Казус Слуцкого, или Как до нас добрался их харассмент

Не прошло и полгода, как до России докатилась мощная волна харассмента имени Харви Ванштейна. И если фамилия влиятельного голливудского продюсера, основателя двух кинокомпаний, лауреата нескольких кинопремий, в том числе «Оскара», многим знакома по названиям его фильмов («Криминальное чтиво», «Убить Билла», «Рембо», «Влюблённый Шекспир», «Банды Нью-Йорка», «Властелин колец» и т.д), то труднопроизносимое слово «харассмент» мы услышали впервые.

Между тем, это слово, обозначающее в американском праве «нарушение неприкосновенности частной жизни», куда входят любые проявления слишком настойчивого внимания, начиная с сексуальных домогательств и заканчивая назойливыми телефонными звонками, обладает огромной разрушительной силой.

Свидетельством этому может служить судьба самого Вайнштейна. К нему, после появления в октябре в The New York Times и The New Yorker откровений голливудских актрис Гвинет Пэлтроу, Анджелины Джоли и Азии Ардженто, обвинивших его в домогательствах с самыми откровенными подробностями, претензии предъявили сразу более 80 женщин.

В итоге, он не только стал изгоем в приличном обществе, лишился семьи и своих компаний, но уже заявил о банкротстве. Не менее печально сложилась судьба и у одного из главных актёров сериала «Карточный домик» Кевина Спейси, которого обвинили в приставаниях к подростку тридцатилетней давности: он потерял работу – в культовом сериале больше не снимается, с ним расторгли все контракты, репутация артиста оказалась безнадёжно испорчена. Но всё же его ситуация не так трагична, как у Карла Сэрджета -- 49-летнего министра из правительства Уэльса, который покончил с собой после обвинений от нескольких женщин, хотя в чём именно его обвиняли, не было известно даже ему самому.

Дальше ситуация с харассментом развивалась бесконтрольно: под каток разоблачений попали не только известные актёры и политики-мужчины, досталось и женщинам: певицу Мэрайи Кэри обвинил в домогательствах бывший охранник.

Всего же, с осени прошлого года, от вышедшей из-под контроля борьбы с харассментом, пали десятки актёров, режиссёров, политиков, музыкантов и прочих творческих и околотворческих натур -- от бывшего президента Джорджа Буша-старшего, до актёров Стивена Сигала и Дастина Хоффмана.

Не случайно, осознавая весь абсурд происходящего, против этого массового и буйного помешательства выступили здоровые силы во главе с Катрин Денев. Она и ещё около ста известных женщин Франции, заступились за права мужчин проявлять свои чувства. «Изнасилование – это преступление, но настойчивые или бестактные ухаживания – нет», -- заявили эти смелые дамы, после чего, правда, сразу подверглись остракизму со всех сторон.

Такое пространное вступление понадобилось нам для того, чтобы обрисовать общую атмосферу, в которой даже при наших, в общем-то, патриархальных нравах, царящих в общественном пространстве, стали возможны разговоры о страшном ХАРАССМЕНТЕ.

Первый снаряд прилетел в адрес депутата Госдумы от ЛДПР Леонида Слуцкого, которого 22 февраля в эфире телеканала «Дождь» анонимно обвинили в домогательствах стразу три журналистки «кремлёвского пула». Подробности приставаний были не такие вызывающие, как в случае Вайнштейна (про оральный секс и публичное мастурбирование), но тоже не слабые: госдеп, якобы, «прислонил внутреннюю часть ладони к лобку (одной из пострадавших – прим. авт.) и провёл рукой вверх». Другая журналистка рассказала, что когда Слуцкий, пришёл к ней в редакцию на интервью, он «попытался поцеловать её в губы и потрогать за ягодицы».

Реакция думских сидельцев была предсказуема: подавляющее большинство встало на защиту коллеги. Сын Владимира Жириновского, глава фракции ЛДПР Игорь Лебедев, обвинил журналисток в оговоре и провокации, целью которых была дискредитация самого депутата, парламента и всей системы государственной власти. Не обошлось без угроз судом и лишения журналисток аккредитации.

Но на этом Лебедев не остановился. Он подчеркнул, что мишенью был выбран не «рядовой депутат», а целый «председатель комитета по международным делам». То есть, речь, фактически, идёт о дискредитации России на международном уровне, поскольку «на Западе сейчас в разгаре дело Вайнштейна, и теперь в глазах западных политиков Слуцкий может стать нерукопожатной фигурой». Тут уж, на наш взгляд, дело может попахивать и вовсе государственной изменой. Но зря Лебедев, всё же, сравнил Слуцкого с Вайнштеном -- Слуцкий гораздо симпатичнее.

От Лебедева не отставали и его коллеги. Депутат Антон Морозов тоже заявил, что Леонид Слуцкий набирает влияние на Западе, и кому-то там может не нравиться его активность. «Возможно», -- заключил Морозов, -- «российские журналистки получили заказ скомпрометировать его с Запада».

А депутатша от КПРФ Тамара Плетнёва про Харви Вайнштейна ничего не слышала, «мы в Думе занимаемся более серьёзными вещами», но зато она наверняка знает, что журналистки врут. «Когда-нибудь правду или путное что этот «Дождь» говорил? Вообще, закрыть им допуск, и пусть они в Думе больше не появляются!».

Поддержали Плетнёву и другие женщины-члены, так называемого, «Женского клуба в Госдуме», куда входят представительницы всех фракций. В своём заявлении они объявили, что считают «анонимные сообщения о якобы дискредитирующем поведении Леонида Слуцкого» провокацией и «срежиссированной операцией по его дискредитации и информационной агрессией».

Но все они поголовно знают Слуцкого тысячу лет как «галантного мужчину», «джентльмена» и «очень крепкого семьянина». Поэтому представить с его стороны вольности, приставания или «какие-то неприличные жесты в адрес женщины» никто из коллег не может.

Сам Слуцкий, естественно, все обвинения в свой адрес с ходу отверг. Когда, мол, «невозможно придраться по существу работы, появляются подобные провокации» и хотел даже подать на журналисток в суд, но позже передумал.

Вообще, поначалу, он отнёсся к случившемуся несерьёзно, в стиле «хихань-хаханьки»: «Мне очень лестно, что для проекции Харви Вайнтейна в России выбрали именно меня» и даже заявил, что история с обвинением его в сексуальных домогательствах, «вместо того, чтобы отобрать у него авторитет, наверное, только добавит его».

И это вполне понятно: когда наши люди узнают о пошлых домогательствах какого-нибудь начальничка к своей секретарше, они, скорее, встают на сторону мужлана – «вот ведь, настоящий мужик!». В фейсбуке Слуцкого даже появилась глумливая переписка, в которой коллеги-мужчины предлагали ему взять часть обвинений на себя.

Так, депутат Антон Миронов сочувственно писал: «Леонид Эдуардович, это возмутительно! Валите на других членов КМД. Я готов взять пару журналисток на себя!». «Я тоже возьму трёх», -- вторил Миронову Алексей Габисов. Поддержали друга аналогичными предложениями и другие госдепы. «Сбавьте темп, коллеги!», -- кокетливо отнекивался Слуцкий, -- «Где я вам столько журналисток найду?!».

И всё могло продолжаться в этом же балаганном духе, до тех пор, пока скандал не утих бы сам собой. Но тут вдруг анонимные обвинения резко обрели конкретные очертания. Первой 27 февраля себя назвала заместитель главного редактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе.

Она рассказала, что столкнулась с домогательствами Слуцкого ещё семь лет назад, когда была сотрудницей грузинского телевидения и приехала в Москву, чтобы взять у депутата интервью. «Он меня провел в свой кабинет, запер дверь, попытался прислонить к стене, и стал как-то трогать и целовать. Но я вырвалась и убежала», -- рассказала журналистка.

После того, как обвинения перестали быть анонимными, бесшабашной весёлости у Слуцкого поубавилось. Он всё ещё отвергал обвинения, заявив по поводу Котрикадзе, что «грузинские журналисты обвинят и не в таком, странно, что не нашлось украинок или американок, которые предъявили бы те же претензии», но шутить уже не пытается.

И тут, как раз, последовало второе откровенное заявление. Своё имя назвала продюсер «Дождя» Дарья Жук, которая раньше рассказывала о поведении депутата в её редакции. Одновременно, о домогательствах нескольких депутатов и чиновников рассказала и корреспондент отдела политики газеты «Комсомольская правда» Елена Кривякина.

Правда, журналистка не назвала конкретные фамилии, но всё равно, это рушит теории защитников Слуцкого о том, что наших чиновников и депутатов «заказывает Запад». Такие отмазки прокатывают только в отношении «либерастов» с «Дождя» и RTVI, а «Комсомолка» -- она совсем не такая. Она своя, насквозь провластная и патриотичная. А значит, проблема, действительно существует.

И вот уже председатель Госдумы Вячеслав Володин заявляет, что берёт под свой контроль ситуацию с обвинениями журналисток в адрес Слуцкого и что он уже говорил с главами парламентских фракций на эту тему. Так же спикер предложил всем обиженным обратиться в думскую комиссию по этике и заверил, что вопрос «о лишении их аккредитации не стоит».

Заместитель главы комитета по делам семьи Оксана Пушкина собирается довести до конца работу над законом «про гендерное равенство в трудовых отношениях, где всё, в том числе вопрос домогательств, будет чётко прописано». По её словам, закон о равных правах женщин был внесён ещё в 2003 году, но так и не прошёл дальше первого чтения.

Депутат отметила, что в УК есть несколько статей, посвящённых сексуальному насилию, но при этом «никак не регламентируется ответственность за сексуальные домогательства на работе», а статья 133 Уголовного кодекса «Понуждение к действию сексуального характера», фактически не работает. Пушкина пообещала включить положение об ответственности за сексуальные домогательства в законопроект о равных правах мужчин и женщин.

Наконец, в минувшую пятницу, глава комиссии по этике Госдумы Отари Аршба заявил, что комиссия рассмотрит жалобы на депутата Слуцкого, «если факты будут убедительными». Он подтвердил, что они получили письмо от Дарьи Жук, которая обвинила Слуцкого в домогательствах.

Таким образом, история начинавшаяся для наших думцев как пародийное приключение на тему голливудского харассмента, неожиданно грозит обернутся весьма неприятной и затяжной эпопеей с неочевидным финалом. Нет, конечно, до такого беспредела, как в Голливуде, у нас не дойдёт – нравственность с воспитанием не те: априори не может у нас мужик, хлопнувший бабу по заду или зажавший девку в углу, стать изгоем.

Да и вряд ли созреют в нашем обществе какие-то к этому предпосылки. Со времён Домостроя так повелось, и никакие эмансипе с femen этого пока побороть не в силах. Власти, правда, могут как-нибудь приглушить этот казус со Слуцким, если шум в ближайшее время не утихнет. Чтобы картинку успешных выборов не портить, да и пищу западным борзописцам не давать – любят те о человеческих правах покричать за чужой счёт.

В Думе могут, например, поставить Слуцкому на вид, чтобы за руками впредь следил, или извиниться попросят, а то и поста какого лишат. Но это уж как пойдёт, и как рука начальственная возьмёт.

А в целом, перспективы у продолжения этих пошловатых историй с харассментом, вполне себе замечательные. Только если они не будут касаться людей из власти. Потребность такая у нашей телевизионной зрительской публики есть.

Взять, для примера, хоть многомесячный, идущий в прямом эфире криминальный сериал о разводе Армена Джигарханяна с его молодой женой Виталиной Цимбалюк-Романовской. Поднадоел он уже, пора бы и поменять. Так что, новую тему и жертву скоро обязательно найдут…

Loading...