Суд Линча наоборот

Вчера по понятным причинам персона Кирилла Серебренникова опять оказалась в тренде. Все всё знают: свирепый путинский режим посадил талантливого и очень популярного в либеральной среде режиссера под домашний арест. Поэтому я не о нем (и даже не о профессиональных оппозиционерах).

С либералами все ясно, для них аресты коррупционеров-чиновников — это свидетельство тотального воровства, которое курирует лично Владимир Путин, но иногда почему-то кого-то разрешает сажать. А задержание коррупционеров-режиссеров — это репрессии. Которые тоже начал Владимир Путин, реализовав свою давнюю чекистскую мечту восстановить в России славный 1937 год.

Понятно, когда коллективные письма президенту с просьбой прекратить следственные действия в отношении Кирилла Серебренникова пишут артисты — они сами себя объявили наивными детьми, а какой с детей спрос. Но вот послушайте, что говорит журналист, который просто обязан быть объективным и понимать хотя бы в общих чертах, как устроена правоохранительная система. Профессия требует.

Полина Рыжова, редактор отдела «Мнение» интернет-издания Газета.Ru (на фото):
Мне кажется, общественная кампания здесь очень важна. Потому что, во-первых, она может как-то повлиять на следствие (по крайней мере, на избрание меры пресечения). Потому что Кирилл — это режиссер, который сейчас снимает, в самом разгаре съемочный процесс его фильма, и он сам просил дать ему возможность поработать. Во-вторых, само возникновение такой поддержки очень много говорит о нашем обществе, о том, что оно не так разобщено, как мы думаем.

Я не знаю, повлияла ли на суд и следствие общественная кампания. Очень надеюсь, что нет. Но дело здесь в другом.

Девушка на голубом глазу объявляет себя и своих единомышленников сторонниками правового беспредела. Ибо в любом цивилизованном государстве с любой возможностью «повлиять на следствие» нещадно борются. Получается, конечно, не всегда. Но никому и в голову не придет провозглашать открыто, что такая возможность в принципе должна существовать.

Объявляет «общественность» устами Полины Рыжовой (все-таки целый редактор отдела весьма популярной газеты) и о своем горячем желании влиять на суд, «по крайней мере, на избрание меры пресечения». Что говорит о совершенно пещерном социально-умственном развитии как нашей творческой интеллигенции, так и молодого поколения в целом.

Вывод печальный: общество, которое, оказывается, «не так разобщено, как мы думаем», за суд Линча. Только с обратным знаком.

В сталинские времена общественность требовала расстрелов «врагов народа». Сегодня с той же неистовостью требует освобождения от ответственности коллег по цеху. Даже если украл. Раньше писали об этом только в газетах, сегодня к ним прибавились социальные сети и блоги.

Но никто и никогда не вспоминает о законе.

Хотя нужно быть справедливым: расстрелов тоже иногда требуют — коррупционеров и казнокрадов, сосущих кровь трудового народа. Желательно, как в Китае, на стадионах. Собственно, в мошенническом присвоении бюджетных средств, то есть в банальном казнокрадстве, и обвиняют Кирилла Серебренникова.

Когда в следующий раз эта публика вдруг заголосит об отсутствии в России независимого суда, напомните ей о Полине Рыжовой. Она и ее друзья категорически против независимой судебной системы.

А еще можно напомнить, как Виктор Шендерович просил Владимира Путина позвонить, чтобы выпустить из СИЗО человека. Вот какой диалог между ними состоялся в 2001 году¸ когда разгоняли НТВ.

— Виктор Анатольевич, что же, вы хотите, чтобы мы вернули «телефонное право»?
— Да, я хочу, чтобы вы на пять минут вернули «телефонное право», прямо при нас позвонили Генеральному прокурору и спросили: а почему сидит человек?

Любому интеллигенту очевидно, что применять «телефонное право» можно и нужно — например, в отношении хороших людей из НТВ или в отношении Кирилла Серебренникова. В этих отдельных, никогда не повторяющихся случаях прикрываться законом нечестно.

Какие же они все-таки дикари.

Источник: http://pavel-shipilin.livejournal.com/722398.html

Loading...