О правильном подавлении народного бунта

Когда пошли сообщения из Парижа, где полиция применила против мирных демонстрантов, недовольных повышением цен на топливо, водомёты и слезоточивый газ, соцсети буквально взорвались. Комментаторы дружно заговорили о чудесах европейской демократии, которая охотно подавляет силой любой народный протест у себя дома, но дружно возмущается, когда так же действует власть в других странах.

Что тут можно сказать?

Во-первых, можно посмотреть на картинки мирного шествия по Елисейским полям.

На эту, например:

gilets jaunes-3
Или на эту:

gilets jaunes-1
Андрей Нальгин: кажется, аргументов в пользу применения силы полицейскими тут более, чем достаточно. И речь совсем не о разгоне несанкционированной акции, которую мэрия оперативно согласовала на Марсовом поле в Париже, а протестующие пошли штурмовать президентский дворец на Елисейских полях.

Во-вторых, как ни странно, никто из властей не стал говорить о пятой колонне, хотя в протестах участвовало несколько сот радикалов из партии Мари Ле Пен, которые и спровоцировали беспорядки (а уж кем она финансируется, и так хорошо известно).

И тем более никто не заикнулся насчёт размажем печень по асфальту. Напротив, заявления властей в основном демонстрировали уважение к праву граждан выражать свой протест и сожаление по поводу неправовых действий отдельных лиц, которые вынудили полицию применить силу для восстановления порядка.

Кстати сказать, шествия и митинги жёлтых жилетов собрали в этот уик-энд по всей Франции более 100 тыс. человек, а в Париже протестующих было около 8 тыс.

И это наводит на мысль «в-третьих». Вот французам подняли цены на бензин примерно на 3 евроцента за литр, а на дизтопливо – на 6,5евроцентов, и вся страна буквально всколыхнулась. На прошлой неделе в протестных акциях приняли участие около 300 тыс. человек, в эти выходные – снова стотысячные акции.

Россиянам повысили пенсионный возраст, НДС, акцизы, готовятся новые налоговые инициативы по перекачиванию денег из частных карманов в государственный – и хоть бы хны. Граждане если и ропщут потихоньку, то не протестуют публично. Почему?

Один из возможных вариантов ответа заключается в том, что французы уверены в необходимости протестовать именно громко, иначе их голос услышан не будет, а россияне, напротив, уже не раз убеждались в бесполезности публичных акций. И даже в том, что чем громче протест, тем скромнее результат. 

Крайний раз, когда российским протестующим удалось что-то изменить митинговой демократией, была монетизация льгот в 2005 году, напомиает блогер (https://a-nalgin.livejournal.com/1609828.html). Но тогда и страна была всё же немного другой, более смелой что ли, и власти оперативно залили пожар деньгами. 

С тех пор многое изменилось. Относительно сытые нулевые привели к тому, что теперь людям уже есть, что терять, и его довольно много. Опять же, после голодных и бурных 1990-х нынешняя стабильность стала цениться сама по себе.

И, конечно, сахарные уста британского подданного, обладателя итальянской виллы или владельца апартаментов в Майами, подвизающихся в российском телевизоре, весьма ловко разъясняют россиянам, что публичное отстаивание своих конституционных прав и робкая борьба за социальную справедливость – это Майдани происки врагов России. Народ не то, чтобы совсем слепо верит подобным аргументам, но покуда средний уровень жизни всё же выше, чем 20-30 лет назад, более-менее охотно оправдывает этими доводами свою политическую лень. 

Время публикации: 
понедельник, Ноября 26, 2018 - 16:00
Buy cryptocurrency instantly and profitably · Suex Exchange
Loading...