Гаврил Андросов. Дух Таатты-реки

 

Гаврил Андросов – якутский поэт, публицист и переводчик, член Союза писателей России с 2010 г., заместитель председателя правления Союза писателей Якутии с 2013 г.

Родился в 1985 г. в селе Баяге Таттинского улуса Республики Саха (Якутия). Окончил Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова, имеет специальность преподавателя якутского языка и литературы со специализацией литературный работник. Работает заместителем главного редактора литературного журнала “Чолбон”. Член Русского географического общества и Совета по языковой политике при Главе Республики Саха (Якутия), руководитель творческого объединения молодых писателей “Тыл кыһата” (Кузница слова).

Обладатель Гранта министра по молодежной политике Республики Саха (Якутия) в области поэзии (2005), победитель в номинации “Молодой писатель года” Министерства по делам молодежи и семейной политики РС (Я) (2015), 3-й призер 2-го международного поэтического турнира им. Намжила Нимбуева (Бурятия, 2009). Автор двух поэтических сборников и трех книг по публицистике. Стихи включены в антологию “Современная литература народов России: Поэзия”. Произведения переведены на русский, польский, болгарский, вьетнамский, кыргызский, тувинский, ногайский языках.

Живет в г. Якутске, женат, имеет дочь.

 

ИСПОВЕДЬ ДРЕВНЕГО СТЕПНОГО ГЕНЕРАЛА

(реинкарнация)

 

Предо мною –

Несметные стаи врагов,

Что клубятся

Туманами снова.

А за мною

Шеренги суровых бойцов

Ожидают заветного слова.

 

Тут по правую руку –

Литые ряды

Старших братьев,

Увенчанных славой.

А по левую руку –

Друзей молодых

Дерзкой силой

Кипящая лава!

 

Надо мною –

Светило. Оно белый свет

Вечно льёт на родные просторы.

Подо мною –

Земли моей чёрный хребет –

Нерушимая твердь и опора!

 

Время нынче улиткой уже не ползёт,

Сорвались с тетивы ожиданья

Стрелы памяти в новый заветный полёт

Долгожданной грозой мирозданья!

 

В ней мгновенье и век не поладят никак,

В ней – суровый прищур Чингисхана*.

В ней судьбы вихревой осеняющий знак,

Заповедный, бессмертный, желанный.

 

Билгэ-Хаан**! Ясновидец великий! Реку,

Что сбылось предсказанье былое –

Это вольными стаями птиц-ексёкю***,

С ветром споря, помчатся герои!

 

И победу, и правду в бою обретёт

Каждый воин пресветлого мира.

И спасибо сердечное скажет народ

За спасённую правду батырам!

 

Божества трёх миров,

Как они глубоки –

Ваших общих велений колодцы!

Не ужель только взмах

Человечьей руки –

И великая битва

Начнётся?

 

* Древние саха знали о великом полководце и создателе Монгольской империи, кроме того в якутской мифологии Чынгыс Хаан – один из трех божеств судьбы.

** В якутской мифологии Билгэ Хаан – один из трех божеств судьбы, его имя можно сравнить с одним из владык голубых тюрков Билге Каганом.

*** ексёкю – мифическая орело-драконообразная птица.


 

ДУХ ТААТТЫ-РЕКИ*

 

Таатта – имя, данное Творцом.

Дышу его благословенным светом.

Земной поклон реке волшебной этой,

Поющей мне о вечном и родном.

 

В той песне эхо памяти

Живёт,

Меж прошлым и грядущим

День якутский!

Алампа, Кулаковский и Ойунский** –

Души моей

Надежда

И оплот!

 

Все уранхайцы –

Мой народ Саха –

Внимать, нести

И веровать готовы

Их громовому

Огненному слову,

Откованному

В кузнице стиха.

 

Без них я на заветном берегу

Блуждал бы долго без конца и края.

Я у Таатты роды принимаю

И, как ребёнка, правду сберегу!

 

Река судьбы, загадки вечной суть…

Сквозь тальники рассвета пробужденье

Я принимаю как благословенье

Святого духа на счастливый путь!

 

* Таатта – река впадающая в реку Алдан, в правого притока Лены и название окружающих её земель.

** А.И. Софронов-Алампа, А.Е. Кулаковский-Ексёкюлях, П.А. Ойунский – основоположники якутской литературы, духовные лидеры якутского народа в начале ХХ в., уроженцы Таттинской земли.

 

Перевод Юрия Щербакова.


 

МАСТЕР – УУС

 

Брат мой Уус тайны предков хранит.

Вот он, орлом над священным парит

Чочур Мыраном*… Вернувшись домой

Дни напролет – и в метели, и в зной

Режет, рисует, строгает, калит –

Брат мастерит.

 

Брат мастерит. Что ему холода!

Ветер – не ветер, беда – не беда.

Солнце погаснет, луна упадет –

Бровью, мне кажется, не поведет.

Легкою лодкой скользит по реке

Он вдалеке.

 

Брат мастерит. Словно песню поет,

Тешет березу, железо кует.

И серебро заостряет потом,

Мелко узоры выводит на нем,

Тайные знаки – чудные на вид.

Брат мастерит.

 

Будто Айысыт на рассвете в дитё,

Душу вдыхает в железо своё.

Знает, предчувствует он наперед,

Что его в мире неласковом ждет.

 

Брат мой Уус тайны предков хранит.

Молотом в кузнице древней стучит.

В отсветах огненных солнечный лик,

Как божество, и рукаст, и велик.

Жизнь на его наковальне искрит…

Брат мой творит.

 

* Чочур-Мыран – священная гора долины Туймаада, где стоит г. Якутск.

** Айысыт – в якутской мифологии богиня плодородия, которая дарит людям души детей.

*** Уус – кузнец, железных дел мастер.

 

перевод Александра Ананичева.


 

***

Убежим, красавица,

Радугой вдали,

Нежно взявшись за руки,

Мы на край земли!

Далеко-далеконько,

Там, где мыслей нет,

Где с землей сливается

Наш небесный свет.

 

То в ладу, то в спорах мы

Трудный путь пройдем

Сколько сложим мостиков

Мы с тобой вдвоем.

Ветер, что преследует.

Будет их сметать

Многие хотели бы

Все о нас узнать.

 

Нипочем преграды нам

И судьбы покой

Горизонт наградою

Будет нам с тобой.

Убежим, лебедушка,

Радугой вдали,

Нежно взявшись за руки,

Мы на край земли!

 

От судьбы, что связывать

Отказалась нас.

Убежим, красавица,

В самый ранний час.

Жеребцов поймаем мы

Необъезженных

И за гриву сдерживать

Будем крепко их.

 

Перевод Василия Попова.


 

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННАЯ ТОСКА

 

Моя сверхъестественная тоска по тебе,

беспредельная ширь, пяти Франциям равная,

благословенной земли якутской,

вместилась в одно лишб ушко игольное.

Моя просветлённая страсть к тебе

на ночном нахмуренном небосклоне

воссияла переливчатыми сполохами.

 

Моя неотступная тяга к тебе

пробила насквозь хребты Верхоянские,

громогласьем душераздирающим разразилась,

разбудила вулканы первозданные

в глубине под толщей вечной мерзлоты,

как туесок, взметнула необразмую тундру

разбушевавшимся вихрем, нискпосланным в наказание!

 

Моя приглушенная песня к тебе

со стороны обратной Луны доносится,

чтоб осенней зарёй багряной

в мочках ушей твоих подрагивать

на весу украшением золотым

с камнем, приветливый свет лучащим.

Моя мятежная душа пусть вечно вращается,

Как Земли неотступная спутница, в сердце твоём.

 

Перевод Максима Амелина


 

МОЕ ЖИВОЕ БОЖЕСТВО

 

Не ведая о том, что для меня

Ты – божество живое, томно дышишь.

Огонь свечи, прочь сумерки гоня,

Колеблется, и музыку ты слышишь

В царапаньи пера. И, как в волнах ладья,

Качается грудь нежная твоя.

 

Не ведая о том, что для меня

Ты – божество живое, обвиваешь

Меня руками и оберегаешь,

Крылами, словно ангел, осеня.

А неживой луны молочно-белый свет

Рисует твой прозрачный силуэт.

 

Не ведая о том, что для меня

Ты – божество живое, изгибаешь

Свой тонкий стан, как стерх – среди огня,

Как колос – в танце. Небо удивляешь

Ты гибкостью своей, и сонмы звезд в наш сад

Со звоном бубенцов с небес так и летят...

 

Не ведая о том, что для меня

Ты – божество живое, тихо дремлешь

И шепоту зари сквозь сон блаженно внемлешь.

Проснувшись поутру, затмишь начало дня.

Сарданой трепетной распустишься, мой свет –

И снова никого меня богаче нет!

 

Перевод Киры Грозной.

Loading...