Правда и мифы о проекте «Восток Ойл»

В январе американский инвестиционный банк Goldman Sachs выпустил очередной обзор, в котором рекомендовал покупать акции «Роснефти» и заявил, что расценивает потенциал их роста в 54%. Главным драйвером аналитики банка называют проект «Восток Ойл», стоимость которого до сих пор полностью не отражена в цене бумаг компании. Мы попытались разобраться, почему инвесторы до сих пор сомневаются в перспективах проекта и не спешат вкладываться в него, несмотря на настойчивые приглашения.

По утверждению «Роснефти», «Восток Ойл» обладает уникальным потенциалом, который выводит его на первое место по привлекательности среди нефтегазовых проектов, которые сейчас реализуются в мире. «Извлекаемые подтвержденные запасы» проекта компания оценивает в 6 млрд т нефти. Еще одним преимуществом «Восток Ойл» называют его географическое положение на середине Северного морского пути. Это дает возможность вывозить нефть как на традиционные западные рынки, так и на перспективные восточные.

Эти утверждения повторяются в каждой публикации, посвященной новостям проекта. Однако у коллег-нефтяников они, похоже, не вызывают доверия. Даже индийские компании во главе с ONGC Videsh, которые с 2016 года владеют 49,9% входящего в «Восток Ойл» Ванкоркого кластера, до сих пор «изучают вопрос», хотя предварительные договоренности датируются 2019 годом.

Причинах такой осторожности обнаруживаются в объяснениях ведущих отраслевых экспертов.

6 млрд тонн? А может, 600 млн?

Первое, что вызывает озабоченность – несоответствие уверенности, с которой «Роснефть» говорит о гигантских запасах «Восток Ойл», с его реальной геологической изученностью. На это обращает внимание один из лучших специалистов по геологии Арктики, экс-директор Института геологии и разработки горючих ископаемых Минэнерго и РАН Михаил Григорьев.

«На Пайяхском месторождении 82 млн т разведанных запасов и 1,1 млрд оцененных. Разведанность Пайяхи, таким образом, всего 7%. Новое «гигантское открытие» – Западно-Иркинское месторождение с 511 млн т, из которых аж 9 млн расположены в пределах дренирования скважин и относятся к разведанным. То есть для этого месторождения выходим на разведанность 2%», – говорит Григорьев.

По данным Агентства по недропользованию на начало 2021 года, которые приводит специалист, суммарные запасы всех 42 лицензионных участков, входящих в проект «Восток Ойл», составляют не 6, а 2,4 млрд т. Из них разведанных – всего 600 млн т, об остальных «можно говорить только гипотетически». По состоянию на конец года к 42 участкам прибавилось еще 10, однако в то, что их запасы составляют 3,6 млрд т, трудно поверить.

В связи с этим большие сомнения вызывают планы «Роснефти» уже к 2024 году вывести добычу нефти на проекте на уровень 25 млн т. По словам Михаила Григорьева, «палочка-выручалочка» «Восток Ойл», Ванкорские месторождения, в 2022 году дадут 20 млн т нефти, к 2024 году эта цифра упадет до 18 млн т. Тогда же должна начаться разработка Пайяхи, где в первый год производство запланировано на уровне 1,4 млн т.

Рубль перевоз

Но возникает второй вопрос – будет ли готова инфраструктура для вывоза этой нефти? Разработку Пайяхского или Западно-Иркинского месторождения нельзя начать без готового нефтепровода к порту «Бухта Север». В ноябре 2021 года «Роснефть» заявила о завершении проектных изысканий по проекту и начале строительства этого нефтепровода. Его протяженность составит 770 км, на маршруте планируется построить семь нефтеперекачивающих станций. С учетом того, что работы придется вести в условиях вечной мерзлоты и арктического климата, задача с нуля построить такой объект за два года представляется нетривиальной.

Столь же нетривиальной выглядит и задача транспортировки нефти «Восток Ойл» на рынки. Михаил Григорьев приводит простой расчет. Если поверить планам «Роснефти» поставлять для перевозки по Северному морскому пути 30 млн т нефти в 2024 году, то для ее вывоза потребуется 10 танкеров ледового класса Arc7, которые будут совершать по 273 рейса с грузом и столько же порожняком – то есть 1,5 рейса в сутки. К 2030 году объем добычи на проекте планируется довести объем добычи до 115 млн т в год – это уже 1000 рейсов «туда» и столько же «обратно».

«Заявления о том, что эти суда строятся на верфи «Звезда», не находят подтверждения. Портфель «Звезды» наполнен полностью. Я не вижу, где у них появится свободное окно для строительства танкеров», – констатирует Григорьев.

Кроме того, при транспортировке на восток танкерам потребуется ледокольное сопровождение – без него скорость судна будет слишком низкой. Однако задача ледокольного обеспечения рейсов «Роснефти» в планах Росатома не значится, напоминает специалист.

За ценой не постоим?

Из этого вытекает главный вопрос – обоснованность инвестиций в проект «Восток Ойл». Их размер губернатор Красноярского края Александр Усс в ноябре 2021 года оценил в 10 трлн рублей. Вместо того, чтобы оценивать, достаточно ли будет этой суммы, Михаил Григорьев предлагает задуматься над тремя вещами.

Первая – понять, наконец, какие объемы будут получены на выходе, и кто будет эти объемы покупать. «Мы, к сожалению не понимаем, кому, где и когда будут нужны эти 115 млн тонн. Технически мы, наверное, можем добыть эти миллионы. Куда мы с ними пойдем?», – задается вопросом эксперт.

Вторая – отдача для государства. «У нас есть некий пакет государственных льгот. Но что государство получит после всего этого? Я, когда смотрю на проект «Ямал СПГ», думаю – когда же хозяин недр начнет хоть что-то получать с этого проекта, а не только вкладывать бесконечные деньги. Здесь возникает тот же вопрос», – рассуждает Григорьев.

Наконец, возникает вопрос – что будет с построенной инфраструктурой после завершения жизненного цикла проекта. В рамках «Восток Ойл» заявлено строительство не только нефтедобывающей и нефтетранспортной инфраструктуры, но и двух аэропортов, рабочих поселков и т.д. «Дух захватывает, когда читаешь эту жюльверновщину. А что будет через 20 лет? Что можно будет делать с этим железом в тундре? Это будет опять город-призрак», – иронизирует специалист.

Ответов на эти вопросы пока нет.

Энергоньюс

 

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера