"Московское дело" — реальный срок за "три колоска" в 21 веке

По требованию лучшего менеджера всех времён и народов, товарища Сталина, 7 августа 1932 года вышло постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности». В народе его назвали законом о „трех колосках“. Откуда взялось такое название? Да потому что осудить по этому закону могли за что угодно, хоть за кражу „трех колосков“. Вот несколько примеров законоприменения тех лет:

Нарсуд 3 уч. Шахтинского, ныне Каменского, р–на 31/III 1933 г. приговорил колхозника Овчарова за то, что “последний набрал горсть зерна и покушал ввиду того, что был сильно голоден и истощал и не имел силы работать”

Учётчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к с.–х. инвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорён нарсудом по закону 7/VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом по делу совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность

Колхозник Лазуткин, работая в колхозе в качестве воловщика, во время уборки выпустил быков на улицу. Один вол поскользнулся и сломал себе ногу, вследствие чего по распоряжению правления был прирезан. Нарсуд Каменского р–на 20/II 1933 г. приговорил Лазуткина по закону 7/VIII к 10 г. л/с

Три крестьянина, из коих двое по данным обвинительного заключения, кулаки, а по представленным им справкам – не кулаки, а середняки – взяли на целые сутки колхозную лодку и уехали на рыбную ловлю. И за это самовольное пользование колхозной лодкой применили декрет 7 августа, присудили к очень серьёзной мере наказания.

Осуждались колхозники и трудящиеся единоличники за кочан капусты, взятый для собственного употребления; привлекались в общем порядке, а не через производственно–товарищеские суды; рабочие за присвоение незначительных предметов или материалов на сумму не менее 50 руб., колхозники— за несколько колосьев.

А вот уже в 21 веке, суды начали выносить приговоры по так называемому „Московскому делу“, о беспорядках на митингах.

Даниил Беглец, 25 лет: 2 года колонии за применение насилия к полицейскому. Во время митинга 27 июля он „потянул за руку“ (из версии следствия) сотрудника полиции.

Иван Подкопаев, 25 лет: 3 года колонии за распыление перцового балончика в сторону двух сотрудников Росгвардии. Почему он это сделал? Сотрудники Росгвардии давили людей металлическим ограждением, он так решил защититься. Видимо нужно было дать себя давить.

Евгений Коваленко, 48 лет: обвинение требует 5 лет колонии за то, что он бросил урну в росгвардейца.

Кирилл Жуков, 28 лет: он сам служил в Нацгвардии, но 27 июля оказался по другую сторону баррикад и дотронулся до шлема росгвардейца. Обвинение требовало 4 года и 6 месяцев колонии. Получил 3 года колонии.

Ну и конечно Владислав Синица, получивший 5 лет за твит. В некоторых случаях столько не дают убийцам.

Найдите отличия между 1932 и 2019 годом? Нет этих отличий. "Вертухай никогда не построит правовое государство. Вертухай сможет построить только зону", говорила Валерия Новодворская. Власть чётко выявила категорию самых опасных „преступлений“ на сегодняшний момент. Это инакомыслие и сопротивление сотрудникам полиции и Росгвардии, полагает тг-канал t.me/yoba_m.

Именно такие вещи сейчас будут караться строже всего. Необходимо посеять страх, разделить общество на „своих“, которым можно всё и „чужих“, которым нельзя ничего. 

Время публикации: 
четверг, Сентября 5, 2019 - 10:45

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...