Александр Павлов. Недоступной абонентке

Александр Валентинович Павлов - поэт, прозаик, переводчик, публицист, историк литературы. Родился 16 января 1968 года в Севастополе. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького. Автор 11 книг стихотворений и прозы, изданных в России и Украине, многих публикаций в периодике. Снимался в кино. 

Песни на его стихи звучат в исполнении заслуженного деятеля искусств России певицы и актрисы Ирины Шведовой. Являлся инициатором передачи в фонды подмосковного музея-заповедника «Подолье» мемориальной обстановки московских квартир известных поэтов Марка Лисянского и Ники Турбиной. 

Хранитель и исследователь творческих архивов русских писателей ХХ века. Всероссийская литературная премия им. Л. К. Татьяничевой (2009). Гран-при Международного открытого конкурса поэзии «Предлог» (2012). Награждён Почётным знаком «Мы — наследники Победы» Международного общества «Мужество и гуманизм» (2007). Член Союза писателей России (1998). Живёт в Москве.

Участник II Международного поэтического конкурса имени Е.В.Курдакова «Купина неопалимая»  

 

КАНТИЛЕНА

Налетят бомбовозы - привет Мальчишу, -
словно гулкие шершни...
Эту дохлую жисть вам ещё распишу
плясовой, сумасшедшей!

Ныне, как в долгопамятном гиблом году,
те же песни, ребята.
Грудью в жарком, цветущем весеннем аду
встали дети арт-бата.

Негодуя, скрипит боевое перо
в победительном раже:
что ж не въедет герой на секретном метро
прямо в логово вражье?!

Прайс рекламный недаром зачитан до дыр:
слава, власть или деньги?
- Нам бы ночку одну простоять, командир,
продержаться нам день бы...

Хаты с краю сметает взрывная волна,
избы, горные сакли...
Ведь война, кто не понял, на то и война -
до конца - так ли, сяк ли…

  

*          *          *
- Горестно знать наперёд:
если настигнет беда,
милый, на битву, в поход
тут же уйдёшь навсегда.

- Значит, молись обо мне,
верь в недолёт-перелёт...
- Что ты!.. Тебя на войне
враг непременно убьёт.

- Нам ли перечить судьбе?
Спишет потерю война...
- Буду тогда по тебе
плакать, оставшись одна.

Скатка - шинель, сапоги,
призрак безносой кумы...
Сами себе и враги,
и утешители мы.

Вновь оглашает парад
невозмутимый трубач
вестью победных утрат...
Плачешь, любимая?.. Плачь!



 СЛУЧАЙНЫЙ ЧАЙ

 Завари-ка щепотку мелиссы,
 одиноко блуждая в сети,
 ускользающий образ Алисы
 неожиданно вновь обрети.

 То стекляшки, то хлопья просыпет
 из прорехи февраль, - он таков:
 нынче даже курортный Египет
 под навесом седых облаков.

 Упиваться обидой вчерашней?
 (Ну уж выдался, право, сезон...)
 Небоскрёбов и Шуховской башни
 частокол заслонил горизонт.

 Удалённый контакт в телефоне...
 Терпкий, жгучий целебный бальзам
 лишь озноб утоляет на фоне
 той Москвы, что не верит слезам.


 *      *      *
 Дар нежданный - легче потерять,
 помешаться чуточку в рассудке...
 Ливень, упреждай нас вдругорядь,
 что в Москву пожаловал на сутки!

 Пред своей любовью мы честны, -
 лишь себя привычно обманули...
 На мои, под ропот ливня, сны
 намело снегов седых в июле.

 Слов не хватит, сколь ни напиши,
 идучи за рифмой, как за водкой...
 Мне и в переделкинской тиши
 слышен гул твоей Автозаводской.

 Не живёт без музыки Парнас:
 вдовьего пронзительного воя
 всклянь полна та песня, где о нас
 горестно поют в эфире двое...

 Водкою, шампанским ли вином
 окропим успех под крики "браво"!..
 ...До чего же ливень за окном
 разошёлся не на шутку, право...


 ПЕСЕНКА О НЕДОЧИТАННОЙ КНИЖКЕ

 Людмиле Владимировне Карповой - бабушке поэта Ники Турбиной



 Вот книга: роман... герои...
 Страницы... (Финал оторван!)
 О чём, бишь? -
 На пирсе трое
 стояли, любуясь штормом.

 Восторженного азарта
 легко распознать причину…

 Взыграла волна внезапно -
 дитя унесла в пучину!

 Ужель нам удар неведом
 изломный, стихийный, с тыла?!
 Он кинулся в бездну следом!
 Седея, она застыла...

 Застать, навести юпитер
 уменье - и то награда.
 Хочу до последних литер
 сюжет сей прожить...
 А надо?

 Под вспышкой - пустые пляжи
 и твой побелевший локон...
 А дальше на всё тут ляжет
 туманная поволока...


 ОСЕНЬЮ

 Пасмурно - и ничегошеньки кроме...
 Сгрудившись кучно повдоль объездной,
 влагой набухли понурые кроны,
 вовсе нетронутые желтизной.

 Странный постскриптум ознобного лета,
 непостижимый... - А вдруг, на беду,
 дождь зарядит до скончания света -
 дробный, унылый, и я не приду?

 - Что ж, в осязанье такого декора
 два варианта, и третьего нет:
 хлябей небесных ручного затвора
 или дождусь, или кончится свет.

 И без того заплутали в ночи мы:
 морок вокруг да простуженный лай...
 ...Он ещё теплится, чуть различимый,
 мутной веб-камеры тусклый онлайн...


 ДОМ НА ПЕСКЕ

 Бурых гор хребты медвежьи,
 перламутровый прилив...
 Домик наш на побережье
 в ожиданье терпелив.

 Для ежа - и то с лихвою
 октября, - бежит в свой лес
 меж Калугой и Москвою,
 из-под фар, наперерез!

 Обманул судьбу-"Тойоту"
 ёж - в колючках голова,
 мал, степенства ни на йоту...

 На обочине трава,
 справа - замок баронета,
 слева - Гримпенская топь...
 До чего ж победна эта
 коготков ежиных дробь!

 Ай да спринтер, вот умора, -
 повезло в который раз...
 Жизнь как жизнь, и дом у моря
 ждёт и ждёт напрасно нас.


 В ОБЩЕЖИТИИ ЛИТИНСТИТУТА. 1995

 Лёгкой девичьей руки
 почерк незнаком.
 На обоях - в две строки -
 скоропись мелком.

 Что ж так сердце сжалось-то
 в сутолоке дня:
 "Не грусти, пожалуйста,
 не люби меня!"

 Отмахнёшься - нет нам дел
 до чужой беды.
 Жизнь ещё сотрёт, как мел,
 всех утрат следы.

 На судьбу не жалуйся,
 в памяти храня:
 "Не грусти, пожалуйста,
 не люби меня..."


 СТИХИ, ПРИШЕДШИЕ ВО СНЕ

 В сиятельном блеске космических тел
 тускнел небосвод надо мной.
 По небу полуночи ангел летел -
 моторчик жужжал за спиной.

 Окликнуть бы, парой приятственных фраз
 приветить на горнем пути,
 да я вот, на грех, был не в духе как раз:
 летишь, голубок? Ну, лети...

 Едва ли ещё запримечу его
 в манящей седой вышине.
 С тех пор я не слышал о нём ничего,
 а он - никогда - обо мне.


 ЧИСТОЙ ВОДЫ

 Я к вашей руке припадаю, мадам...
 За вами учтиво несёт чемодан -
 громоздкий, на вид неподъёмный багаж -
 всё тот же услужливый, преданный паж.

 Что в странной поклаже? - давно не вопрос:
 вселенная ваших фантазий и грёз
 судьбы незапятнанной, жизни святой,
 как белый наряд с подвенечной фатой.

 При данном приданном, достойном вполне,
 уж, право, позвольте услышать не мне:
 - А это, любезнейший, вам за труды...
 Интимная лирика чистой воды!


 НЕДОСТУПНОЙ АБОНЕНТКЕ

 Крылом, сова Минервы,
 махни былому дню...
 - Я девочка, и первой
 ему не позвоню.

 Дымок струится - кольче! -
 в возвышенную синь...
 - Я мальчик-колокольчик,
 зову тебя... Динь-динь!..

 Куда летим на крыльях
 изменчивой судьбы?
 Сердца любви открыли.
 - Ах, если б да кабы...

 Уж больно мягко стелешь.
 Пройдёт. - Нет, не прошла...
 Звоню о том тебе лишь
 во все колокола!


 ВЫБОР

 В хрустале густеет вечер поздний,
 недопитый, терпкий, остывает...
 - Я была вам рада, добрый гость мой.
 Что ж, прощайте. Или... оставайтесь.

 Чувственность, презревшая проформу,
 так порой нуждается в защите!
 Способы решений сложных формул
 у других поэтов поищите.

 Всё-то в окружающем спектакле
 спорно, и однажды, предположим,
 жизнь сама (мы рады ей, не так ли?)
 тот же выбор сделать нам предложит.

 Будь ты безусловный победитель, -
 от неё услышишь, как со сцены:
 - Оставайтесь или уходите,
 гость желанный, милый друг бесценный...


 ТАКСИ

                                          "Я еду в машине..."

                                                                           С.   М а р ш а к



 Усмехнёмся, в путь сорвясь рысисто,
 мол, погожий день Москве к лицу...
 Как сказать весёлому таксисту:
 "Не вези по Третьему кольцу"?

 Кучны застеклённые коробки,
 в небеса вздымаются окрест...
 Выверен маршрут, опять же - пробки,
 но... нельзя ли как-нибудь в объезд?

 Мой сюжет не нов, - хорош ли, плох он,
 всё-таки пророс, как деревцо...
 Незабытый взгляд знакомых окон
 дом её прищурил на кольцо.

 Мелодрам чувствительное "мыло"
 жизненным историям сродни.
 Что ещё добавить? - было - сплыло,
 только сердце до сих пор саднит.

 В горести расстанной, в дни иные,
 дом, родными окнами свети!
 Глаз не отведу от них и ныне,
 видимо, объезда не найти.


 ЧЕРЁМУХА

 Прерывиста строка,
 любовь тоски бездонней,
 как рюмка коньяка,
 согретая в ладони.

 Кудели влаги вьёт,
 ветров не унимая,
 до естества твоё
 шестнадцатое мая.

 Нежна, белым-бела, -
 сравнений не ищу я, -
 к ненастью расцвела
 черёмуха-вещунья.

 Горчащий аромат
 порой сродни дурману...
 Кто был неправ стократ,
 рядить про то не стану.

 Черёмуховый цвет
 под ветра аллилуйю
 в ненастном вихре лет
 кружит напропалую.

 
 ПРОСТУДНОЕ

 Бабкиному клетчатому пледу
 мой озябший, снулый вид - родня...
 - Собирайся. Жди. Сейчас заеду.
 Поболей уж лучше у меня.

 По стеклу крадётся робкий лучик -
 осторожно, тихо, как по льду...
 - Ты права, да-да, так будет лучше.
 Приезжай, конечно же. Я жду.

 В снежном электрическом балете
 пируэты вьюги таковы,
 что мне снова этак поболеть бы
 впору на другом краю Москвы.

 Стен бетонных рушится громада,
 ускользает в шахту лифта клеть...
 Выберусь! Но только прежде надо -
 у тебя немного поболеть.


 СКРИПКА

 Всё те же хронисты любовных аварий,
 мы вновь без утайки отпишемся в личке...
 И только для нас расчехлит Страдивари
 лохматый юнец-виртуоз в электричке.

 Тот звук до краёв наполняет слезами,
 пророчит, зовёт, - догадаемся разве?
 И проникновенен, но неосязаем,
 вот-вот оборвётся он на полуфразе.

 Однако, не гаснет, а водит по кругу,
 уже, безусловно, испытан на ком-то.
 ...Не наши ли тени прильнули друг к другу -
 тех, двух силуэтов сомкнувшийся контур?


 СИРЕНЬ

 Облетает сиреневый цвет,
 лепестки устилают Москву...
 - Я жила до тебя столько лет,
 вот и после, поверь, проживу.

 Замереть? Возразить невпопад?
 Навсегда околдован тобой,
 свято верую в май-цветопад
 с приворотной его ворожбой.

 И не сгинуть в сердцах, сгоряча
 ей, благой, неизбывной вовек,
 чистой, словно летящий сейчас
 этот нежный лазоревый снег.


 МЕТЕЛЬ

 Остаётся всего ничего - горевать и молиться,
 телефон молчаливый терзая тревожным "алло?"
 Серой хмарью дремотною всклянь затуманены лица,
 белой, летней позёмкой дороги окрест замело.

 Неуёмный Бальзак не доскачет в уездный Бердичев:
 оплывающий воск да сусальность угрюмых икон...
 Мой ненастный прогноз всепогоден и круглогодичен.
 Тополёвую замять несёт мне в открытый балкон.

 Собирай, не ленись, набивай под завязку перину,
 припечатай на штопку чехла именное тавро -
 и тогда уж без сил окунись, все заботы отринув,
 с головою, как в омут, в пушистый и тёплый сугроб.


 ЭЛЕГИЯ

 Под дробь по стеклу да под бурой листвы круговерть
 в окрест индевеющей жести резного офорта
 уже не мешай мне устраивать личную смерть
 предельно значительно и максимально комфортно.

 Пресыщенный явью отходит блаженно ко сну,
 усопший - воспрянет в сиянье пречистого света.
 Проникшийся, истину исподволь перелистну,
 премного признателен бысть за премудрость совета.

 Приникнув к построчной причудливой вязи листа,
 притихну, вдали услыхав перелётную стаю.
 Пейзаж межсезонья, как свой временник, неспроста
 навыворот снова и снова усердно листаю.


 СЕЛФИ-2017

 Оглушённые граем вороньих цикад,
 всё смекнём, коль настанет черёд,
 попадём в заколдованный круг МЦК
 посмотреть, кто скорее умрёт.

 Перешли, сохраняя единый билет,
 на другую маршрутную сеть.
 Мы вагонные вишенки сумрачных лет
 и ещё нам висеть и висеть.

 Как-то так, не смущаясь, что будет потом,
 и, разлуку стяжав не одну,
 ненароком ваганьковским чёрным котом
 я к тебе сиротливо прильну.



 СИМВОЛЫ

                                                            И. Ш.


 Сиплый Сирин прокаркал на ветке и смолк,
 снег вповалку летит, колюч.
 К ночи дверь запираю на нижний замок,
 от которого носишь ключ.

 Сколь кручины в туманности вешних снегов!
 Кошке - вздрогнуть на краткий миг,
 мониторящей шорохи, звуки шагов,
 откликаясь на чей-то ник.


 ПЕРЕПАДЫ

 Насыщен зыбкой влагою с верхов
 ковёр опрелый давешней листвы
 взахлёб,
 и манну тающих стихов
 декабрьский дождь сотрёт с лица Москвы.

 К лесному духу, Белому Царю
 мольбы взывает обо мне шаман,
 бубнит,
 и я навстречу январю
 шагну в густой седеющий туман.

 Но даже там отчётлива, чиста,
 прозрачна череда неровных строк,
 вспорхнёт,
 взовьётся трепетно с листа,
 когда падут снега, - уж дайте срок.

Время публикации: 
вторник, Июня 16, 2020 - 19:45

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...