Шито белыми нитками

Задержание Ислама Яхагоева может превратиться в еще одно «дело Голунова»

В сентябре прошлого года в Нальчике был задержан Ислам Яхагоев. Сотрудники ЦПЭ МВД по Кабардино-Балканской республике задержали мужчину при крайне странных обстоятельствах. Дело, как пишет издание «Версия», весьма напоминает историю с журналистом Иваном Голуновым, развернувшуюся в Москве.

Резонансное дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова, которого попытались обвинить в распространении наркотических веществ, только что отгремело. Отчасти бурная общественная реакция была обусловлена многочисленными нарушениями при аресте и следствии, а благополучным для Голунова исходом дело обязано акциям протеста. Доказательства вины представителя СМИ оказались полностью сфабрикованными, и это стоило карьеры высокопоставленным чинам МВД. Однако правоохранители не прекратили действовать по отработанной схеме, продолжая подбрасывать наркотики и штамповать на этой почве уголовные дела, по которым суды безосновательно выносят обвинительные приговоры. Вот один из примеров: данный инцидент произошел в Нальчике.

«Объект», в роли которого невольно оказался Ислам Яхагоев, был перехвачен полицейскими на парковке дома: правоохранители ждали его весь день, хотя им был известен номер его автомобиля, а значит, задержать его они могли значительно раньше. Более того, по адресу, где была устроена засада, Яхагоев не проживал, зарегистрирован он был также в другом месте.

Дальнейшие события напоминают сцену из плохого боевика. Когда Яхагоев заехал на территорию парковки, две машины закрыли ему путь вперед и назад. Затем боковое стекло авто мужчины разбили, вытащили его наружи и стали избивать. После этого на его голове оказался мешок, на руках – наручники, в кармане – пакетик с наркотиками, а за поясом – оружие. После этого по указанному адресу прибыли оперативники УМВД России по городу Нальчик.

В протоколе присутствует заявление задержанного о том, что оружие и наркотики, обнаруженные при нем, ему не принадлежат. К слову, просьба направить по адресу следователей исходила от начальника ЦПЭ МВД по КБР Гаджиев, который позвонил в дежурную часть. Таким образом, сообщения о каком-либо правонарушении или происшествии не было, полномасштабного расследования не проводилось, и задержание, осуществленное при сомнительных обстоятельствах, было произведено то ли на основе интуиции, то ли по желанию руководства – без какой-либо видимой преамбулы.

В отношении Яхагоева было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.228 и ч.1 ст.222 УК РФ. Он находится в СИЗО Пятигорска (Ставропольский край), хотя производство по делу находится в КБР. В материалах уголовного дела до сих пор нет оперативных данных по разработке Яхагоева. Это означает, что операция по задержанию мужчины производилась на основании рапорта, где отображено, что правоохранители действовали по непроверенной информации. Таким образом, возникают основания предположить, что задержание могло быть подстроено.

Проверки и нестыковки

Яхагоев отказался признать вину, поэтому в июне этого года он прошел психофизиологическое исследование с использованием детектора лжи. В ходе проверки у Яхагоева спрашивали, есть ли в его памяти информация о том, что 7 сентября 2018 года он провозил в своей «Тойоте» наркотическое вещество – пакетик с «солью», а также огнестрельное оружие. Эксперты четко установили, что в памяти Яхагоева соответствующая информация отсутствует.

Помимо проверки на полиграфе, по запросу защиты Яхагоева Центр судебных экспертиз юридического института «Пятигорского государственного университета» провел комплексное исследование заключения эксперта Гергоковой по данному делу. В частности, перед экспертами стояли вопросы о том, есть ли в заключении Гергоковой нарушения типовой дактилоскопической методики, а также отвечает ли оно правовым нормам РФ, и мог ли след большого пальца Яхагоева быть изъят с представленного пистолета, и если нет, то откуда он мог быть изъят.

В результате оказалось, что след пальца руки, который фигурирует в заключении эксперта Гергоковой, был изготовлен с имеющейся в деле дактилокарты Яхагоева, а конкретно – с отпечатка ногтевой фаланги большого пальца левой руки. Таким образом, он не может быть из «правой боковой поверхности затвора» представленного на экспертизу пистолета. Соответствующий вывод, сделанный специалистами Бурмистровой и Муравлевым, как и все их заключение, представляет собой ни что иное, как заявление о возможно совершенном экспертом Гергоковой преступлении.

Ситуация стала настолько серьезной, что в адрес руководства правоохранительных органов уже были направлены депутатские запросы. В частности, парламентарий Госдумы Ризван Курбанов, представляющий партию КПРФ, попросил проверить дактилоскопическую экспертизу, проведенную Гергоковой. Скорее всего, в условиях такого пристального внимания к делу со стороны политиков столь высокого уровня сомнительные заключения невозможно будет сохранить в его материалах.

Без доказательств

Кто же такой Ислам Яхагоев, и почему правоохранительные органы проявили к нему столь нездоровый интерес и сделали все, чтобы он оказался за решеткой?

Яхагоев родился в Нальчике в 1983 году. Он происходит из обычной семьи, мать – домохозяйка, отец – разнорабочий. В 2000 году Яхагоев окончил гимназию №1, учился вполне успешно, затем поступил в Нальчикский филиал Ростовской школы МВД, окончив ее в звании лейтенанта в 2003 году. По направлению его приняли на должность инспектора ОБППР в МВД КБР. В 2011 году окончил вуз по специальности «Таможенное дело» в Пятигорске, а с 2017 года был сотрудником ЧОП «Хаммер». У Яхагоева имеется звание мастера спорта по вольной борьбе.

Как следует из биографии фигуранта странного уголовного дела, он далек от криминального мира или политики и, как возможное следствие, коррупционной деятельности. Это обычный человек, который, судя по всему, оказался жертвой системы фабрикации уголовных дел в МВД.

Несмотря на тот факт, что в показаниях понятых и полицейских имелись явные нестыковки, жалобы и ходатайства со стороны защиты не были приняты во внимание, и дело Яхагоева с обвинительным заключением передали в суд, который проигнорировал ходатайство о предварительном слушании и назначил рассмотрение дела по существу на 2 августа 2019 года.

В ответах на жалобы со стороны защиты прокуратура Нальчика закрывает глаза на тот факт, что в материалах дела нет рассекреченных документов оперативно-розыскной деятельности, которые якобы должны доказывать причастность Яхагоева к совершению вменяемых ему преступлений.

В обвинительном заключении следователь опирается лишь на доказательства, представленные полицейскими после задержания Яхагоева. В их числе – протокол осмотра места происшествия, допрос свидетелей – сотрудников полиции и понятых, а также заключение экспертов. Никаких реальных доказательств, которые подтверждали бы, что у Яхагоева в день задержания могли быть при себе наркотики, нет, как нет и сведений о том, каким образом они к нему попали, и для каких целей он намеревался их использовать. А ведь российское законодательство предполагает наличие доказательств, подлежащих доказыванию.

Подобные прецеденты вызывают ощущение того, что уголовное судопроизводство в ближайшей перспективе будет приравнено к административному, когда отпадет необходимость что-либо доказывать: ведь, к примеру, протокол об административном правонарушении, выписанный сотрудником ГИБДД, по сути, представляет собой приговор. Таким образом, налицо пренебрежение презумпцией невиновности и состязательности сторон, а это уже идет вразрез с Конституцией РФ.

Время публикации: 
среда, Июля 31, 2019 - 09:30

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...