Экстремальный рафтинг в России

 

Андрей Коршунов из Москвы давно заболел рафтингом. Он провел уже десятки сплавов по сибирским и карельским рекам. Не говоря уже о Волге. Компанию в экстремальном походе всегда составляет его жена.

- Рафтинг для меня не хобби, не спорт, а скорее философия, - признается Андрей. – В каждом без исключения живет тяга к путешествиям, к познанию окружающего нас мира. Люди в древности селились у рек или озер. Отсюда у меня, возможно, тяга к водной стихии. Также вода очень хорошо снимает стресс и негатив.

По словам экстремала-путешественника, он провел большое количество сплавов на байдарке. В списке покоренных рек – Медведица, Хопер, Терешка, Волга, Юрюзань, Южная Шуя, Кереть и даже небольшой поход по Белому морю.

Мужчина с детства проявил любовь к природе, после чего стал заниматься байдарочным спортом. Сплав по реке он считает отличным отдыхом от серой действительности: проводишь всего два-три дня на природе, а ощущение – будто месяц пролетел.

Рафтинг – это все-таки не просто увеселительная прогулка по реке. Здесь нужна недюжинная сила, выносливость, поэтому новичкам советуют в первый поход отправляться только с грамотным инструктором и в подходящем экипаже. Самым сложным сплавом Андрей считает поход по рекам северной Карелии. По таежной речке Кереть, относящейся к четвертой категории сложности (реки с 4 по 6 категории сложности могут преодолевать только подготовленные спортсмены-водники) пришлось перебраться через 26 порогов. Москвич стартовал от поселка Лоухи. Далее 100 километров по течению реки до Белого моря. Еще около 50 километров прошел непосредственно в открытом море, где как раз разыгрался шторм.

– Уровень воды в этом году в реке был выше среднего, поэтому проходить пороги оказалось сложнее, – рассказывает путешественник. – Кроме того, погода добавила хлопот. Все время шли дожди, а температура днем не поднималась выше 10-13 градусов. После того, как мы вышли в открытое море, начался шторм. Было очень сурово...

Каждый сплав требует нескольких месяцев подготовки. Причем это касается не только снаряжения. Поход – достаточно серьезное мероприятие. Например, к сплаву в северной Карелии Коршунов готовился с полгода. Заказывал недостающее оборудование, переделал байдарку, собирал информацию о маршруте. И к подбору попутчиков он тоже относится ответственно.

- Я никогда не пошел бы в поход с турфирмой, набирающей разных и незнакомых людей. Моя компания – это моя жена и я. С ней я побывал в дикой карельской тайге, преодолевал пороги, рискуя перевернуться в ледяную воду, с супругой пережидал на одиноком острове в Белом море шторм, - отметил он.

Экстремал предпочитает отправляться в глухие края, не забывая о хищниках. В тайге есть вероятность нападения медведя или росомахи. Из средств самообороны нужны газовый баллончик, нож, лопатка и сигнальная ракетница, которая может помочь в экстремальной ситуации, в том числе, и отпугнуть животных.

Во время путешествий по карельским и сибирским рекам москвич подметил одну особенность местного населения: на севере люди намного лучше и «чище». К примеру, на островах Белого моря много рыбацких изб, где можно остановиться на ночлег и специально для уставших путников там оставляют запас провизии, дрова и посуду.

.

Loading...
Loading...