Первая жертва закона о фейках

Итак, появилась первая жертва закона о фейках — сенатор Елена Мизулина. «Московский комсомолец» якобы распространил информацию (www.mk.ru/social/2019/04/05/pravoslavnaya-ekspertiza-yogi-v-sizo-porazila-absurdom.html), что член Совета Федерации требует запретить занятия йогой в СИЗО. А она не требовала. 

История, честно говоря, довольно простая: в распоряжении корреспондента «МК» оказался «шедевральный документ, который лег в основу обращения Мизулиной». Речь идет о разрешении заключенным столичных СИЗО заниматься йогой. 

В записке, которую корреспонденту показали в Генпрокуратуре, говорилось, что занятия йогой провоцируют гомосексуализм.

А еще о том, что «йогой сейчас занимаются в основном осужденные отряда хозобслуги (а они готовят и разносят пищу по камерам)».

Значит, заключенные массово будут отказываться брать баланду из рук геев, и это приведет к голодным тюремным бунтам по всей России. 

Я не собираюсь утомлять вас подробностями, пишет в своем блоге политолог Павел Шипилин.

Вкратце все было так: некий товарищ описал ужасные последствия, к которым могут привести занятий йогой в СИЗО, пришел к Мизулиной, сенатор прочитала документ и переправила его в Генпрокуратуру с сопроводиловкой — дескать, прошу проверить. Генпрокуратура устроила проверку, и теперь сидельцы йогой не занимаются. 

Однако это временное явление. Замглавы Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко сказал радио «Говорит Москва», что занятия йогой возобновятся к концу недели. А приостановку объяснил так:

«Преподавать или вести занятия могут только те, кто является работником СИЗО. А посторонние должны оформлять это как свидание, следователь должен дать разрешение, вот в чем загвоздка».

Реакция Елены Мизулиной, однако, была странной. «В моем письме в адрес Генпрокурора не содержалось требований запретить проведение занятий йогой в СИЗО», — заявила сенатор. Потом добавила: — Это типичный пример фейковых новостей». И пообещала обратиться в Роскомнадзор. 

Но газета и не писала, что сенатор требует запрета, комментирует Шипилин: Полагаю, Елена Мизулина высказалась о фейковости этой новости еще до того, как прочитала заметку. 

Раньше, когда газеты наказывали только через суд по статье об оскорблении чести и достоинства, требовалось подчеркнуть именно те предложения или абзацы, которые истец считает для себя оскорбительными. Сюда же входили и фейки, то есть намеренно размещенная ложная информация. 

Было бы любопытно узнать, какие именно слова в статье, на которую я привел ссылку в начале, Елена Мизулина подчеркнула бы, находись она в суде, продолжает политолог (https://pavel-shipilin.livejournal.com/984612.html): В тексте нет ни одного оскорбительного слова или даже намека на оскорбление. Нет и фейка — все написано очень корректно.

Зря сенатор считает себя жертвой. Если «Московский комсомолец» пострадает, то первой жертвой закона станет именно газета.

Время публикации: 
вторник, Апреля 9, 2019 - 16:00
Buy cryptocurrency instantly and profitably · Suex Exchange
Loading...