«Как закалялась сталь» Алексея Мордашова

Сегодня Forbes обновил свой ТОР-200 толстосумов России. Пятерка богатейших бизнесменов выглядит так: Леонид Михельсон ($24 млрд), Владимир Лисин ($21,3 млрд), Вагит Алекперов ($20,7 млрд), Алексей Мордашов ($20,5 млрд), Геннадий Тимченко ($20,1 млрд). Самый молодой из «великолепной пятерки» – господин Мордашов, которому в этом году исполнится 54 (остальным – от 62 до 68). А как известно, молодым у нас дорога…

Когда-то глава «Северсталь-Групп» Алексей Мордашов стал героем первого выпуска русского Forbes. На вопрос: почему главный редактор выбрал тогда именно его, Алексей Александрович скромно ответил: «Мне кажется, он хотел найти бизнесмена, который имел бы достаточно приличную биографию». И потом выдал настолько обаятельное интервью, что сразу понимаешь, как он в 2014 году получил титул лучшего в мире спикера сталелитейной отрасли.

Почти уверены, что вас очарует этот прекрасный разговор (www.youtube.com/watch?v=xw75_aGZMPI), но будьте осторожны: большинство тех, кого очаровывал Мордашов ранее, горько об этом пожалели, предостерегает «Царьград».

В том числе и облагодетельствованный им город Череповец, сердце империи Мордашова.

Череповецкий вундеркинд

Состояние Алексея Мордашова оценивается более чем в 20 миллиардов долларов, то есть 1,3 триллиона рублей. А давший ему всё трёхсоттысячный Череповец находится в списке моногородов с самым тяжёлым социально-экономическим положением.

Отрицательное сальдо городского бюджета на 2019 год – 313 миллионов рублей. Из 8,7 миллиарда рублей доходной части бюджета 5,3 миллиарда – это не налоги (в том числе от предприятия Мордашова), а «безвозмездные поступления».

Долг города растёт и к концу 2019 года достигнет 1,17 миллиарда рублей. Расходы городского бюджета, в том числе на образование, медицину, культуру, социальную поддержку, в 2020-м и 2021 году планируется существенно сократить.

Алексей Мордашов. Фото: ID1974 / Shutterstock.com

Кажется, что-то пошло не так

Алексей Мордашов родился в 1965 году, в семье инженера Череповецкого металлургического комбината, принимавшего участие ещё в строительстве предприятия. Мать трудилась там же в отделе по поставкам оборудования. «Снабженец» – в СССР это звучало гордо!

О детстве будущего владельца комбината практически ничего не известно. Окончив школу, он решил совместить профессии родителей и поступил в Ленинградский инженерно-экономический институт. Одним из его преподавателей был Анатолий Чубайс, который, по слухам, заметил активного отличника и ввёл его в круг молодых экономистов, изучавших способы модернизации советской экономической системы – в том числе на трудах Егора Гайдара из НИИ системных исследований.

О службе Алексея в армии сведений нет, хотя как раз в 1983-1985 годах брали буквально всех, невзирая на лица и студенческий статус.

И мог бы Алексей стать одним из архитекторов новой России, но то ли ленинскому стипендиату не предложили остаться в Северной столице, то ли, наоборот, плохо попросили, – он вернулся в родной город, где сделал фантастическую карьеру.

Повышение по службе Мордашов-младший получал в среднем раз в полгода и быстро вырос от старшего экономиста цеха до заместителя начальника планового отдела всего комбината. По пути удостоился полугодовой стажировки в Австрии (по тем временам – честь и предмет зависти окружающих).

Правда, именно тогда карьера Мордашова едва не оборвалась на самом взлёте: стажируясь в Австрии, он что-то не поделил со своим однокашником Сергеем Колпаковым. Бывает, дело молодое.

Но дело в том, что отчество Сергея – Серафимович, он был сыном министра металлургии. Так что конфликт двух «мажоров» разбирали лично министр и глава «Северстали». Обошлось.

Хотя вообще в те годы Алексей был очень конфликтным парнем, привыкшим добиваться своего, отмечает «Царьград»: Видимо, это его качество и привлекло внимание генерального директора Череповецкого металлургического комбината Юрия Липухина.

Фото: Сергей Смольский/Фотохроника ТАСС

Купить подешевле, продать подороже

В 1992 году Липухин назначил 26-летнего чудо-сотрудника директором по экономике и финансам, перед которым была поставлена задача – провести акционирование и приватизацию комбината. Как это делается, акулы сталепроката, красные вологодские директора понятия не имели и доверились молодому специалисту. И ученик Чубайса с Гайдаром не посрамил своих учителей.

– Я пришёл на металлургический комбинат, сделал там определённую карьеру, а потом пришла приватизация, и мы просто создали компанию, купили комбинат, – рассказал Мордашов Николаю Ускову (www.forbes.ru/biznes/373611-ya-nikogda-ne-stremilsya-byt-bogatym-aleksey-mordashov-o-sankciyah-novyh-biznesah-i).

Давайте посмотрим, насколько «просто» это было.

– Он оказался не хозяин своему слову, – вспоминает те времена бывший директор Череповецкого комбината Липухин (www.forbes.ru/milliardery/100-let-forbes253017-stalnaya-hvatka-kak-aleksey-mordashov-ovladel-severstalyu).

На самом деле, конечно, всё наоборот, далее пишет «Царьград»: Мордашов действовал по принципу «Моё слово: хочу – даю, хочу – беру обратно».

Запустив механизм акционирования комбината (так появилось ОАО «Северсталь»), он зарегистрировал фирму «Северсталь-Инвест», где 24% принадлежало предприятию, а 76% – лично Мордашову.

Почему именно столько? Просто компании с государственной долей более 25% не имели права участвовать в приватизации.

По данным Forbes, «Северсталь-Инвест» (24% – комбинат, 76% – Мордашов), пользуясь полным расположением руководства комбината, стал покупать у него металл по заниженным ценам, а продавать – как правило, за рубеж – по совсем другим, иногда в разы более высоким. У «Северсталь-Инвест» масштаб был совершенно колоссальным.

Одновременно «дочка» «Северстали» брала у своей «матушки» кредиты, на которые Липухин и Мордашов скупали ваучеры, а также копили средства для участия в чековом аукционе по приватизации материнского предприятия.

Ещё раз: взять у компании деньги в долг и на эти деньги купить компанию! Волшебное всё-таки было время.

Липухин, по его словам, предлагал пригласить в пул будущих владельцев и других людей, уважаемых ветеранов из руководства комбината, но Мордашов убедил его этого не делать.

Вечная ошибка тех, кто пытается умилостивить агрессора, сдавая ему своих союзников. За любой Мюнхенской сделкой неизбежно следует Дюнкерк, проводит исторические параллели издание (https://tsargrad.tv/articles/nizkie-izderzhki-alekseja-mordashova-kak-vedjot-dela-glava-severstali_195142).

Алексей Мордашов. Фото: Владимир Родионов и Сергей Величкин/ТАСС

Как проходила скупка акций

На чековом аукционе партнёры одержали убедительную победу над московскими конкурентами, недооценившими череповецкую «дерёвню», а благодаря скупке акций у сотрудников, «Северсталь-Инвест» довёл свою долю в «Северстали» до 43%. Эти активы были переданы ещё одной структуре – «Северсталь-Гаранту», где Мордашов получил 51%, а Липухин – 49%. «Гарантом» предприятие стало только для мажоритарного совладельца…

Но главный пакет, 51% акций комбината, был распределён среди сотрудников, и требовалось убедить персонал расстаться с этой собственностью.

Мордашов всё рассчитал гениально: продавая товар дёшево «Северсталь-Инвесту», комбинат просто не мог платить высокие зарплаты, а иногда и вовсе не платил месяцами. Сотрудники нуждались в деньгах. И когда вежливые люди предлагали им небольшую сумму, вынуждены были продавать свои акции.

Когда этот пакет достиг 17%, Мордашов попросту забрал его себе («выкупил»). После чего и получил фактический контроль над предприятием.

А потом, в первые дни нового тысячелетия, Алексей озвучил Липухину, который четырьмя годами раньше стал его крёстным отцом, предложение, от которого нельзя было отказаться отнюдь не по материальным причинам. Бывший директор «Северстали» говорит, что продал 49% акций «Северсталь-Гаранта» по цене в шесть раз ниже рыночной.

Покупатель отрицает, что дисконт был столь существенным. Документы по этой сделке если и сохранились, то лежат где-то под спудом: тогда не было принято платить налоги с подобных междусобойчиков, поясняет «Царьград».

Но мнения партнёров о путях развития разошлись ещё до этого. Липухин настаивал на интенсивном пути, развитии производства в Вологодской области. Мордашов же, пользуясь контролем над прибылями, начал скупать «плохо лежавшие» предприятия по всей стране – как в рамках приватизации, так и просто договариваясь с бывшими хозяевами. Так строилась империя «Северсталь-Групп»…

Очень осведомлённый человек

Весьма интересная история, произошедшая в 1998-1999 годах, заставляет по-новому посмотреть на роль тогда ещё довольно молодого Мордашова. Некое ООО «БТС», на 100% принадлежащее «Северсталь-Инвесту», в 1998 году задолжало (www.novayagazeta.ru/articles/2001/08/16/11059-portret-oligarha) бюджету НДС, скрыв добавленную стоимость на миллионы долларов. Бывает.

В 1999 году по этому поводу возбудили уголовное дело, и деньги сразу нашлись. Правда, рубль слегка «похудел» – в одном долларе помещалось уже не 5,5, а 23 рубля.

Похоже, у владельца «Северсталь-Инвест» был чёткий инсайд о грядущем дефолте, и он, воспользовавшись случаем, решил немного сэкономить – отдать деньги, когда они будут стоить в разы меньше. Просто и элегантно.

Кстати, имеет смысл присмотреться к неплательщикам 2014 года, которые вдруг стали сознательными в 2015-м, при 75, а не 35 руб./$.

Фото: www.globallookpress.com

А уголовное дело? Оно растворилось. Полтора миллиона долларов чистой экономии на одной только периферийной компании легко доказывают чистоту помыслов, далее говорится в публикации «Царьграда»: Так что Мордашов, кажется, причислил себя к числу неуязвимых гениев.

А чтобы никто в этом не сомневался, он занялся скупкой региональных вологодских СМИ: поочерёдно в империю вступали газеты «Речь» и «Курьер», радиостанция «Трансмит», телеканалы «ТВ-7», «12», «Провинция», ТВ-студия «Скат» и так далее.

Вологодские и особенно череповецкие жители получали отлично отфильтрованную информацию, которая показывала успехи «Северстали» самым выгодным для её владельца образом. А то, что люди вокруг богатейшего комбината получали зарплату с задержкой на полгода, – так это центральное руководство страны виновато, при чём тут стальной магнат?

Сам Мордашов в это время умножал список своих покупок: Ижорский трубный завод, ОАО «Карельский окатыш» (где тут же начались сокращения персонала и наём гастарбайтеров), Оленегорский ГОК и прогулочный катер (www.novayagazeta.ru/articles/2001/08/16/11059-portret-oligarha) более чем за миллион долларов…

«Мы должны иметь низкие издержки» – вот главная мантра Мордашова-менеджера. И как тут не вспомнить его куда менее удачливого коллегу Дмитрия Потапенко, который констатировал: «У нас установилась такая картина мира в стиле "мы и они", что в ней население – издержка. А издержки нужно сокращать».

Личная жизнь влиятельного человека

Только в конце 1990-х Алексей Александрович наконец наткнулся на равных соперников. Олег Дерипаска и Искандер Махмудов – это вам не наивный соглашатель Липухин. Несколько раз в борьбе за активы череповчанину пришлось отступать под натиском конкурентов, а с Махмудовым дошло до того, что тот – по версии юристов Мордашова – финансировал борьбу за алименты первой жены олигарха, Елены Мордашовой (Новицкой).

Это была длинная драма, дошедшая до Европейского суда.

В самом деле, при разводе в 1996 году уже почти полноправный хозяин одного из крупнейших сталелитейных предприятий мира подписал с супругой договор, по которому оставил ей ВАЗ-2109 (надеемся, в хорошем состоянии), квартиру в Череповце (метраж не уточняется), «небольшую сумму денег» (www.gazeta.ru/2006/10/16/oa_220408.shtml) и 1,5 тысячи долларов в месяц, а себе взял акции «Северстали», которые по всем законам считались совместно приобретённым имуществом. Женщина, видимо, не сразу поняла, что потеряла, но в начале XXI века потребовала свою долю.

Интересно, что судья Елена Бородашкина, принявшая иск Елены Мордашовой и наложившая арест на акции предприятий её бывшего мужа, вскоре была отправлена в отставку (www.kommersant.ru/doc/620138) по отрицательным мотивам.

Но когда дошло до Европы, где Мордашова намеревалась доказать, что Алексей Александрович имел влияние на российскую судебную систему, экс-супруги быстренько заключили мирный договор. 

Ведь незадолго перед этим, в 2001 году, господин Мордашов прямо заявлял, что может влиять на недавно избранного президента Владимира Путина: по данным ряда СМИ (2001.novayagazeta.ru/nomer/2001/58n/n58n-s09.shtml), он обещал организовать приезд лидера страны в Республику Коми в разгар предвыборной борьбы за место губернатора. 

Что-то пошло не по плану, и Спиридонов проиграл выборы, а сведений о приезде Путина найти в открытых источниках нам не удалось. Впрочем, Мордашов договорился и с новой властью – с 2003 года «Воркутауголь (22% коксующегося угля России!) входит в структуру «Северстали», отмечает «Царьград».

А чтобы закончить с личной жизнью нашего прекрасно выглядящего в свои 53 года героя, скажем, что у него шестеро детей, минимум два развода и яркая мужская биография.

Между Рокфеллером и «Северной»

Мы не ставим перед собой задачу живописать здесь весь путь обаятельного менеджера – первые 15 лет его карьеры позволяют составить вполне исчерпывающее мнение о нём. С возрастом Мордашов стал гибче, мягче в манерах, но не в переговорах.

В 2011 году Мордашов был приглашён в престижнейший Бильдербергский клуб Дэвида Рокфеллера – один из вариантов «мирового правительства». И хотя представлял он там почему-то не только «Северсталь», но и Швецию (?!), особым доверием своих западных друзей олигарх не пользуется, поэтому в последнее время стремится пристроить свои капиталы в России.

Он вкладывает силы в пиар – кто ещё может позволить себе два подряд, с разницей в неделю, интервью Николаю Ускову для Forbes? Он собирается купить ретейлер «Лента», убедив его отказаться от более солидного предложения «Магнита». Он любит культуру и вступается (tsargrad.tv/articles/podtolknuv-padajushhego-piar-kompanija-za-serebrennikova-nabiraet-oboroty_168139) за режиссёра Кирилла Серебренникова. Он готовит Никиту и Кирилла, своих 18- и 19-летнего сыновей от второго брака, к занятию серьёзных постов в холдинге.

Только отношение к простым людям, к «издержкам», осталось прежним. Это наглядно показывает стенограмма встречи  (www.newsru.com/russia/03mar2016/babichenko_save.html) с родственниками 26 оставшихся под землёй шахтёров с «Северной» в Воркуте (там не были остановлены работы после того, как уровень метана превысил предельно допустимую норму):

– Я не буду извиняться перед вами за какие-то… "наезды", как вы сейчас озвучили… Мы ценим, что люди работают на нас, но мы рассчитываем, что люди ценят и свои рабочие места.

Фото: 1968 / Shutterstock.com

В ответ на перечень злоупотреблений: «Это технически невозможно». О зарплате: «Платим мы столько, сколько… рыночную цену».

Кстати, о рыночной цене: объявленный по этому делу в международный розыск гендиректор шахты Вадим Ларин, который прекрасно живёт в британском графстве Кент, получал от Мордашова в среднем 6,85 млн руб. в месяц – в десять раз больше, чем зарабатывал тогда президент России.

Уже после трагедии олигарх уволил Ларина по соглашению сторон, выплатив ему 156 757 765 руб. 66 коп. – тридцать шесть погибших горняков накопили бы такую сумму за восемь лет, если бы не тратили за это время ни копейки.

«Мы должны иметь низкие издержки».

* * *

Вы прочитали красивую сказку о том, как человек, не имевший никакого начального капитала, кроме своих мозгов, фактически купил город с 300 тысячами жителей, а заодно и массу предприятий за его пределами, подводит итог издание (https://tsargrad.tv/articles/nizkie-izderzhki-alekseja-mordashova-kak-vedjot-dela-glava-severstali_195142): Даже с точки зрения диковинных законов, по которым жила Россия в 1990-е годы, всё это смотрится небезупречно, а об элементарной морали и говорить нечего – она тут и не ночевала.

На фоне Мордашова неожиданно выгодно смотрится даже азербайджанско-эстонский хозяин жизни Вагит Алекперов из ЛУКОЙЛа, который не собирается передавать акции детям и призывает заниматься благотворительностью.

Череповец – один из благодатных уголков России. Расположенный на севере живописного Рыбинского водохранилища, он связан железной и автомобильной дорогами с Санкт-Петербургом (через пресловутое Пикалёво, где хозяйничает соперник Мордашова Олег Дерипаска), буквально «за углом» находятся Вологда и Ярославль, вокруг – край озёр и лесов. Чего бы не жить, кажется!

Не живут – выживают.

Время публикации: 
четверг, Апреля 18, 2019 - 16:00
Buy cryptocurrency instantly and profitably · Suex Exchange
Loading...