Михальченко частично признал вину и вино

Басманный суд приступил к рассмотрению дела против петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко, обвиняемого в контрабанде коллекционного алкоголя под видом строительного герметика. Господин Михальченко признал, что являлся конечным получателем элитных вин, суммарную стоимость которых, как уже писала «ПГ», эксперты оценили в 68 миллионов рублей.

Свое выступление в суде Дмитрий Михальченко начал с небольшой патриотической речи. «Я горжусь нашим президентом и хочу двигаться в его фарватере,— заявил обвиняемый.— И не вижу своей жизни вне России. Поэтому у меня нет счетов за рубежом. Даже дочь не захотела учиться за границей, а выбрала российский вуз, чем меня очень порадовала».

Затем фигурант вкратце рассказал о своем трудовом пути, заявив, в частности, что благодаря его усилиям в Петербурге был «спасен» ряд производственных предприятий, в том числе прядильный комбинат имени Кирова, с многовековой историей, на которых теперь работает 2 тыс. человек.

Также господин Михальченко заявил о своей любви к дорогому вину, сообщив, что начал его коллекционировать десять лет назад. «Развивались вкусовые рецепторы и понимание вина,— сказал он.— Мне нравилось удивлять своих гостей хорошим вином и разбираться в винах. Тем более что винная история и понимание вина в России развиты мало. А под видом дорогих сортов ввозят много подделок».

Как выяснилось позже, это отступление понадобилось обвиняемому, чтобы убедить суд в собственной версии о том, что арестованная в феврале 2016 года на таможне в Усть-Луге (Ленинградская область) крупная партия элитного вина в двух контейнерах предназначалась для коллекции, которую для него собирал другой фигурант дела, сомелье Алексей Мищенко.

«В 2014 году Мищенко предложил мне собрать коллекцию вина на мой вкус,— рассказал Дмитрий Михальченко.— И я согласился, поручив Мищенко закупить его для меня за границей. За это пообещал хорошее вознаграждение. И эту договоренность с Мищенко следствие пытается выдать за начало создания преступной группы. Но я не знал тогда, что все закончится уголовным делом».

По версии господина Михальченко, во всех его бедах был виноват владелец компании «Контрейл логистик Северо-Запад» Анатолий Киндзерский (приговорен в особом порядке к пяти годам условно). Именно он, по словам подсудимого, согласился перевести из порта Гамбурга в Усть-Лугу коллекционное вино, принадлежавшее петербургскому бизнесмену.

Однако, как считает господин Михальченко, господин Киндзерский перевез вместе с его партией вина и контрабандный товар — в двух контейнерах, помимо вина, оказались запрещенные к провозу в Россию сыр и маргарин.

По словам обвиняемого Михальченко, сомелье Мищенко передал Анатолию Киндзерскому все бумаги для транспортировки коллекции, но о том, что вино будет доставлено в Россию под видом китайского герметика и чипсов, не имел ни малейшего понятия. Подсудимый заверил, что был очень возмущен, когда узнал о подмене сопроводительной документации.

«Ну как можно было коллекционное вино перевозить как герметик и чипсы? — возмущался в суде Дмитрий Михальченко.— Для хорошего вина нужно поддерживать особый климат! Ну, заявили бы тогда в декларации, что везут дешевое вино, но не чипсы же!»

Груз, напомним, направлялся в адрес Юго-Восточной торговой компании, которая имела налоговые и таможенные льготы, в частности, упрощенный порядок таможенного оформления и досмотра.

Контрабанду 29 февраля прошлого года выявили таможенники Усть-Луги и сотрудники ФСБ. Они установили, что под видом строительного герметика и чипсов в двух контейнерах находилось около 5 тыс. бутылок элитного алкоголя, в том числе коньяк Courvoisier 1912 года, стоимость которого составляет около 500 тыс. руб. за бутылку.

РАНЕЕ НА САЙТЕ: ОЦЕНЕННАЯ В 68 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ КОЛЛЕКЦИЯ ЭЛИТНЫХ ВИН ДМИТРИЯ МИХАЛЬЧЕНКО ОТПРАВИТСЯ В КАНАЛИЗАЦИЮ

Господин Михальченко также выразил сожаление, что уже после ареста вина пытался его выкупить, чем «доставил много неприятностей высокопоставленным знакомым».

Как отмечает "Ъ", за помощью в возврате алкоголя господин Михальченко обращался к руководителю УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Александру Родионову, начальнику управления «К» службы экономической безопасности ФСБ Виктору Воронину (после скандала был отправлен в отставку), а также к бывшему начальнику петербургского управления ГИБДД Сергею Бугрову. Однако решить вопрос ему не удалось.

Прокурор Вера Пашковская попыталась добиться от обвиняемого признания, что он изначально знал о том, что алкоголь будут везти в Россию с нарушением законодательства. При этом гособвинитель сослалась на показания самого господина Михальченко от 23 ноября 2016 года, в которых бизнесмен признавал, что «понимал, что вино будет вестись с нарушением таможенного законодательства». Но в суде Дмитрий Михальченко заявил, что тогда «был неверно понят».

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3487116

.

Loading...
Loading...