НАТАЛЬЯ ШАХНАЗАРОВА. ВЕЩЬ ПОТЕРЯЛА ДЕДОВУ

Наталья Шахназарова – поэт, актриса, режиссёр, сценарист, прозаик, общественный деятель, член Союза писателей России, аспирант-соискатель МГЛУ им. Мориса Тореза. 

Окончила Литинститут им. Горького в 2008 году с отличием. С 2016 года является пресс-секретарём независимой от вуза общественной организации - Клуба писателей-выпускников Литинститута им. Горького и Международной общественной Академии литературы, науки, искусств «Русский Слог» выпускников Литинститута, руководителем отдела «Литература и кино», куратором направления «Поэтический театр», актрисой театра ГаЛаТеЯ при организации. 

Член поэтической группы Константина Кедрова ДООС. Лауреат различных литературных конкурсов и премий, в том числе «Форпост», «Мцыри», «Уникальный автор», «На семи холмах», «Семейно-родовая культура», «Славянские традиции», «ЛиФФт», «Созвездие духовности», премия Справедливой России и Роман-газеты, «Золотое перо Руси», диплом ЮНЕСКО им. В. Шекспира за стихотворные переводы, «Золотой Витязь» (победитель в номинации «Дебют» за первую книгу) и др. 

Автор четырёх сборников стихов и частично прозы. Печаталась во многих известных литературных журналах, а также на известных литературных порталах, в России и за рубежом.

Переведена на китайский, польский и английский языки. Обладает медалью «за верное служение отечественной литературе», врученной Михаилом Ножкиным и Сергеем Коротковым. 

Замужем, двое детей. 

Участница II Международного поэтического конкурса имени Е.В. Курдакова «Купина неопалимая».

 

***

 

До нас ли то было иль после,

Небесные розы зари

Весну в этот мир переносят

О вечном с тобой говорить.

 

А было: у старой калитки

Качнётся берёза слегка,

И девушка в лёгкой накидке

Глядит как плывут облака.

 

Седыми становятся косы,

Но нет! Не стареют глаза!

До нас ли то было иль после,

Так хочется пересказать:

 

Берёза у старой калитки,

И тот же чарующий взгляд -

Там бабушка в тёплой накидке

Глядит на осенний закат.

 

Казалось бы - всё, только вёсны

По кругу приходят назад...

До нас ли то было иль после -

Калитка, берёзы, глаза.


 

               ***

 

За мрачный вечер февраля,

Влюблённый май и спелый август,

Благодарю тебя, земля,

За все те годы, что остались.

 

За каждый злак в голодный день,

Жизнь от зерна до увяданья.

За то, что за окном - сирень

С берёзой - зрители свиданий.

 

За то, что слёзы - это дождь,

Всеочищающая влага,

И, что испытываю дрожь

Сердечную, стоя под флагом.

 

За то, что мне не важен год

И имя Родины, - Россия, -

Меня, как мать, к себе прижмёт,

Как мать обнимет крепко, сильно.

 

Ты, пережившая войну,

Земля, изрытая до боли,

В себе хранила целину,

Своё невспаханное поле.

 

Как та невеста, что ждала

Солдата до последних залпов.

За те сто грамм, что налила

Ему, за те, что выпил залпом.

 

За детский смех среди цветов,

За лес, в котором сказка бродит,

За всё благодарить готов,

Не позабыв, и о народе.

 

За то, что мой народ к земле

Своей относится с почтеньем,

И всё, что на его столе -

Растил он сам, без исключенья.

 

Но неизбежен ход часов,

Земля поделена на части,

Не слышно птичьих голосов -

Где лес когда-то не кончался.

 

Молчит народ, не зреет злак,

Цветы засохли, речки тоже.

И я молю Тебя - дай знак,

Что всё ещё возможно, Боже.

 

Что вдруг проснётся мой народ,

И зацветут сады и пашни.

Благодарю тебя за тот,

За новый день, а не вчерашний.

 

За тот, за будущего сад,

В моём краю цветущих пашен,

Где в 45-ом тот солдат

Пил за любимую из чаши.

 

Благодарю тебя, земля,

За то, что я, душой уставшей

Люблю весной бродить в полях,

Где снег - подтаявшая каша,

 

И грязь, но радость велика,

И если б в этот миг спросили:

Где б жить хотел, - издалека, -

Я б им в ответ: "В моей России".

 

Чтоб так же грязь топтать в полях,

И целовать цветы сирени,

Благодаря тебе, земля,

Поэты в каждом поколенье

 

Рождаются, чтобы воспеть

Тебя, нам посланную Богом,

Вселенским Разумом - суметь

Узнать великое в убогом,

 

Простом, как бабкина изба,

Той, ускользающей, исконной

Руси, в светлице чьей тебя

Из рода в род хранят иконы.

 

                      ***

 

Этот древний храм спрятал Бог в коре,

Он доминой стал на моём дворе,

Срубом дуба Сам Бог явился мне,

В нём алтарь, как печь из больших

камней.

Я в неё вложил огонёк души,

Словно в ней я жил, иногда тушил.

Словно сотни лет он мой род хранит,

В нём сокрыт мой свет и моей родни.

От его от стен мне тепло в ночи,

Если ждём гостей, греет кирпичи.

Если ждём врага, крепче стража нет,

За окном пурга, чтоб запутать след.

И живу так век под его корой,

Человек живой, как в земле сырой.

Дай пойти на луг, надышаться, спеть,

Не пускает друг, закрывает клеть.

Если стал жрецом, получил покой,

Разруби крыльцо сам своей рукой.

Стань душой ствола да забудь о сне,

И течёт смола словно кровь во мне.

 

             ***

 

В веке каком - неведомо,

Или в каком году -

Вещь потеряла дедову,

Что отведёт беду.

Знаю, оно и надо бы -

Вспомнить, найти, вернуть,

Но ни молитв, ни снадобий

Нет, что укажут путь.

Что же с тобою сделать мне,

Как отвести грозу,

Сверху плоды неспелые,

Корни гниют внизу.

Ствол накренился, падает,

Пропасти на краю.

Чтобы не видеть ада мне,

Буду искать в раю.

Ходишь так, пахнешь ладаном,

Плачешь, да рано в рай,

Ищешь, а тут - да ладно вам:

Свистнули со двора.

Кто-то следы запутал,

Сверху насыпал снег,

Только помочь кому-то

Вещь не решит, а мне.

Снова к себе приманит,

Снова наладит жизнь,

Словом, что не в кармане,

А на душе лежит.

Тайной, покрытой светом,

Звуком зажечь огонь,

Чтобы тепло поэту

Стало – играй, гармонь.

Вот ведь и вся загадка,

Знать - на моей земле -

Душу спасти трёхрядкой

Можно лишь на селе.

Песню вложил мне в тело -

Душу гармони - дед,

Чтоб не гармонь запела,

Чтобы запел поэт.

В веке каком загадано -

Слово спасёт тебя,

Рифма тебе наградою,

Строки тебе - Судьба.

Время тебе - завещано:

Песню в себе неси.

Не называй лишь вещью - ту,

Что тебя воскресит.

Много уходит лишнего,

Только на склоне лет -

Станешь - в руках Всевышнего -

Словно гармонь, поэт.


 

                  ***

 

В котором часу начался рассвет,

В котором году я уйду во сне,

Нет, так не бывает, что был и нет,

Нет, так не бывает, но грустно мне.

Поёт соловей так печально, как

В окне старой дачи мерцает свет.

Так мир созидает моя строка,

Так миру явился его Поэт.

И в греческих текстах Господь - Поэт,

Земли и небес, не творец, не царь,

Всё прочее мельче, когда рассвет,

Аптека, и улица, и фонарь.

Всё прочее просто уже смешно,

Когда чародейка-зима придёт,

То белой берёзы в моё окно

Замёрзшая ветка в ночи забьёт.

Как птица случайная невзначай,

Незначащим утром, одной весной,

В час мужества или, когда трамвай

Летит по небесным путям за мной.

Поэт проживает, а не живёт,

Сильнее, чем шут и философ, маг,

Пока его Голос строки зовёт,

Теряясь средь ангелов и бродяг.

Пока за словами судьба и боль,

Последние встречи и первый снег,

Пока здесь рифмуется и любовь,

И роль под названием "человек",

И он с ней справляется кое-как,

Пока правит миром его строка,

Его принимают за дурака,

Да будь ты хоть Пушкин, хоть Пастернак.

Да будь ты хоть кем-то - ему кричат,

А он уже кто-то, он - мир творит,

Мерцает в окошке его свеча,

И мир его строчками говорит.

Мир, что не хотел так его принять,

В котором часу, да в который год,

Которого века, а, может, дня,

Поэт повторится, войдя в меня,

Строкой соловьиною запоёт.

 

               ***

 

Как листья в саду качались,

Цепляясь за ветку-жизнь,

Так где-то во сне кончались

До Господа этажи.

А мимо неслись недели,

Бесследно уйдя во тьму,

Однажды мы крест надели,

Доверив судьбу Ему.

Как мирно приходит осень,

Ни выстрела, ни хлопка,

И песенной рифмой "проседь"

Красуется у виска.

Вот двор, где бельё висело,

Вот церковь почти в лесу,

Вот справили новоселье,

Вот съели всю колбасу.

Вот выпили на дорожку,

Присели, и снова в путь,

Так хочется хоть немножко

Как следует отдохнуть.

Но нет ни минуты лишней,

Мир крутится, как юла,

Приходит в наш мир Всевышний -

Чтоб не было в мире зла.

Глядит в колыбель зарницей,

Последним листом в окне,

И новый этаж приснится,

И новый год жизни мне.

 

               ***

 

Как память над старыми избами

В моём недалеком селе -

Во сне в небе копится изморось,

Застыть не давая земле.

И мягкой старушечьей поступью

Бредёт по настилам болот

Знахарка, что звали мы Осенью

Дрова для печи наколоть.

Сырые дрова, не горящие,

Потухшие злые огни,

И души над миром парящие

Пасут нас сильнее родни.

Глядят на дожди бесконечные,

На сонные окна долин,

На старую Осень, на женщину,

Хранящую мудрость земли.

Засни, моя малая Родина,

В тени подмосковных лесов.

Пока ты поспишь, не пророним мы

Пустых, преждевременных слов.

Проснёшься, а изморось кончилась,

И вырос давно урожай.

Тогда и сказать себе хочется -

Почаще сюда приезжай.

И пусть не осталось калиточки,

Что отдан чужому твой дом.

Но соткано сердце по ниточке

Из трав, что твой край окружён.

Из тех родников, отражающих

Небесный покров, где свежа, -

Поёт нам вода: приезжай ещё!

Ещё к нам сюда приезжай!

 

                         ***

 

И жизнь моя притчей, прочитанной не у камина,

Ложится на птичий речитатив,

Последнею спичкой я мир этот грешный покину,

А ты мои строчки прочти.

Где сходятся горы, с восходом сияют долины,

И слышно во мраке, как что-то в траве прошуршит,

Возносятся гордо, расправив и плечи, и спину,

Ветвистые братья моей обновлённой души.

Она прорастает давно в этих благостных нивах,

Ловя сквозь потоки вселенские утренний свет.

Поэт - словно почва, и семя в неё уронили,

И стройными строчками вырос от Бога ответ.

В весеннем тумане - мечтательных песен, под вечер,

В забытом саду, где скрипит у калитки петля,

Я снова приду - свежесорванной веточкой-речью,

Чтоб снова воспеть тебя, матерь поэтов - Земля.

Время публикации: 
понедельник, Мая 18, 2020 - 20:45

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...