А если Эдуард Стрельцов был будущим Пеле?

Читал Спорт-Экспресс, в котором опубликовали очень интересное интервью с вдовой знаменитого советского футболиста Валентина Иванова. Там ее, в частности, попросили прояснить ситуацию с Эдуардом Стрельцовым - ведь, как-никак, ее муж был лучшим другом «Эдика» и чудом не оказался с ним на той самой роковой даче. А вдова Лидия тут возьми и заяви без всяких колебаний, типа, да что там прояснять? Сидел, потому что виновен, да и все дела. Не зря, мол, он до сих пор, хотя столько лет прошло, не реабилитирован. А почему? Да потому что оснований нет. Изнасиловал девушку по пьяни, вот и всё.

Лидия Гавриловна (так зовут жену бывшего партнера Стрельцова) - в этом вопросе, безусловно, инсайдер, то есть она знает больше, чем любые люди со стороны. Спросят - а как же, мол, фильм? Фильм же только что сняли, по которому Стрельцов ни в чем не виноват, что его оговорили по заказу партийных бонз! Ну что фильм...

А я тут подумал, что ведь ситуация с тем уголовным делом из далеких 60-х, особенно если смотреть на нее из нашего времени – интереснейшая. Особенно если считать, что следствие и Лидия Гавриловна – правы (это не факт, но допустим). Надо просто еще и держать в голове масштаб фигуры Эдуарда Стрельцова. А она для нас чем дальше, тем становится больше… потенциально. Значимость Стрельцова растет по мере того, как мы с идущими мимо нас годами и десятилетиями убеждаемся – никого подобного не появляется, скорее наоборот – последующие только мельчают.

Ведь кто такой был Эдуард Стрельцов? Он должен был дебютировать одновременно с бразильским Пеле на чемпионате мира 1958 года; и многие специалисты и тогда, и потом, сравнивая свои впечатления, говорили, что у Стрельцова были все шансы стать ЛУЧШЕ Пеле.

Он был какой-то уникальный футболист, особенно в молодости. Говорили, что он как будто создан для футбола – и физически, и по так называемому «футбольному интеллекту». Кроме того, была связка клубная Иванов-Стрельцов, которую многие считали сильнейшей в истории если не мирового, то уж точно – отечественного футбола. Так что практически нет никаких сомнений, что со Стрельцовым сборная СССР была бы намного сильнее и, возможно, дошла бы в первенствах Европы и, главное, мира в 60-е годы до самых высоких мест. А футбольные знатоки считали бы эталонной не связку Пеле-Гарринча, а связку Иванов - Стрельцов... (Чего б не помечтать).

А главное – Стрельцов мог бы затмить славу Пеле в мировом масштабе. Кажется фантастикой, но ведь возможно! А вместо этого он 5 лет дрался с уголовниками в колонии и работал на лесоповале (у него в лагере не было никаких особых преференций). Только подумать: у советских мог бы быть лучший футболист мира! И про Марадону или про Месси говорили бы на всех языках, что они не «новый Пеле», а «новый Стрельцов». Круто же?!

В пользу версии про уникальность футбольного таланта Стрельцова говорит то, что он умудрился уже после отсидки вернуться в футбол на высшем уровне и даже… снова войти в сборную СССР! Это, пожалуй, ни на что не похоже. Смог бы Месси, отсидев 5 лет в сибирской колонии на общих основаниях, снова вернуться в «Барселону»?! Я что-то сильно в этом сомневаюсь…

Главное же – что после Стрельцова у нас ничего подобного по дарованию и близко не возникало. Наоборот – с каждым десятилетием только хуже и хуже. Скудна у нас земля на футбольные таланты. Стрельцов – это был наш джекпот, теперь мы это понимаем…


Молодой "король футбола" - Пеле

И вот теперь, зная все это, зная, от чего отказываемся – было бы уместно снова вернуться в то время, в 1958 год, и решить вопрос: а надо ли было сажать его за изнасилование? ЗНАЯ, что этим ходом мы обнуляем все перспективы нашего футбола как минимум на 60 лет вперед?

Задача сильно упрощается, если мы решаем, что никакого изнасилования не было, наоборот, «все было по согласию»; тогда, конечно, и вопроса нет – надо было оправдывать и готовиться к дождю золотых медалей. Собственно, фильм «Стрельцов» сделан как раз так. Но если изнасилование все-таки было – как верит, в частности, та же Лидия Гавриловна? Что тогда, как решать?

По сути, это ведь есть задачка из разряда знаменитых «моральных дилемм», типа «проблемы вагонетки». Только на отечественном материале. Что же делать со Стрельцовым, обвиненным – и по делу – в изнасиловании? Что делать с будущим Пеле, только русским? С человеком, который мог бы потенциально стать звездой такого масштаба, что уже, наоборот, про Пеле говорили бы, что он «почти как Стрельцов»?


Дилемма вагонетки.

Судить и сажать? Или… замять?

Все переживают, что отечественное кино, дескать, в кризисе, что фильмы выходят всё какие-то пустые, бессмысленные, и народ на них не ходит. Но так ведь дело именно в этом – интеллектуальной и социальной трусости; в том, что кино не ставит по-настоящему острых вопросов, а старается по возможности угодить всем и никого, упаси боже, не рассердить.

Что, если Стрельцов и БЫЛ виноват, если он – реальный насильник? Не надо ли было все же его отпустить – ради будущего отечественного спорта? Гении ведь на грядках не выращиваются, гении – товар штучный. А с другой стороны – закон; и опять же – гений и злодейство, как быть с этим? Советская власть тогда его посадила – и отечественный футбол, собственно, так уже и не поднялся. Соразмерна ли была плата за принципиальность? Сделали бы вы так же, если бы предоставилась возможность? Вот это был бы ФИЛЬМ, а не те сопли на глюкозе ни о чем, которые в итоге получились.

Конечно, люди в массе своей терпеть не могут моральные дилеммы, терпеть не могут их решать; они всегда стремятся вместо выбора ответа разрушить саму дилемму – с тем, чтобы ни в коем случае не отвечать на вопрос! Нашу моральную дилемму стали бы разрушить каким-то одним из двух способов: или отрицая вину Стрельцова (или «ничего не было», или «было, но не он», или даже «изнасилование не преступление»). Или второй вариант – отрицая величие Стрельцова как футболиста. Это тоже способ «снять» дилемму («да кто он такой, какой еще пеле, сделал – отвечай!)

Однако моральную дилемму на самом деле разрушить нельзя – можно только попытаться подменить. Интеллектуальная же честность требует ответа. Как надо было поступить? Можно ли было считать, что у Стрельцова была ЦЕННОСТЬ – для страны, для мирового спорта, для нации – выше, чем, скажем, у любого другого «среднего» насильника? И если да – то следовало ли из этого, что его надо было простить? Допустить снисхождение?

И ведь, если от этой высокой абстракции вернуться уже в наши дни – мы увидим «дело Ефремова», которое представляет собой ту же самую моральную дилемму. Конечно, в намного более низкой концентрации, жидковатую, некрепкую… но по сути ту же. Ценный ли кадр Ефремов? Конечно, он не чета Стрельцову; тот при благоприятных обстоятельствах мог бы радовать своей игрой миллиарды. Ефремов же – в лучшем случае миллионы. Но ведь и миллионы – тоже немало!

Допустить ли к нему снисхождение? Или – пусть сидит?

Источник

Читайте также:

Возможен ли в принципе независимый суд?

Жертва державной мовы и Прекрасная Украина Будущего

Барон Мюнхаузен или тест для Алексея Навального

Время публикации: 
среда, Ноября 25, 2020 - 21:15

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера

Loading...