под следствием в СИЗО больше года.

В стенах СД МВД в подвешенном состоянии находилось свыше трех лет и расследование самого уголовного дела о мошенничестве. Осенью 2016-го была предпринята аж третья попытка следователей направить это непростое дело в суд, успешно отраженная Генеральной Прокуратурой, неожиданно отказавшейся поддержать следствие. При этом та же Генеральная Прокуратура, в июне 2017 изъяла дело из СД МВД и передала его в Следственный Комитет, руководствуясь необходимостью устранения волокиты и проведения объективного и всестороннего расследования. По всей видимости, таким образом Генпрокуратура отреагировала на многочисленные жалобы Иванченко на волокиту расследования в СД МВД, а также на его неполноту, выразившуюся в отсутствии допросов и привлечения к ответственности ряда активных участников конфликта.

​И это при том, что, не дождавшись финансовой помощи от своего шефа, Красиков не захотел дальше бессмысленно проводить время в камере, заключил досудебное соглашение и дал важные показания, рассказав кто и как запутывал следы финансовой аферы.

​ По прежнему хранит молчание финансовый директор бывшей группы компаний «Комтех» Ольга Евстафьева. На просьбу прокомментировать эту историю, ее адвокаты ответили отказом. Правда, позиция одного из защитников Евстафьевой — адвоката Старовойтова все-таки была не так давно публично озвучена в эфире одной из столичных радиостанций. «Характерность нашей ситуации заключается еще и в том, что сначала вот этой цепочкой бизнеса владели два человека: Иванченко и Рубцов, у них было по 50% долей участия. А в дальнейшем они пришли к выводу о том, что необходимо ввести в структуру управления бизнесом своего финансового директора Евстафьевой, это как раз наш доверитель. И отдали ей по 2,5%, в результате у них оказалось по 47,5, а у нее 5. Что позволило как им тогда казалось, более гибко управлять бизнесом, и стимулировало Евстафьеву к тому, чтобы участвовать в бизнесе, как бы эти 5% ей давали право на право голоса, дивиденды, на то, на се… Как бы реальное получение каких-то преференций от бизнеса. Но в итоге, как часто бывает, вылилось это в то, что два крупных владельца Иванченко и Рубцов поссорились между собой, и пришли к выводу, что дальше вместе они этим бизнесом управлять не могут.

Причем кстати там было несколько направлений бизнеса, где абсолютно аналогичная была выстроена структура. Где они владели по 47,5, а у Евстафьевой было 5. Вот один из предметов расследования уголовного дела – это предприятие российское, которым владел оффшор через другой оффшор, а это российское предприятие имело активы, и занималось здесь производством металла. Ну и безусловно, когда этот спор возник, вдруг люди осознали, что то, что они ввели третьего человека в управление этим бизнесом, им скажем так, стало поперек горла. Потому, что в зависимости от того, к кому что называется прислониться Евстафьева, эти двое смогут принимать решение по всей компании, а по сути по управлению бизнесом… Когда ты впускаешь в структуру управления бизнесом иностранную компанию - в данном случае офшор - ты вынужден руководствоваться теми законами и правилами, порядками, которые действуют в стране, где это предприятие зарегистрировано и действует. И безусловно учитывая то, что это не российское было предприятие, а иностранное, решение надо было принимать в соответствии с законодательством той страны… это Кипр. Безусловно, они кинулись к юристам кипрским, к тем, кто имел отношение к регистрации, к управлению, к оформлению документов этого оффшора. Ну юрист честно сказал, что по законодательству нашему мы же вас не заставляли, но у кого больше 50%, тот и принимает решение. И поэтому безусловно в этой ситуации оказалось, что когда Рубцов и Евстафьева оказались с одной стороны, а Иванченко с другой, юрист ответил честно, что они могут сделать все что угодно. Ты претендуешь только на право владения своим активом, и естественно можешь претендовать на выкуп на тех или иных условиях… Не согласен – пожалуйста, вот кипрский суд, вперед, обращайся, и ради бога, судись».

Необходимо отметить, что все последние годы Дмитрий Иванченко неоднократно начинал судебные тяжбы за свои бывшие активы в России. Но всякий раз тщетно. Как нам стало известно, сразу после выхода из СИЗО Александр Рубцов, при поддержке юристов из "Дювернуа лигал", тщательно спрятал когда-то общий бизнес за цепочкой несколько раз перерегистрированных офшоров Кипра и БВО, а активы ООО «Техинвестстрой» в обход основных кредиторов отдал в залог одному из металлургических комбинатов, тесно связанному в принятии решений с командой Рубцова.

Одкако передача дела в СК может вернуть надежду Иванченко на справедливое расследование в России как основного дела по хищению его акций в ООО «Техинвестстрой», так и двух других аналогичных дел по хищению акций ЗАО «Металлокомплект-М» и ООО «Инвестконсалт», которые до этого по непонятной причине были «заморожены» в стенах Следственного департамента МВД РФ. В этом случае профессионалы из СК смогут быстро найти кончик вьющейся под умелыми руками команды Рубцова и «Дювернуа Лигал» веревочки и наложить обеспечительные меры не только на акции, но и на расположенные в России существенные активы ЗАО «Металлокомплект-М» и ООО «Инвестконсалт».

Загадочное письмо из Следственного комитета

Странное дело: как только правдивая информация по ситуации вокруг банкротства "Комтеха" и самого Рубцова попадает в СМИ, на редакцию начинается беспрецедентное давление. Вначале на электронную почту на бланке следственного комитета приходит письмо за подписью следователя по особо важным делам третьего следственного отдела первого управления СК майора юстиции В.В. Цветкова с требованием предоставить контактные данные автора статьи и ответить на вопрос, как вся выше перечисленная информация попала в распоряжение редакции. За письмом следуют звонки от неизвестных людей, представляющихся то сотрудниками Следственного комитета, то представителями следственного департамента МВД с настойчивой просьбой снять публикацию с сайта.

Законное удивление в этой истории вызывает несколько моментов. Первое: по закону о СМИ выдать свои источники журналисты могут только по требованию суда. Во вторых, дело по мошенничеству с акциями и кредитами «Комтеха» не является секретным, так как в нем не затронуты интересы государства, а значит, с его участников никто не брал подписку о неразглашении. И это следователь Цветков должен был хорошо знать. Ну и самое главное: само официальное письмо пришло в редакцию с непонятного почтового ящика, а сам электронном адрес, на который нужно прислать незамедлительный ответ, находится на американском сервере gmail.com. Майор юстиции Цветков, видимо не знает, что российским государственным структурам запрещено использовать иностранные сервера для своих служебных целей. Либо есть ещё один вариант, который больше походит на правду. Таким образом действуют обыкновенные «комбинаторы», которым не выгодно, чтобы приведённая в этой статье информация получила широкую огласку. Не будем забывать, что в команде защитников Александра Рубцова работает бывший следователь СК Михаил Маслов, который с позором был изгнан из Комитета за самое обыкновенное предательство…

P.S.

По данным наших источников в Следственном департаменте МВД, дело Александра Рубцова фактически было завершено. Его вина, равно как и вина его соучастников была полностью доказана, в материалах есть признательные показания самого Рубцова. Кроме того, один из наших собеседников отметил, что дело имело хорошую судебную перспективу, и его уже были готовы передавать дело в суд. Генеральная прокуратура эту позицию последовательно поддерживала более 3-х лет, а потом необъяснимым образом ее изменила, изъяв уже расследованное и доказанное дело и передав его в Следственный Комитет. Судя по разговорам следователей, установка там будет на прекращение дела, а следователь Метелкин останется без расследованного и доказанного дела.

.

Loading...
Loading...