Язык преткновения

Два года исполняется закону «О функционировании украинского языка», призывающего использовать на территории Украины исключительно украинский язык в госучреждениях и сервисах обслуживания. Но, как и следовало ожидать, жители «незалежной» поголовно так и не «забалакали» на «рiдной мове». Более того, пресс-секретарь президента Украины Владимира Зеленского Юлия Мендель заявила, что рассуждения о «насильственном насаждении государственного украинского языка» в русскоговорящих регионах страны идут в полный рост.

По словам Мендель, полюбить украинский язык насильственным путем нереально. Зато пресс-секретарь украинского президента, по сути, обвинила Россию в монополизации русского языка. Так, она сказала, что существует некий «украинский русский» язык, который необходимо «демонополизировать».

Слова Юлии Мендель подхватили другие украинские чиновники, полагающие, что русский язык также принадлежит Украине, как и России. Так, общая тенденция прослеживается еще со слов Арсена Авакова, главы МВД Украины и представителя «русскоязычных украинских националистов». Он считает, что русский язык – «не торговая марка», и поэтому украинцам следует развивать их собственный русский язык. Также он предлагает использовать русский язык в этом ключе как контрпропаганду Кремлю. Кроме этого, Аваков высказался по поводу известных украинских писателей, писавших на русском, и то, что отказываться от их произведений было бы глупо.

Противоположное мнение сложилось у языкового омбудсмена Тараса Креминь. Так, он предполагает, что кодификация русского языка на Украине невозможна, потому что кодификатор – Российская Федерация. Также омбудсмен добавил, что согласно конституции Украины, единственный язык, распространенный на территории страны, это украинский. Тарас Креминь подчеркнул, что распространение русского языка также происходит изнутри, взять хотя бы в пример конкурс Тараса Шевченко в Киеве, где Шевченко назвали российско-украинским поэтом. Еще в качестве примера подходят, по мнению Креминя, офисы Россотрудничества, разбросанные по всей Украине.  

Говоря на русском, слушая на этом языке музыку и смотря соответствующие фильмы на Украине, люди попадают под влияние России – так считает колумнист и инвестиционный банкир Сергей Фурса. Фурса упоминает тот факт, что у РФ больше ресурсов, и, следовательно, она оказывает гораздо большее влияние, чем Украина. Сергей Фурса, как и Юлия Мендель, придерживаются мнения, что монополия на русский язык все же находится в руках Москвы. Колумнист добавляет, что больше всего подвержены риску дети, которые впитывают все, как губка. Поэтому Фурса заявляет, что нужно вместо русского учить английский. Также банкир критикует слова Мендель о том, что пока Украина не заговорила на украинском полностью. Он сравнивает ситуацию с национальным языком как пробежку на марафоне, когда добегаешь до отметки в сто метров и покидаешь марафон.

Избавиться от давления идеологии «русского мира» и русского языка предлагают депутаты Верховной Рады от партии «Слуга народа», путем запрета этой самой идеологии. Так, украинские чиновники Олег Дунда и Александр Алексийчук осуждают использование языка как способ манипуляции и разжигания вражды. Но можно утешиться тем, что не все депутаты «Слуги народа» разделяют такую позицию. Народный депутат Максим Бужанский разубедил прессу в плане того, что запрет идеологии «русского мира» это инициатива всей партии. Скорее всего, это связано с тем, что «Слуга народа» – центристская партия, которая не придерживается радикальных взглядов.

Вопрос о государственном языке был поднят Юлией Мендель, скорее всего, из-за электорального ядра, расположенного на востоке Украины, там, где преимущественно говорят на русском языке. Украинские политики в лице «Слуги народа» рассчитывают на переизбрание в 2024 году, и восток «незалежной» сильно на это повлияет.

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера