Борцы с коррупцией из Transparency International назвали российских «кинозлодеев»

Почему в России разучились снимать хорошее кино, отчасти дает новое расследование неправительственной организации по борьбе с коррупцией во всем мире Transparency International. Посвящено оно деятельности Фонда кино, распределяющего бюджетные миллиарды на поддержку «важнейшего из всех искусств», согласно формулировке В.И. Ленина. В частности, конфликт интересов «Трансперенси» обнаружил у Федора Бондарчука.(но далеко не у него одного).

Ранее борцы с коррупцией из Transparency International выявили конфликт интересов у руководителя Росимущества Дмитрия Пристанскова, который входит в попечительский совет Фонда кино.

ПОДРОБНЕЙ: КИНО И ПРИСТАНСКОВ. ГЕНПРОКУРАТУРА ПРОВЕРИТ РУКОВОДИТЕЛЯ РОСИМУЩЕСТВА

О том, что в распределении средств за четыре последних года члены попечительского и экспертного совета Фонда кино зачастую оказывались в ситуации конфликтов интересов, говорится в расследовании «Трансперенси Интернешнл — Россия».

После того, как в августе началась большая реформа фонда, а МВД возбудило два уголовных дела по фактам мошенничества и хищения в нем бюджетных средств, антикоррупционная организация изучила, как и на кого ежегодно тратились четыре миллиарда рублей поддержки от Минкультуры. Оказалось, что крупнейшие кинопроизводители присутствовали в жюри Фонда кино и фактически распределяли бюджетные средства сами себе, своим родственникам, творческим и бизнес-партнерам.

Так, продюсер, актер и режиссер Федор Бондарчук, входящий в Совет по развитию отечественной кинематографии при правительстве РФ и возглавляющий совет директоров государственной киностудии «Ленфильм», является членом экспертного совета Фонда кино — ключевого органа, оценивающего заявки кинопроизводителей на получение финансирования.

Начиная с 2014 года, Бондарчук в различных ипостасях принял участие в съемках более 20 художественных фильмов, вышедших в широкий прокат. Причем «Трансперенси» удалось найти лишь один фильм — драму «Купи меня» (2017 год), который был сделан без госучастия.

«За свою карьеру Бондарчук обзавелся множеством самых разнообразных связей в мире кино. Если посмотреть на состав экспертного совета Фонда кино, то многие его участники взаимодействовали с Бондарчуком. Это создает вокруг продюсера и режиссера «паутину конфликтов интересов». Получается, что если Бондарчук лично не голосует за свои фильмы, то за него это могут сделать партнеры по экспертному совету, а он в свою очередь — поддержать их фильмы или проголосовать против общих конкурентов», — отмечается (transparency.org.ru/special/fondkino/) в расследовании.

Активно участвует Бондарчук и в фильмах других кинопроизводителей, которых поддерживал Фонд кино, — или в качестве сопродюсера, или в качестве актера. Кроме того, в съемках участвуют его родственники — сын Сергей Бондарчук-младший, племянник Константин Крюков, а также звезда сериала «Метод» Паулина Андреева, с которой Бондарчук регулярно появляется на ковровых дорожках.

«Голосуя в экспертном совете за выделение бюджетных денег тому или иному фильму, Бондарчук не может не помнить о личной заинтересованности при принятии решения, поскольку с одним продюсером он вместе снимал фильм, другой дал роль его сыну или гражданской жене, а третий мог пообещать взять на главную роль племянника при наличии бюджета на съемку, и сейчас он как член жюри может решить его судьбу», — выяснили в «Трансперенси».

***

До реструктуризации фонда в 2018 году в нем была трехступенчатая система отбора фильмов. Их оценивали экспертный совет, сценарная группа и попечительский совет. Ключевым в этой цепочке был экспертный совет. В нем, как минимум, 18 из 21 члена являлись кинопроизводителями, прокатчиками, которые зарабатывают на показе поддержанных фондом фильмов, и представителями крупнейших кинотеатров, которые заинтересованы в получении от Фонда кино бюджетных средств.

«Получается, что решения совета так или иначе будут затрагивать интересы хотя бы одного из его членов, а выделение господдержки будет зависеть от личного отношения к создателям фильма», — отмечается в расследовании антикоррупционной организации.

В частности, входивший в экспертный совет Леонид Верещагин возглавляет «Студию ТРИТЭ Никиты Михалкова» и владеет в ней долей в 17,2 %. В то же время его сын Вадим Верещагин находится в руководстве входящей в «Газпром-медиа» компании «Централ Партнершип», которая прокатывает фильмы многих кинопроизводителей, получающих бюджетные деньги через Фонд кино.

“Конфликт интересов в Фонде кино сводится к тому, что условный кинопродюсер X встроен в систему распределения бюджетных средств, из которой сам регулярно получает финансирование. Существующие нормы Фонда о конфликте интересов только при голосовании по «своим» проектам выглядят купированными и, как мы видим, не решают проблему в полном объеме», — считает руководитель калининградского центра «Трансперенси Интернешнл-Россия» Игорь Сергеев.

В антикоррупционной организации отмечают, что информация о результатах голосования не публикуется в открытом доступе.

***

Как полагают в «Трансперенси», личная заинтересованность членов коллегиальных органов Фонда кино в финансировании связанных с ними проектов превращала российский кинематограф в закрытый элитарный клуб, в который тяжело попасть новым и независимым продюсерам.

Так, в 2017 году 10 «лидеров кинопроката» получили 2,5 млрд рублей, а 34 «иные компании» — 500 млн рублей. Также верхний лимит выдачи безвозвратных средств на один проект для лидеров составляет 400 млн рублей, для остальных — 60 млн рублей.

Для определения же лидеров попечительский совет Фонда кино выставлял баллы. Интересно, что высокая посещаемость в кинотеатрах давала картине сразу 1000 баллов и практически гарантированное место в «лидерах». В то же время приз Каннского, Берлинского или Венецианского фестивалей «стоил» лишь 100 баллов, а «Оскар» — 80 баллов. И международное признание не гарантировало попадание в список лидеров.

«В условиях балльной системы у кинопродюсера X остается возможность косвенно влиять на результат, например, занижая оценки конкурентам. Он также имеет возможность помогать родственникам, партнерам по другим бизнесам, в том числе в сфере кино и телевидения. И не каждый кинопродюсер X понимает, что именно он — добровольный заложник этой системы, так как внутри нее практически теряется творческая независимость», — утверждает Игорь Сергеев.

***

После того, как было решено реформировать Фонд кино, Министерство культуры получило право согласования условий отбора для финансирования проектов. Фактически, по новым правилам Минкульт может заблокировать практически любое решение фонда или «продавить» любой фильм без одобрения экспертов, отмечают в «Трансперенси».

Кстати, министерство и раньше пользовалось таким правом. В частности, это было с фильмом «Крымский мост. Сделано с любовью!» Тиграна Кеосаяна и Маргариты Симоньян, на который без конкурса были выделены 100 млн рублей, указывает сетевой ресурс Рasmi.ru (https://pasmi.ru/archive/225994/).

Также недавно Минкультуры сменило главу фонда, заменив Антона Малышева на экс-директора департамента кинематографии министерства Вячеслава Тельнова.

«Когда Минкульт не скрывает желания тотально контролировать процесс кинопроизводства и проката в стране, а значит, фактически влиять на содержательную часть контента, а российская кинопродюсерская элита получает соблазн минимизировать финансовые риски и легко заработать, взаимные интересы гармонично сходятся в Фонде кино. В результате российский кинорынок превращается в своего рода государственный инкубатор. Остается надеяться, что реформа Фонда кино не ограничится только переделом сфер влияния, а прямо коснется закостенелой системы распределения средств, исключив необоснованные преференции и возможности корыстного проявления заинтересованности», — отмечает Игорь Сергеев.

***

Антикоррупционная организация обратилась в Генпрокуратуру с просьбой проверить, принимали ли члены попечительского и экспертного советов Фонда кино меры по урегулированию конфликта интересов. После этого министру культуры Владимир Мединский попросил Счетную палату проверить Фонд кино. Также было предложено правительству разработать кодекс этики фонда или положение о конфликте интересов.

«Кроме того, мы настаиваем на необходимости размещения в открытом доступе полной информации о каждом этапе распределения средств в рамках ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в том числе конкретных сумм и условий поддержки каждого проекта», — заявили в «Трансперенси».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: УТОМЛЕННЫЙ ТИМАКОВОЙ: ПОЧЕМУ РЕЖИССЕР МИХАЛКОВ ПОКИНУЛ ФОНД КИНО?

 

Время публикации: 
вторник, Декабря 25, 2018 - 13:15

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...