Как «старухи-процентщицы» разводят петербуржцев на квартиры

На данный момент почти четыре десятка жителей Петербурга стали жертвами «великих комбинаторов» от бизнеса. Они предлагают людям деньги под смешные, на первый взгляд, проценты, после чего загоняют их в кабалу и на вполне законных основаниях забирают квартиры заемщиков. Увы, но суды в подавляющем большинстве случаев становятся на их сторону.

Непритворные займы

Случай в кафе на Петроградской стороне прогремел на весь город. Посетители буквально вырвали парня с инвалидностью из рук двух бодрых ребят, которые настойчиво предлагали ему взять заем под залог квартиры. После вмешательства молодые люди спешно покинули кафе, а посетители свели парня с юридической службой общественной организации "Ночлежка", сотрудники которой рассказали, к чему могут привести такие займы.

- На самом деле, это относительно новая схема. Раньше людей спаивали, угрозами заставляли переписать имущество. Сейчас их просто загоняют в долги, - говорит юрист "Ночлежки" Роман Ширшов. - Проблема в том, что граждане до последнего не понимают, что они подписывают.

И разобраться действительно непросто. Конторы предлагают займы под 4-5 процентов. Мелкими буквами пишут, что это в месяц. Также за каждый день просрочки предусмотрены штрафы от 0,1 до 1 процента от суммы займа. Таким образом, человек, который взял у такой конторы 500 тысяч рублей, должен ежемесячно платить им 25 тысяч рублей, и это только проценты. При просрочках за год может набежать сумма, превышающая заем в несколько раз.

Анализ судебной практики показывает, что вероятность лишиться квартиры, пусть даже при небольшом займе, под залог недвижимости довольно велика. Например, жительница Калининского района проиграла суд ипотечному брокеру, у которого когда-то занимала 1250 евро. После колебаний курсов валют сумма долга выросла, с процентами и пени она составила уже порядка 550 тысяч рублей.

Суд постановил: деньги вернуть, половину однокомнатной квартиры, которую петербурженка оставила под залог, продать с молотка со стартовой ценой в 360 тысяч рублей. Такую сумму залога в свое время установил сам кредитор. Получается, что петербурженка не только лишается крыши над головой, но еще и остается должна! А брокер за 50 тысяч получает полквартиры, которая явно стоит не меньше миллиона.

С начала года в судах Петербурга было рассмотрено 38 подобных дел. И в 36 случаях суды признали требования кредиторов обоснованными. "РГ" проанализировала все эти дела и обнаружила ряд закономерностей.

Так, лишь в четырех случаях квартира во время займа отдавалась кредитору в собственность. И в двух эпизодах жильцы смогли доказать: они были уверены, что оформляют заем, а на самом деле им дали на подпись договоры купли-продажи.

Но в подавляющем большинстве случаев никакого дарения и не требовалось. Граждане заключали договор займа с последующей ипотекой, они оставались жить в своих квартирах, а через несколько месяцев, в случае просрочки по выплате займов, получали вызов в суд. На заседании представитель кредитора озвучивал требования: взыскать долг, проценты, штрафы и продать квартиру. Лишь в одном деле с начала года такой договор был признан недействительным.

Пенсионерка из Красносельского района смогла доказать, что в момент подписания договора она была невменяема.

- Дело в том, что люди очень редко подают встречные иски или сами инициируют процессы, - говорит адвокат Екатерина Солдатова. Она ведет дело пенсионерки из Кронштадта, у которой из-за займа в 150 тысяч пытаются забрать трехкомнатную квартиру. Пенсионерка выплатила и долг, и штрафы, но кредиторов интересует недвижимость.

Адвокат объясняет: займы под залог недвижимости зачастую берут люди с очень скромным доходом. Для многих вызов в суд оказывается неожиданным, они не успевают подготовиться, у многих нет средств, чтобы нанять адвокатов, и они сами представляют свои интересы в суде. К тому же, должники уже находятся не на самой лучшей позиции, ведь кредиторы выполнили свои обязательства, дали денег по первому требованию, а граждане свою часть договора не исполнили. Многие решения и вовсе выносятся заочно: люди не приходят на заседания судов, лишая себя последнего шанса доказать правоту.

Гладко было на бумаге

На самом деле, если уж сильно прижало, кредит под залог недвижимости можно взять и в банке. Ставка составит 13-15 процента годовых. Но люди берут займы под 40-60 процентов годовых, платят космические неустойки. "РГ" проанализировала этот закрытый рынок и насчитала там порядка 50 крупных игроков. Многие организации сразу работают под двумя и даже тремя брендами. Всего же на петербургском рынке порядка 75 торговых марок.

30 процентов от всех игроков - это МФО и микрокредитные организации, большинство из них присутствуют в реестре ЦБ и состоят в саморегулируемых организациях. Сделки с квартирами и займы типа "до зарплаты" проходят в разных офисах. Как правило, из головной фирмы выделяют два крыла - первое занимается экспресс-займами, второе - залоговыми объектами.

8 процентов компаний не только дают деньги под залог, но и принимают средства под проценты. Называется это "привлечением инвесторов". Обещанная доходность - 20-30 процентов годовых. Вообще-то такая схема не приветствуется Центробанком, и в России было уже много печальных историй, когда непонятные конторы собирали деньги и исчезали, но в данном случае речь идет не о вкладчиках, права которых охраняются законодательством, а об инвесторах. Схема работы следующая: контора берет деньги у граждан, на эти суммы выдает займы, а затем забирает их с процентами, а нередко и с недвижимостью, и получая сверхприбыли.

16 процентов компаний не скрывают, что они предоставляют займы от так называемых частных инвесторов. Здесь фирма является посредником, а договор займа заключается с физлицами. Стоит отметить, что в 28 из 38 дел о займах под залог недвижимости в Петербурге кредиторами являются именно физические лица.

Оценить объемы рынка сложно. Но, например, только "Центр ипотечных займов" с 2014 года выиграл в районных судах 10 дел о взыскании квартир, комнат, участков. Неплохо идут дела и у частных инвесторов. Так, согласно базе "СудАкт", с начала года некий господин Прокофьев выиграл сразу пять гражданских дел и во всех случаях суд принял решение выставить на продажу предмет залога.

Здесь самое интересное - оценка квартир. Иногда стартовая цена, по которой квартиры уходят с молотка, вполне адекватна, но нередко в судебных решениях фигурируют цифры в 600-700 тысяч, в миллион. Это значит, что если на аукционе никто торговаться не будет, то за такие деньги квартиру и продадут.

Чтобы далеко не ходить

Стоит отметить, что рука об руку с конторами, которые занимаются займами под залог недвижимости, идут риелторские агентства. Так, в семи организациях из 50 агентства недвижимости либо входили в состав холдингов, либо по удивительному стечению обстоятельств располагались по тем же адресам и имели те же номера телефонов.

О том, что идет такое сращивание, в профессиональных сообществах знают. Как говорит Александр Гиновкер, вице-президент Ассоциации риелторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, деятельность таких контор сложно назвать благонадежной.

- Агентства, работающие с микрофинансовыми организациями, если они действуют по закону, могут кому-то нравиться или нет, но ставить на их деятельности клеймо некорректно. Это скорее вопрос гуманности, чем закона, - говорит Игорь Громов, директор ООО "АИС-Т", член организации под названием "Ассоциация риэлторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области". Эксперт признается: в возглавляемое им агентство поступали предложения о демпинговой продаже, и компания в таких сделках не участвовала.

- Но это больше вопрос этики, а не нарушения существующего законодательства, - подчеркивает Громов.

Наталья Ермолаева, директор ипотечной брокерской компании, видит корень проблемы в том, что деятельность агентств недвижимости сейчас не лицензируется, и каждый руководитель сам определяет вектор деятельности своей компании.

Раз к риелторам отсутствуют даже минимальные требования, то и появляются при МФО, КПК и даже частных инвесторах некие квазиагентства, которые неизвестны на рынке, но вполне могут продать недвижимость должника.

Кстати, конторы, выдающие займы, также не лицензируются.

- Приобрести статус микрофинансовой организации вправе любое хозяйственное общество. Именно это создало условия для настоящего ростовщичества на рынке финансовых услуг, - считает юрист в области недвижимости Юрий Попов.

Если в сегменте потребительского кредитования ЦБ ограничивает процентные ставки или предельные суммы штрафов и переплат, то с займами по недвижимости этот механизм не работает. Директор юридической компании "BMS Law Firm" Юрий Степанов объясняет это тем, что займы типа "до зарплаты" выдаются в рамках законодательства о потребительском кредитовании, а если деньги берутся под залог недвижимости, то здесь действуют уже законы об ипотеке. Эксперт уверен: проценты по такой ипотеке можно снизить или хотя бы заставить конторы играть по правилам, принятым в сегменте экспресс-займов. Тем более что прецедент есть: 22 мая Верховный суд России уже принимал решение в пользу заемщика в споре с МФО при наличии залога и пояснил, что это является микрофинансовой деятельностью, а не какой-либо иной.

Но тем не менее, практика показывает, что выигрывают в спорах с кредиторами единицы. Большинство же заемщиков, поверив в 4 процента, надолго попадают в кабалу.

Источник: https://rg.ru/2017/10/03/reg-szfo/kak-zajmy-pod-zalog-nedvizhimosti-ostavliaiut-peterburzhcev-bez-kvartir.html

.

Loading...
Loading...