Легализация оружия – консенсус двух достойнейших

Двое уважаемых граждан России Игорь Стрелков и Юрий Болдырев в дружеских дебатах затронули такую полярную тему, как легализация огнестрельного оружия. Финальная точка зрения обоих в целом совпала, однако пути направления к ней были разными.
Владислав Бурундуков
25 июня 2017 г.

Узаконенный погром: «Комнаты ярости»

Во многих городах России появился необычный способ снять стресс. За определенную плату человек может выпустить пар и заодно покрушить все вокруг. Для этого организаторы выделяют специальное помещение, а «потребитель» загодя бронирует время.
Василий Жеглов
16 июня 2017 г.

Белые ночи «Страны любви» Марка Гейликмана

Предсказуемый аншлаг новой постановки. На этот раз — в Санкт-Петербурге.
Павел Тайков
15 июня 2017 г.

Страшные сны вице-губернатора Албина

Призрак "Распил-Арены” бродит по Санкт-Петербургу

Так долго пиарившийся на истории с "Зенит-Ареной" вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин вдруг стал избегать общении со СМИ по этой геме. Но проблемы стадиона преследуют его теперь, как навязчивый запах и эксперты-эпидемиологи.
Николай Исаев
7 июня 2017 г.
Loading...

Алексей Зудин: "Создание ядерной программы КНДР продиктовано внешнеполитической агрессией США"

Андрей Апалин
19 апреля 2017 г.
233
Япония готова применить на практике принятый в марте прошлого года, но до сих пор не задействованный закон о расширении использования сил национальной самообороны. На такой шаг Страну восходящего солнца сподвигло поведение одного из ближайших соседей – КНДР. Если в ее территориальные воды попадет северокорейская ракета, Япония готова развернуть силы самообороны. На отражение удара страна пока пойти не готова, из опасения спровоцировать ответную полномасштабную агрессию Северной Кореи, хотя и сомневается в наличии у Пхеньяна соответствующих возможностей.
Закон предполагает три степени опасности, в соответствии с чем строится и развертывание национальной обороны. Самая легкая – первая, «возможность вооруженного нападения», на нее Япония реагирует строительством оборонных объектов. Вторая – очевидная опасность вооруженного нападения, в ответ на нее самооборона развертывается по линии возможного фронта. Третья – собственно нападение, каковым, например, является попадание ракеты в территориальные воды. Эта степень предполагает ответные действия «вооруженными средствами».

Накануне вице-президент США Майк Пенс заявил, что на рабочем столе Дональда Трампа лежат все возможные варианты дипломатического и экономического давления на Северную Корею для прекращения ее ядерной программы. Штаты не постоят за вооруженной поддержкой Японии – к берегам КНДР уже движется американская военная флотилия, с авианосцем «Карл Винсон» в авангарде. Корейская сторона к возможным провокациям готова, и угрожает нанести по американским ВМФ упреждающий удар, даже если они будут находиться на японской территории.

На эту тему корреспонденту «Петрогазеты» интервью дал известный политолог Алексей Зудин.

- Вот и японцы вслед за Соединенными Штатами от обвинений в адрес КНДР переходят к бряцанью оружием. Кому американцы вместе с союзниками демонстрируют свои силы? Не Китаю ли?

- Если предположить, что Япония предпринимает определенные военные усилия как ответ на возможную вооруженную агрессию со стороны КНДР, то кому тогда предназначена демонстрация силы со стороны американских ВМФ? Ведь Япония пока военную силу не демонстрирует. Во-первых, курс на укрепление сил национальной самообороны Страна восходящего солнца взяла давно, и эти силы уже давно превратились в полноценную армию. Во-вторых, у Японии, и у Южной Кореи, кстати, есть все основания для беспокойства: северокорейское правительство ведет себя в высшей степени политически безответственно, часто выступает с угрозами, подкрепляя их запусками ракет, в радиусе досягаемости которых находятся обе страны. В общем, Япония демонстрирует адекватную реакцию на вполне реальную угрозу.

Однако эти действия Японии следует рассматривать в более широком контексте, заданном долгосрочной стратегией США в данном регионе. Суть этой стратегии состоит в последовательном, системном отказе КНДР в реальных гарантиях безопасности. Все действия нынешнего северокорейского лидера, так же, как и его предшественников, по созданию ядерного потенциала продиктованы как раз провокационной внешней политикой США.

Штаты долгие годы выращивали из Северной Кореи региональное пугало. Есть даже несколько голливудских кинострашилок, показывающих, как КНДР захватывает Америку и устанавливает там свои тоталитарные порядки, правда, только до того момента, пока вскормленные демократией американские граждане не берут дело в свои руки. Серьезно, конечно, относиться к этой мифологии нельзя, но на подсознание она, без сомнения, давит.

В общем, региональное пугало из Северной Кореи вырастить удалось, и тут возникает вопрос – а для чего это нужно было США? Дело в том, что после окончания Второй мировой войны вся стратегия Соединенных Штатов состояла (и состоит до сих пор) из того, чтобы создавать очаги напряженности по периметру СССР-России и их союзников. В связи с этим стоит вспомнить, что именно вмешательство США привело к тому, что между Россией и Японией до сих пор так и не заключен мирный договор по итогам Второй мировой. В результате обе страны до сих пор расхлебывают, например, проблему территориальных споров из-за Южных Курил – эти проблемы создали японские националисты, но не в одиночку, а подогреваемые США. Я хочу сказать, что вышеописанная стратегия США, в средне- и долгосрочной перспективе, направлена на медленное удушение российского государства.

Кстати, сказанное в полной мере применимо и в отношении Китая. В результате проведенных в стране экономических реформ Китай сегодня вырвался если не на первое, то на второе уж точно место по темпам развития. Также чрезвычайно укрепились экономические связи КНР и США – сегодня даже можно говорить о сращивании американской и китайской экономик, что, впрочем, находится в явном противоречии с политическим устройством и идеологией обеих стран. Вот это-то сращивание США и используют для давления на Китай. Ведь, чем сильнее в экономическом смысле становится Китай, тем больше у его руководства проводить свою собственную, самостоятельную политику. Согласиться с этим США не могут, и в последнее время переходят к откровенному сдерживанию КНР – это, по сути, стало официальным направлением американской политики в отношении Китая.

Таким образом, поддержание напряженности в районе Корейского полуострова – составная часть давления США и на Китай. Получается, когда Трамп реагирует на очередное проявление политической безответственности Ким Чен Ына, он посылает сигналы сразу по нескольким направлениям – России, Китаю, мировой общественности и американскому общественному мнению. Трамп последовательно доказывает, что намерен покончить со слабой внешней политикой своего предшественника. Свидетельствами тому – действия новой американской администрации в Сирии, в Афганистане, самый последний пример – демонстрация силы в Южнокитайском море.

По сути, ответственность за то, что происходит вокруг КНДР, с учетом всех вышеперечисленных особенностей ситуации и временного фактора, лежит исключительно на США, которые после окончания Второй мировой войны совершенно утратили способность функционировать без проявлений агрессии во внешней политике.

В связи с этим твердая и уверенная позиция России становится особенно актуальной. Руководство нашей страны, на мой взгляд, действует совершенно правильно: укрепляет обороноспособность страны, модернизирует вооруженные силы, и одновременно демонстрирует готовность предпринимать превентивные действия для нейтрализации возможных угроз России как на внешних подступах, например, в Сирии, так и в непосредственной близости, например, на юго-востоке Украины. Кстати, поиски точек соприкосновения с США тоже укладываются в этот политический вектор.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ: ​"ЕСЛИ ПОЛИЦИЯ ВМЕСТЕ С РОСГВАРДИЕЙ БУДУТ СТРЕЛЯТЬ ПО ТОЛПЕ, ЭТО БУДЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ"
comments powered by Disqus

.

Loading...
Loading...