Сновидений не будет: почему строят баррикады под песни Цоя?

Виктор Цой сегодня актуален – вот что удивительно. И даже не потому, что была очередная годовщина его смерти, но прежде всего потому, что его песни ПОЮТ. Более того – похоже, что его «Перемен!» стала чем-то вроде гимна белорусских протестов против тамошнего усатого диктатора – протестов настоящих, кровавых. Люди идут под дубинки и под замес, слушая «Перемен требуют наши сердца». Круто. Тридцать лет спустя!

Поразительно, что за 30 лет как будто так и не случилось ничего нового. Люди строят баррикады под мертвого Цоя, а не под, скажем, вполне себе живого и своего, местного Ляписа-Трубецкого. Он ведь у нас белорус, вроде бы? Причем, насколько я слышал, где-то еще в «десятых» Ляпис резко ушел из попсы в рок, стал писать какие-то марксистские «песни протеста», что-то вроде «мрет в наши дни с голодухи рабочий». Чуть ли не в компартию вступил! Однако сейчас что-то его не слышно, причем ни за ту, ни за другую сторону; похоже, Ляпис усиленно делает вид, что «мелкая возня» в Беларуси его никак не касается. Ну-ну.

Интересно, поют ли его «Воинов света» сейчас в Минске? Что-то сомневаюсь.

Рассуждать о Цое как музыканте или поэте с нашими «ценителями» очень тяжело по определению – потому что отсутствуют критерии. Фанаты просто фанатеют, поклонники западного рока традиционно предаются любимому русскому мазохизму – упоенно ощущают свою ничтожность перед Великой Западной Культурой (тм). Последние любят выискивать, что именно Цой «украл» у западных групп. А кто-то упрекает Цоя в «примитивности» - дескать, и музыка у него «три аккорда у подъезда», и стихи простые, как три рубля. Непонятно, конечно, как «примитивная музыка» соотносится с «он всё украл у Запада» - получается, что поклонники западного рока тоже считают всю его музыку примитивной?

Ну да бог с ними. Но на мой взгляд, все это ерунда. Искусство вообще смешно оценивать через сложность; важна не сложность, важна точность. Я бы вот поставил «простые» стихи Цоя выше куда более сложных и навороченных текстов Гребенщикова – потому что Цой точен, а Гребень, что почти всегда заметно, очень часто сам не понимает, что пишет. Гребень, похоже всегда подбирал свои стихи под уже звучащую в нем музыку, то есть поступал как «пишущий композитор», в западной традиции; а вот Цой, по-моему, был все-таки больше «поющий поэт», у него слово первично – и это ближе уже нам. Музыка – эмоция, слова – смысл. Есть люди более эмоциональные, чем логические, есть – наоборот. Отсюда и разница предпочтений. «Эмоционалы», естественно, обожают слушать те же западные рок-группы, часто вообще не понимая слов – да они им и не нужны, им нужна именно эмоциональная встряска, эмоциональный «пробой»; такие люди Окуджаву слушать в принципе не будут – слова их только отвлекают.

Но вернемся к Цою. Приведу один из его «примитивных стихов»:

Мы хотели пить – не было воды.
Мы хотели света – не было звезды.
Мы выходили под дождь и пили воду из луж.
Мы хотели спать – не было снов.
Мы хотели песен – не было слов.
Мы носили траур – оркестр играл туш.

Как по мне – текст один из величайших во всей русской поэзии. Странно, конечно, что его сочинил паренек вроде как практически без образования, из ПТУ, очень молодой, практически гопник, да и вообще не русский – но дух веет, где хочет, ничего не попишешь. Во-первых, мощнейшие образы, во-вторых – очень точно: вся русская история в шести строках, причем и прошлая, и настоящая, и будущая. «Мы хотели песен – не было слов». А послушать нынешних – так им слова и не нужны. Они ищут педаль удовольствия, как подопытные мыши с электродом в мозгу. Но это как раз из-за смыслового обеднения, из-за тотального непонимания и отчаяния понять что-либо. «И пили воду из луж». И потом эти «люди в поисках педали (тм)» почему-то приходят в посты о давно умершем нелепом корейце – и спорят, обличают, чего-то доказывают… Зачем? Мы хотели спать – не было снов.

А так да – стих примитивный. Четыре раза «мы хотели». Правда, не совсем: изящная рифмовка «луж – туш», шестистишие ааbccb. Простой репер такого не сочинит – он просто не знает, что бывают такие структуры стиха.

Я ждал это время – и вот это время пришло:
Те, кто молчал – перестали молчать.
Те, кому нечего ждать, садятся в седло.
Их не догнать, уже не догнать.
А тем, кто ложится спать – спокойного сна…

Да, спокойного. Но сновидений, как мы знаем, не будет.

 

Источник

Время публикации: 
понедельник, Августа 17, 2020 - 08:00

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...