«Конная, 10. Память и имя». Петербуржец издал книгу о своих соседях-блокадниках

Когда началась Великая Отечественная война, в пятиэтажке на Конной улице жили 400 человек. В 1945 году остался только 241 жилец – остальные погибли на фронте или умерли от голода в блокаду. Юрий Вульф, который родился уже после войны и рос в этом доме, по крупицам собрал информацию о каждом, кто жил здесь. Имена и истории ленинградцев Вульф увековечил в своей книге, вышедшей тиражом 200 экземпляров.

Соседи из прошлого

Юрий Вульф родился через год после окончания войны, в 1946 году. Его детство прошло в самом центре Северной столицы, в доме на Конной улице, где его семья жила еще с 1921 года. Повзрослев, Юрий познакомился со своими соседями, которые пережили ужасы блокады Ленинграда. Они рассказывали, что многие жильцы дома погибли, кто-то пропал без вести.

Петербуржцу стало обидно, что человеческие жизни и судьбы превратились в безликие строчки с указанием лишь имени и фамилии, и он решил собрать информацию обо всех блокадниках, живших в доме №10 по Конной улице.

– Я думал о том, что имена десятков и сотен тысяч ушедших из нашего города на фронт, умерших в блокаду и переживших ее, остались в памяти поколений только строчкой безвозвратных потерь на портале ОБД «Мемориал» и строчками в 35 томах Книги Памяти «Блокада», – вспоминает Вульф.

– Может, когда-то вместо речей за столом, на собраниях и на митингах о необходимости беречь память о защитниках Ленинграда, вместо повторения друг за другом «Никто не забыт, и ничто не забыто» кто-то из нашего дома соберется, возьмет с собой детей и внуков и поедет на братскую могилу, где похоронен человек, живший в нашем доме и не вернувшийся в свой дом с войны. Положат цветы, а на небольшой ленточке будет написано имя того, кто отдал свою жизнь за нас и наших детей, и от кого был положен венок», – продолжает он.

Юрий Вульф собрал истории блокадников из своего дома.

Юрий Вульф

 

В течение долгого времени Юрий Вульф внимательно изучал архивные документы и домовые книги и нашел данные о каждом жильце его дома. По итогам своей работы петербуржец издал книгу «Конная, 10. Память и имя».

Она вышла небольшим тиражом, но Вульф подчеркивает: книга предназначена не для массового читателя, а в первую очередь для жильцов дома – чтобы они узнали о непростых судьбах своих соседей из прошлого.

Читая старые документы и общаясь с теми, кто выжил, Юрий узнал, что во время блокады в его доме умерли 109 человек, еще 50 считаются пропавшими без вести. Самым суровым годом стал 1942-й: он унес жизни сразу 90 блокадников из дома на Конной.

Первой в доме умерла грудная девочка Люба, дочка уборщицы Александры Васильевой из квартиры №16. Малышки не стало уже в октябре. Первые месяцы блокады были очень тяжелыми, и у матери Любы закончилось молоко: она больше не могла кормить девочку.

Через пару месяцев не стало сына Александры Васильевой, 7-летнего Жени. В январе 42-го умерла и ее средняя дочь, 5-летняя Лидочка. Весной остановилось сердце самой женщины.

Из всей семьи выжила лишь старшая дочь Люда, которой в год начала войны было 10 лет. Известно, что девочку отправили в детский дом, где она и выросла.

В квартире №54, где жила Семья Максимовых, умерли все, кроме главы семейства, который ушел на фронт в 1942 году. В марте 46-го он вернулся в пустую квартиру, где его уже не ждали ни жена, ни дочери.

17 человек из дома на Конной погибли на войне. Место захоронения одного из них неизвестно: тело убитого пришлось оставить на поле боя в деревне Кискино при отступлении в сентябре 41-го.

Вульф хотел увековечить память о блокадниках не только в книге: петербуржец собирался выбить их имена на брандмауэре дома, но власти не разрешили ему сделать это.

Петербуржец надеется, что его соседи все-таки узнают о ленинградцах из дома №10, прочитав книгу о судьбах детей, которые так и не стали большими, и взрослых, чью жизнь перекроила война.

Источник: http://www.spb.aif.ru/society/people/pamyat_i_imya_peterburzhec_sobral_istorii_zhivshih_v_blokadu_sosedey

Loading...