О том, как Китай окружает Россию

У нас, в России, всё ещё серьёзно недооценивают Китай. И речь не о военной силе НОАК, самой многочисленной на планете. Не о технологическом превосходстве недавнего младшего брата в широком спектре ключевых отраслей промышленности. Не об экономической мощи даже: с этим и так всё ясно.

Другой аспект важнее, пишет блогер Андрей Нальгин. 

На самом деле, роль Китая в мировой финансовой системе куда более значительная, чем до сих пор считалось. Поднебесная неожиданно стала одним из крупнейших мировых кредиторов. По расчетам германских учёных из Института мировой экономики (IfW) в Киле, страны планеты задолжали КНР к концу 2017 года свыше 5 триллионов долларов - это 6% мирового ВВП. В начале века было меньше 1%.

Особенно важно, что среди крупнейших должников Китая – все немногие российские союзники на постсоветском пространстве. Киргизия задолжала КНР 30% своего ВВП. У Беларуси задолженность перед Пекином составляет 13% экономики.

Обе страны являются партнерами России по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), а также союзниками по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

В этот военно-политический союз с Россией входит также Таджикистан, задолжавший КНР примерно 15% своего ВВП. У Туркмении доля долгов, предположительно, несколько выше белорусской. У Узбекистана, на экономическое и политическое сближение с которым Москва сейчас рассчитывает, она превышает 5%.

И это ещё полбеды, далее пишет блогер (https://a-nalgin.livejournal.com/1715429.html). К сожалению, в сфере межгосударственных кредитов Пекин действует весьма непрозрачно. Минимум половина таких ссуд засекречена.

Эти прямые кредиты, в отличие, например, от приобретенных Китаем государственных облигаций США, не учитываются, в частности, в статистике МВФ и Всемирного банка.

Конечно, активное кредитование Пекином постсоветских государств логично вытекает из ключевой роли евразийского пространства как моста между КНР и ЕС в рамках китайского проекта "Один пояс – один путь" (Новый шёлковый путь).

С другой стороны задолженность, например, Киргизии перед КНР является необычайно высокой. Вопрос, можно ли в такой ситуации говорить уже о настоящей долговой зависимости, является, скорее всего, чисто риторическим. Скорее, надо спрашивать, не сформировалась ли у Бишкека уже и политическая зависимость от своего крупного кредитора?

А в какой степени от Китая независимы Беларусь, Таджикистан и Туркмения? В какой степени они остаются союзниками Москвы, а в какой уже превратились в сателлитов Пекина? Ведь непрозрачны не только размеры, но и условия выдачи китайских кредитов.

Ещё один сложный вопрос в этой связи: насколько вероятно повторение в странах Центральной Азии или в Беларуси того, что случилось в Шри-Ланке? Эта страна была вынуждена на 99 лет отдать практически новый порт в аренду китайской фирме, поскольку не смогла обслуживать долги перед Китаем.

А чем, например, будет расплачиваться та же Беларусь, если по каким-то причинам не найдёт денег вовремя?

И, главное, что останется делать Москве, когда вдруг обнаружится, что всё ближайшее окружение перекуплено Китаем?

Время публикации: 
среда, Июля 10, 2019 - 15:30

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...